Записки охотника. Вальдшнеп, сидящий на воде

25 ноября 2017 14:51 Из газеты
Записки охотника. Вальдшнеп, сидящий на воде
Записки охотника. Вальдшнеп, сидящий на воде

Охотником я стал очень рано, просто не мог им не стать. Дед, которого я знал только по фотографиям и рассказам отца, и сам отец были страстными охотниками

Отец был художником и при этом отменным рассказчиком. В нашем доме часто собирались его друзья, и рассказов про охоту было великое множество. А мы, мальчишки, впитывали их и представляли себя большими, сильными, обязательно с ружьём и собакой. Ружья у отца в комнате висели на стене под великолепными оленьими рогами. Непременными атрибутами также были ягдташ, охотничий нож с ручкой из оленьего рога и медный рог, похожий на пионерский горн, только очень короткий. Иногда мне со старшим братом позволялось потрогать и даже подержать ружья в руках, что доставляло нам огромную радость.

С двенадцати лет я уже самостоятельно охотился на зайцев и водоплавающую дичь, а в шестнадцать – получил охотничий билет и стал полноправным охотником. Достаточно быстро определились и мои охотничьи приоритеты – одной из любимейших стала охота на вальдшнепа на осенних высыпках.

Жили мы в небольшом городе на Волге, поэтому многие охотники хорошо друг друга знали и с удовольствием общались между собой. Центром общественной жизни был охотничий магазин. Особенно многолюдно здесь бывало перед открытием охоты.

В один из таких дней мы с моим другом зашли в магазин, чтобы купить дроби и пороха. Народу было много, места всем посетителям не хватало, поэтому люди большей частью стояли на улице перед открытыми дверями магазина и ждали своей очереди. Перед нами стоял незнакомый нам мужчина лет двадцати пяти, как мы для себя определили – из военных, и долго рассматривал содержимое витрин. Наконец, он решился на покупку – одну пачку патрон с мелкой дробью. Учитывая наше напряжение и нетерпение, мы не могли не съязвить и спросили:

— Не маловато ли десяти штук для открытия?

— Нет, – ответил он, – я мало стреляю.

— А как же на вальдшнепа будешь охотиться? – не унимались мы.

— А я их сидячими на воде бью, – невозмутимо ответил он.

Образовалась короткая пауза, потом разразился дикий хохот. Другие охотники, не слышавшие нашего разговора, стали расспрашивать, над чем смеются. И вскоре смех волнообразно распространился на всю улицу. Парень попытался нам что‑то объяснить, но слушать мы ничего не хотели и предложили ему почитать охотничью литературу, чтобы вальдшнепа от утки отличать. Позже эта короткая история многократно рассказывалась в нашей охотничьей компании, а фраза: «я их сидячими на воде бью» стала синонимом незнания и непонимания охоты.

В середине семидесятых годов я уехал жить и работать на Крайний Север. По профессии я геолог, большую часть жизни провёл в поле, и ружьё стало моим непременным спутником: оно кормило, согревало, спасало.

Прошлой осенью поздним вечером я ехал на машине в охотничий домик под Архангельском, чтобы ранним утром отправиться за глухарями. Осень выдалась дождливая, и езда по просёлочной дороге, где было множество луж, напоминала горнолыжный слалом. Внезапно фары высветили странную утку размером с чирка, сидящую на большой луже. Птица завертелась из стороны в сторону и явно готовилась взлетать с воды. Я остановился, чтобы разглядеть необычную утку, и увидел… вальдшнепа! Вальдшнеп сидел на воде и вёл себя как обычная водоплавающая птица. Некоторое время, понаблюдав за ним, я вышел из машины. Вальдшнеп тут же поднялся и скрылся в темноте.

Мгновенно в памяти всплыли рассказы стариков об охоте на вальдшнепов «на воде», когда в лесу отыскивались лужи со следами посещения их вальдшнепами и там делались засидки, и… история в магазине. Всё ещё не веря в водоплавающего вальдшнепа, я надел сапоги и пошёл мерить глубину лужи, на которой сидел вальдшнеп. Лужа оказалась достаточно глубокой, а в том месте, где сидела птица, глубина составляла 25–30 сантиметров, так что моё предположение, что вальдшнеп просто ходил по луже, не подтвердилось. Он плавал, и очень искусно! Получается, что зря мы много лет назад смеялись над молодым охотником – можно охотиться на вальдшнепа, сидящего на воде!

Владимир ЩУКИН

Из жизни

12 декабря

Ново­год­нюю елку в Архан­гель­ске зажгут 22 декабря

7 декабря

Пой­демте с нами! Чем занять­ся в выход­ные в Архан­гель­ске

7 декабря

Чтобы дети вырос­ли добрыми

7 декабря

В Архан­гель­ске отме­тят День геро­ев Отечества

7 декабря

Крас­нок­ниж­ный «брил­ли­ант» осва­ивает Север

7 декабря

«От Аль­кино­го отца с бла­год­ар­ностью»

7 декабря

Надеж­ный и кра­сивый полот­ен­цесу­шитель: где купить за полцены?

4 декабря

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 5 декабря

4 декабря

Житель­ница Севе­род­винска отмети­ла сотый день рождения

4 декабря

Почему «Куроч­ка Ряба» – сказ­ка для нас­то­ящих мужчин?

4 декабря

«Снеж­ком‑то он в това­рища может кинуть?»

30 ноября

В При­мор­ском райо­не внед­ря­ют раз­раб­от­ку «Скол­ково»

30 ноября

В Каза­ни поли­гон для ТКО эксплу­ати­рует­ся в черте горо­да восемь лет

30 ноября

Пой­демте с нами! Чем занять­ся в выход­ные в Архан­гель­ске

30 ноября

Архан­гель­ский фили­ал Рос­сель­хоз­банка эми­ти­ро­вал более 100 тысяч пла­тёж­ных карт

Похожие материалы

7 декабря Из жизни

Чтобы дети вырос­ли добрыми

7 декабря Из жизни

Крас­нок­ниж­ный «брил­ли­ант» осва­ивает Север

7 декабря Культура

«От Аль­кино­го отца с бла­год­ар­ностью»

4 декабря Из жизни

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 5 декабря

4 декабря Из жизни

Почему «Куроч­ка Ряба» – сказ­ка для нас­то­ящих мужчин?

4 декабря Из жизни

«Снеж­ком‑то он в това­рища может кинуть?»

29 ноября Из жизни

Цветы без повода

29 ноября Из жизни

Инвестпло­щад­ки Поморья при­рос­ли Севе­род­винс­ком

15 ноября Из жизни

«Что ты, Вася, выду­мал? У тебя чудес­ное имя!»

7 ноября Из жизни

В Архан­гель­ске отрем­он­тиро­вали дет­ский сад

6 ноября Из жизни

Татья­на Чер­ниг­ов­ская: «Мозг – не решето, из него ниче­го не вывали­ва­ет­ся»

2 ноября Из жизни

За под­дер­жку семьи и детства

1 ноября Из жизни

Иван Юшма­нов: «Точ­ка невозв­ра­та у каж­дого долж­ни­ка разная»