Диана, решившая стать ледокольным капитаном

5 марта 8:57 Море Молодёжь
Диана Киджи
Диана Киджи

Диана Киджи – второй помощник капитана на атомном ледоколе «50 лет Победы», самом большом в мире. Его место работы – Арктика

Сегодня мы говорим с ней о том, легко ли современной девушке соответствовать традиционно мужской профессии, работая в традиционно «мужских» широтах.

– Диана, в моряков и капитанов обычно играют мальчишки. А вы в детстве во что играли?

— В капитана! Сразу чёткая цель была.

– Вы окончили «Макаровку» – теперь это университет морского и речного флота имени адмирала Макарова в Санкт-Петербурге. Учиться в таком специфическом учебном заведении вам было трудно?

— Учёба давалась несложно, проблем не было. Очень хотелось пойти на практику, а первая была только после второго курса на паруснике «Мир». Практика была достаточно долгая – полгода в море. За это время человек понимает, нужно ли ему дальше работать в море или нет. Я полюбила свою профессию, поняла, что она мне нравится и у меня всё получается.

– Качка не оттолкнула от профессии? Или вы ей не подвержены?

— Морская болезнь есть у всех, просто она проявляется по‑разному. Кстати, ледоколы по своим конструктивным особенностям очень сильно подвержены качке на чистой воде. Но мне на ледоколе нормально работается. Зато в период работы во льдах другая специфика – там сильная вибрация.

– Работа в Арктике – это случайность или осознанный выбор?

— Я попала на ледоколы после выпуска из академии – в 2016 году. Совершенно случайно пришла на фестиваль ледоколов в Санкт-Петербурге. И там познакомилась с капитаном дизель-электрического ледокола «Иван Крузенштерн» Александром Ефимовым. Он пригласил к себе на работу, так как у него освободилось место третьего помощника. Так произошло моё трудоустройство на ледоколы. Сначала я была уверена, что поработаю одну навигацию и вернусь на танкеры, где была преддипломная практика.

– Но остались на ледоколе. Почему?

— Эта работа более динамичная, требует постоянно думать и оценивать ситуацию, а не идти по написанному маршруту, грубо говоря. И этим специфика интересна. А уже после работы на дизельных ледоколах приход на атомные ледоколы был логичной ступенькой. «Атомфлот» пригласил меня на работу с повышением, что было очень приятно. Сейчас я второй помощник капитана на атомном ледоколе «50 лет Победы», из ныне действующих он самый большой в мире.

– Как долго длится ваш рейс?

— Традиционно рейс длится четыре месяца, потом ещё четыре – отпуск. Понятно, что сроки могут сдвигаться. Ну, вот за последний год, например, рейс получился «сдвоенным», вместо четырёх месяцев в навигации – почти восемь. Зимой мы работали в Обской губе – обеспечивали вывоз сжиженного газа, добытого на проекте «Ямал СПГ». К концу зимней навигации туда начался завоз материалов для строительства нового завода «Арктика СПГ 2» на восточном берегу Обской губы. Лето провели в круизах. «50 лет Победы» традиционно возит туристов на Северный полюс, мы выполнили пять коммерческих круизов и один юбилейный – специальный к 60‑летию «Атомфлота». Это был так называемый «детский рейс»: дети – победители конкурсов и олимпиад разного возраста, от восьми до 18 лет, отобранные «Атомфлотом», – получили уникальную возможность побывать на Северном полюсе.

– Чем необычен Северный полюс для вас в работе?

— С физической точки зрения интересен тем, что там сходятся все часовые пояса, то есть там формально нет времени. Понятно, что есть судовое, по которому мы работаем. С навигацией там тоже могут быть проблемы. Спутниковый компас при пересечении точки полюса начинает прокручиваться в поисках «северного» и «южного» направления. Гирокомпас в высоких широтах в принципе к работе непригоден, только в режиме гироазимута. И поэтому эта точка не столько чем‑то интересна, сколько специфична и требует от нас более напряжённой работы. Там ты полностью полагаешься на спутниковую навигационную систему и специфическую электронную карту. Не на всех современных электронных картах хоть как‑то отмечены районы выше 82–85 широты, и есть всего лишь несколько производителей программ, где карты покрывают приполюсную область.

– Опишите свой типичный распорядок дня в рейсе.

— Это зависит от того, на какую вахту поставит капитан. Вахты от рейса к рейсу могут меняться. Если это самая лёгкая вахта с 8 до 12 часов, то около 7 утра подъём, в 7.30 завтрак. В 7.50 я на мостике, до 12 часов идёт вахта. После сдачи вахты я обедаю, потом свободное время, которое обычно я посвящаю либо учёбе в аспирантуре, либо отдыху: читаю художественную литературу или смотрю взятые в рейс фильмы, ну или просто сплю. В рейсе довольно быстро начинаешь ценить любой момент времени, который можешь урвать для сна, потому что при вахтовом режиме работы недосып, конечно, хронический. Ещё занимаюсь спортом. На ледоколе есть два спортзала: зал для игр и тренажёрный, больше всего времени я провожу на беговой дорожке. А вечером всё повторяется – в 7.30 ужин, и дальше до полуночи вахта, и потом отбой. Вахта у нас традиционная – четыре часа через восемь. Я в работе сталкивалась с вахтами шесть часов через шесть. Полагаю, что это недопустимо с точки зрения безопасности судна.

– Между рейсами чем наполнена ваша жизнь?

