Наталья Алексеева: последний марафон

4 декабря 2019 11:00 Из газеты
Наталья Алексеева на эстафете Олимпийского огня
Наталья Алексеева на эстафете Олимпийского огня

В субботу, 30 ноября, Архангельск простился с Натальей Алексеевой – спортсменкой-колясочницей, участницей многочисленных марафонов, она также была факелоносцем эстафет Олимпийских и Параолимпийских игр в Сочи

Её знал весь город – возможно, не её имя и фамилию, а её саму – преодолевающую на коляске различные дистанции, в том числе марафонские. Марафон, а это 42 километра 195 метров, она проходила за четыре часа. Притом на ручной коляске, не приспособленной к бегу. Наталья Ивановна участвовала в Кроссе наций в Москве, в марафонах, которые проходили в других городах. Но Архангельск всегда был у неё на особом месте – она его беззаветно любила и говорила, что выросла на его улицах, и он учил её жить. Это тот случай, когда город заменил семью, вернее, стал семьей. А она стала его своеобразным символом – хрупкая и стойкая… Она ведь была дана зачем‑то городу. Может, для того, чтобы он понял что‑то важное о себе.

В Архангельск Наташа с родителями приехала, когда ей исполнилось десять лет. Её история довольно известная – родители взяли её из детдома летом 1943‑го года. Нянечка сказала её будущей маме: «Возьмите Веру. У нее никогда не было семьи. Не смотрите, что она еле стоит на кривых ножках, что волосы у нее сбились в колтун». Родителям объяснили, что девочку нашли, завёрнутую во что‑то серое, возможно, она выжила после бомбёжки эшелона с эвакуированными.

И её взяли, день рождения записали на 31 декабря 1941 года. Назвали Наташей. А на Новый, 1943 год, ей подарили коньки «Снегурки», и она очень уверенно на них каталась. Эти воспоминания давали ей основания полагать, что в то время ей было уже четыре года или даже больше. Значит, она родилась ещё до войны, и есть версия, что её родители были репрессированы, а сотрудники детдома выдали её за сироту военной поры, чтобы не портить биографию.

В нынешнем году Наталья Ивановна разослала запросы в различные инстанции, чтобы узнать правду о своём рождении и своих корнях. Но где‑то архивы сгорели, какие‑то ответы она не успела получить. Так она и не узнала, кто она, откуда и сколько ей лет на самом деле. А её семьей остался Архангельск, который принял её как неотъемлемую часть себя.

Когда она только приехала вместе с родителями в город, бегала быстрее всех по его улицам, прыгала по сарайкам – весёлая, заводная, озорная. А потом пришла болезнь, оказавшаяся наследственной – она прогрессировала медленно, но неотступно. Наташа ещё успела окончить Ленинградский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени Ильи Репина, кстати, с отличием – по специальности она искусствовед. Успела – потому, что инвалидов в советские времена в вузы не принимали, она поступила, когда ещё могла ходить, болезнь скрывала, а за дипломом её однокурсники уже вынесли на руках.

Какое‑то время она работала в Архангельске в художественной школе, ещё когда передвигалась на костылях. А пересев на коляску, заперлась в четырёх стенах. Как она вспоминала – было очень страшно показаться на коляске на улице.

Жизнь поменялась, когда к ней пришел Сергей Степанович Сорокоумов, председатель клуба любителей бега «Гандвик» – тогда он баллотировался кандидатом в депутаты. И пригласил в день марафона выехать на улицу и просто посмотреть – ведь для города это тоже праздник. Но Наташа посмотрела-посмотрела и сама побежала – так, на домашней коляске, прошла свой первый километр. Её с ликованием встретили и спортсмены, и зрители. Так стены домашней темницы рухнули, клуб «Гандвик» стал вторым домом, спорт буквально помог ей выжить. А Архангельск – ещё более любимым – он снова принял её… И она с таким же задором и озорством выходила на его иногда непроходимые для коляски улицы.