— Когда есть свободное время, занимаюсь активным отдыхом: верховая езда, катание на мото. Но, вообще, сейчас на берегу активно привлекают к участию в различных научных проектах, чем я с большим интересом занимаюсь. В частности, в Санкт-Петербурге есть Крыловский государственный научный центр, он выполняет научно-исследовательские работы для крупных современных арктических проектов, и в части работ, касающихся навигационного моделирования, я принимаю участие. Сотрудничество началось после того, как мы выиграли стажировку в этом центре, победив в конкурсе Арктического молодёжного центра компетенций.

– Какая у вас специализация в аспирантуре?

— Совпадает с моей прямой специальностью – «эксплуатация водного транспорта, судовождение». Тема работы связана с мореходной астрономией и её использованием в электронных картографических системах. Было время, когда от мореходной астрономии все отходили, говорили, что это не нужно, когда есть современные навигационные приборы. А сейчас к ней возвращаются обратно, потому что астрономия – это сегодня единственный альтернативный способ навигации. Её преимущество в том, что она автономна, то есть, находясь в открытом море и не имея никаких ориентиров, кроме светил на небе, вы можете определить место судна. В следующем году осенью будет защита научного доклада по работе в аспирантуре, а потом я надеюсь подать работу в диссертационный совет.

– Определите главный принцип вашей работы?

— Безопасность человеческой жизни на море. Человеческая жизнь всегда дороже и превыше всего.

– Вас как‑то касается стереотип, что у вас «неженская» профессия?

— Могу сказать, что этот стереотип более популярен на берегу, чем в море. А в профессиональной среде, – и не только в море, кстати – сегодня в первую очередь оценивают знания, навыки и личные качества человека.

– Вы планируете всю жизнь работать в море или всё же уйдёте со временем на берег?

— Всерьёз я буду думать об этом, когда дойду до логического завершения карьеры в плавсоставе – должности капитана. После этого на судне в карьерном плане некуда расти (смеётся). Но в мастерстве можно расти, сколько бы лет ты ни проходил в море.

– Какими качествами нужно обладать, чтобы работать в море?

— Один умный человек когда‑то сказал, что ценности во все времена остаются неизменными: порядочность, честность и доброта. Я бы добавила туда ещё силу, потому что в море должен работать сильный человек.

Беседовала Лидия АГАФОНОВА. Фото предоставлено героиней публикации

Из жизни

29 мая

В Архан­гель­ской области выяв­лено 158 слу­ча­ев Covid-19 за сутки

29 мая

Сразу восемь юных худож­ни­ков из Архан­гель­ска стали при­зе­ра­ми все­рос­сийско­го кон­курса к 75-ле­тию Победы

29 мая

Зда­ние школы №62 в Архан­гель­ске укра­сит портрет героя войны Васи­лия Маргелова

29 мая

Победи­те­лем все­рос­сийско­го кон­курса «Учим­ся дома» стала школь­ница из Севе­род­винска

29 мая

На реках области прак­тич­ес­ки повсем­ес­тно – спад уров­ней воды

28 мая

В Архан­гельск из Вла­див­ос­тока по почте дос­тави­ли два мотоцикла

24 мая

Пожар­ные спас­ли семью с двумя деть­ми из тону­щего автомо­биля под Котласом

20 мая

Пова­ров Архан­гель­ской области приг­лаша­ют отпра­виться в гаст­ро­но­ми­чес­кое путе­шес­твие

18 мая

Юрий Бараш­ков: «На улицу в Нор­ман­дии можно выйти толь­ко с путе­вым листом»

17 мая

Мама двоих детей выплачи­вала ипо­теку за квар­тиру, у кото­рой ока­зал­ся дру­гой собст­вен­ник

17 мая

Житель­ница Архан­гель­ска через суд воз­мести­ла рас­ходы, понес­ён­ные на замену окон­ных блоков

16 мая

В мик­рор­айо­нах Кот­ласа под­топ­лены нес­коль­ко десят­ков дач и домов

16 мая

Сот­рудни­ки МЧС дос­тавля­ют воду, про­дук­ты пита­ния и гене­рато­ры на затоп­ленные тер­рито­рии

16 мая

Кусо­чек бума­ги, от кото­рого зависе­ла жизнь

11 мая

Архан­гель­скую область нак­ро­ет дождь

Похожие материалы

26 апреля Из жизни

Уро­вень воды в Хол­мого­рах приб­лижа­ет­ся к отметке девять метров

15 апреля Из жизни

Ледо­колы «Капи­тан Чада­ев» и «Капи­тан Евдоки­мов» очи­ща­ют Север­ную Двину ото льда

19 марта Из жизни

В Севе­род­винске отмеча­ют День моря­ка-под­водни­ка

5 марта Из жизни

Диа­на, решив­шая стать ледо­коль­ным капитаном

17 января Из жизни

В Унской губе и губе Ухта Онежс­ко­го залива запреща­ет­ся ловить навагу

14 января Из жизни

В Архан­гельск при­ве­зут глав­ную икону ВМФ России

2 октября Из жизни

Сот­рудни­ки «Рус­ской Аркти­ки» нашли рог аркти­чес­кого единорога

4 августа Из жизни

Лай­нер «Seven seas navigator» пере­ду­мал заходить в Архан­гельск

31 июля Из жизни

Яхту, потер­яв­шую ход в Белом море, отбукси­ро­ва­ли к прием­ному бую Архан­гель­ска

25 июля Из жизни

Польс­кая яхта «Lady Dana 44» вто­рой раз отпра­вилась на Землю Фран­ца-Иоси­фа

16 июля Из жизни

В Архан­гельск при­был круиз­ный лай­нер «Nautica»

11 июля Из жизни

11 июля в Архан­гельск встре­тят «Аркти­чес­кий Пла­ву­чий уни­вер­си­тет»

11 июля Из жизни

Отор­вавши­еся от земли