Одно время на её коляске гордо восседал пёс Дружок. Наталья рассказывала, как они спасли друг друга. После очередной операции она лежала дома и думала, что уже не поднимется. Однажды ночью, когда не спалось, услышала, как кто‑то жалобно скулил. Она буквально ползком добралась до двери, открыла её и обнаружила полуживого щеночка. Выхаживая его, она поднялась сама…

На её пути встречались разные люди, но всё же оказалось больше тех, которые стали родными – она любила такое определение. Они были и в клубе «Гандвик», с которым Наталья Ивановна связала всю жизнь, и в музее изобразительных искусств, с которым она сотрудничала, готовила выставки своих работ, и в библиотеках, где она чувствовала себя в своей стихии – ведь она ещё и стихи писала. Были просто друзья, в том числе и среди журналистов, – она постоянно становилась героиней телевизионных репортажей, радиопередач и газетных публикаций, как говорится, давала информационный повод. Членом семьи она считала соседку Елену, а в последнее время она очень привязалась к социальному работнику Светлане, которая и обняла её последней…

Долгое время Наталью Ивановну и её брата-фронтовика Николая Ивановича Алексеева, который тоже уже ушел из жизни, опекал известный архангельский политик Виталий Сергеевич Фортыгин. Наталья звонила ему, когда требовалась помощь, и всегда её получала. В прощальном слове, посвященном Наталье Ивановне, Виталий Сергеевич сказал, что она прожила очень насыщенную жизнь и сумела реализовать себя.

Правда, жизнь у неё получилась в пример многим…

…Три года назад Наташа позвонила и сказала, что нарисовала «очень миленький новогодний этюд» и хочет подарить его читателям газеты перед Новым годом. А это был её любимый праздник – ведь накануне ещё и её день рождения, поэтому ёлку она не разбирала весь год.

Я нашла ту публикацию – она заканчивается вот такими словами: «И пусть моя история не покажется грустной или печальной. У меня было много счастья – меня окружали родные люди, которых я очень любила и которые меня любили. И сейчас папа и мама незримо со мной – они поддерживают меня, а я стараюсь их не подвести. Также я благодарна всем, кто меня поддерживает, и они тоже для меня родные. Хочу всех поздравить с Новым годом! Пусть будут рядом с вами родные люди. И вы всё сможете преодолеть!»

Отправляя в последний путь, Наташу нарядили в её любимый спортивный костюм с олимпийской символикой. Рядом с ней положили её старые игрушки – тигрёнка и зайчишку, которые будто с удивлением таращили глаза. Пусть будут рядом – Наташа до конца своих дней мир воспринимала открыто, по‑детски.

Она завещала себя кремировать, а потом похоронить рядом с родителями, а они покоятся на кладбище на Жаровихе. Это случится сегодня.

Наша Наташа отправилась в свой последний марафон…

Светлана ЛОЙЧЕНКО Фото Юрия Рюмина и Артёма Келарева

Из жизни

24 января

Жил-был фотог­раф один…

22 января

Что измени­лось с вве­дени­ем новой схемы по обраще­нию с ТКО?

22 января

Один в тун­дре. Две неде­ли и со сло­ман­ной ногой

20 января

Отпра­виться в Хель­син­ки, чтобы схо­дить в биб­ли­оте­ку

19 января

Сель­ская учи­тель­ница, став­шая легендой

17 января

Пой­демте с нами! Чем занять­ся в выход­ные в Архан­гель­ске

17 января

В Унской губе и губе Ухта Онежс­ко­го залива запреща­ет­ся ловить навагу

16 января

Хол­динг «Акви­лон Инвест» приг­лаша­ет на «Ипо­теч­ную субботу»

15 января

В «Малых Коре­лах» отрем­он­тиру­ют мель­ницу нача­ла XX века

14 января

В Архан­гельск при­ве­зут глав­ную икону ВМФ России

14 января

В Архан­гель­ской области ожи­да­ет­ся снег и сильный ветер

12 января

В Архан­гель­ской области ожи­да­ет­ся уси­ле­ние ветра

10 января

Пой­дёмте с нами! Чем занять­ся в выход­ные в Архан­гель­ске

9 января

Мыши­ный король и еги­пет­ские пира­миды появи­лись в коло­ни­ях Архан­гель­ской области

9 января

В пер­вую город­скую боль­ницу Архан­гель­ска посту­пил ком­пью­тер­ный томограф

Похожие материалы