Дело Евгения Халтурина: почему квартиры для сирот в Северодвинске покупали у избранных риелторов

21 мая 2018 9:05 Из газеты
PressFoto©.
PressFoto©.

Вступил в законную силу приговор бывшему заместителю начальника управления муниципального жилфонда Северодвинска: восемь лет колонии строгого режима.

Он признан виновным в получении шестнадцати взяток на общую сумму 980 тысяч рублей. Риелторы платили чиновнику за то, что именно через них город приобретал квартиры для детей-сирот. Причём реальная стоимость квартир завышалась на 135–200 тысяч рублей и более. В эту сумму входили комиссионные для риелтора, стоимость косметического ремонта и взятка Евгению Халтурину, который был не только заместителем начальника управления, но и возглавлял отдел по работе с нанимателями. Доказано, что он получал от 50 тысяч до 200 тысяч рублей с каждой сделки.

На всё это шли деньги из бюджета, хотя даже ремонт в данном случае не считается законной статьёй расходов: квартиры для сирот изначально должны быть пригодны для проживания. Схема работала с 2012‑го по 2014 год и ни у кого не вызывала подозрений, хотя в процедуре приобретения жилья участвовало несколько сотрудников мэрии, включая самого мэра, которым в то время был Михаил Гмырин.

Установлено, что осуждённому всё это время удавалось вводить коллег в заблуждение. Но информацией о том, что город на протяжении нескольких лет пользуется услугами лишь двух риелторов, в итоге заинтересовались правоохранительные органы.

Евгения Халтурина задержали в январе 2015‑го в московском аэропорту Шереметьево. Сначала он признал вину, но потом заявил, что сделал это под давлением. Однако оба риелтора-взяткодателя рассказали все подробности взаимовыгодной схемы. В связи с деятельным раскаянием их уголовное преследование было прекращено.

А город точно купит

Большинство эпизодов получения взяток связано с директором одного из северодвинских агентств недвижимости Аллой Семенович (имя и фамилия изменены). По её словам, с Евгением Халтуриным, которого она знает больше десяти лет, у них сложились доверительные отношения. В 2012 году замначальника управления мэрии предложил ей «сотрудничество»: он устраивает так, что город покупает квартиры у неё либо у названных ею клиентов, а она за это платит Халтурину вознаграждение.

Риелтор сочла предложение выгодным. Квартиры, особенно на окраинах и не в лучшем состоянии, порой продаются плохо. Сделка может сорваться в самый последний момент. А тут – гарантия, что город точно купит жилплощадь. Причём в обоснованность цены и состояние квартиры благодаря покровительству сотрудника мэрии никто вникать не станет.

И конвейер заработал. Ему не помешало даже то, что за два года законодательство, регулирующее приобретение квартир для сирот, дважды поменялось. В 2012 году они закупались по конкурсу, в 2013‑м торгов не требовалось, а с 2014‑го ввели систему аукционов. Но участников всех процедур по приобретению квартир для сирот в те годы всегда было только двое.

Правда, другие риелторы и сами не выстраивались в очередь на сделки с муниципалитетом. А с другой стороны, откуда же им взяться при личной заинтересованности сотрудника мэрии в отсутствии конкуренции. Как установил суд, обвиняемый использовал ситуацию для получения взяток. Знакомых риелторов он убеждал, что их участие в процедурах необходимо, чтобы не допустить к ним другие агентства.

Семенович прямо говорила продавцам квартир, что на руки они получат одну сумму, а в договоре будет указана другая – больше на пару сотен тысяч. Разницу они должны были передавать риелтору. Из этой суммы директор агентства недвижимости отдавала 50 тысяч рублей Халтурину, платила нанятым ею работникам за ремонт квартир, а остальное брала себе как вознаграждение за свои услуги.

Ремонт – пожалуй, самый тонкий момент в этом деле. Он нужен был во всех квартирах, которые предлагала Семенович, то есть изначально они не отвечали требованиям к жилью для сирот. В большинстве случаев ремонт действительно делали: клеили обои, красили полы, белили потолки. Но по закону к моменту покупки в квартирах всё должно быть хорошо. И по документам так и было. А на деле работы начинались уже после того, как город переводил деньги, хотя ремонт вообще не должен оплачиваться из бюджета. Чтобы сделка состоялась, Халтурин вносил в акт приёма-передачи заведомо ложные сведения о том, что квартиры пригодны для проживания.

А в некоторых случаях сироты отмечали неудовлетворительное состояние полученного жилья. Например, в 2013 году к Семенович обратился северодвинец, который никак не мог найти покупателей на свою однокомнатную квартиру, поскольку она была не в очень хорошем состоянии. Риелтор предложила продать её городу для детей-сирот, на что владелец жилплощади с радостью согласился.

Семенович с Халтуриным осмотрели квартиру и приступили к оформлению сделки. Продавец получил один миллион 735 тысяч рублей, из которых 135 тысяч отдал риелтору «на ремонт».

Однако девушка-сирота, которая получила эту квартиру, свежего ремонта в ней не заметила: обои были старые, линолеум потёртый, трубы текли, так что их сразу пришлось менять. Но она согласилась на это жильё, поскольку очень долго его ждала.

«Это будет не бесплатно»

Другой риелтор – назовём его Михаилом Костиным – тоже был в приятельских отношениях с Евгением Халтуриным. В 2014‑м сотрудник мэрии предложил Костину подыскивать квартиры для приобретения по муниципальному контракту. И тоже поставил условие – платить ему за это.

И вот Костин покупает за полтора миллиона «однушку» на окраине, оформляет её на мать жены и по просьбе Халтурина сам готовит для мэрии справку о средней рыночной стоимости такой квартиры – один миллион 970 тысяч рублей. Заметьте – это на 470 тысяч больше той суммы, за которую риелтор её купил. По рекомендации Халтурина мэрия устанавливает эту завышенную цену для продажи по контракту. Чиновник держит риелтора в курсе всей процедуры, хотя Положение о контрактной службе обязывает не разглашать никаких сведений и не проводить переговоры с участниками закупок до выявления победителя.

В результате город покупает квартиру по завышенной цене, риелтор получает неплохой навар и передаёт из него 40 тысяч рублей чиновнику за труды.

Другой яркий эпизод начался с того, что Костин попросил Халтурина помочь гражданской жене своего сослуживца: суд вынес решение о предоставлении ей жилья, но в очереди она была только 560‑й. Представитель мэрии сказал, что помочь можно, но «это будет не бесплатно».

Вскоре Халтурин предложил выделить супруге риелтора муниципальную квартиру, требующую ремонта. Когда очередница заявила, что ей нужно не жильё, а деньги, чиновник обрисовал такой вариант – квартиру можно приватизировать и продать обратно мэрии для детей-сирот.

Всё прошло как по маслу, и город купил жилплощадь, которая ещё недавно была муниципальной, почти за два миллиона рублей. Костин получил от счастливых супругов 300 тысяч рублей, из которых 200 тысяч отдал Халтурину.

Вина доказана

Мы рассказали лишь о трёх эпизодах дела. Всего их шестнадцать.

Евгений Халтурин и его адвокат обжаловали приговор Северодвинского городского суда. Бывший чиновник настаивал, что риелторы его оговаривают. Что он не являлся должностным лицом и не мог принимать решения, о которых идёт речь в деле. Что сироты, получившие квартиры, ни на что не жаловались и так далее.

Однако областной суд счёл эти доводы необоснованными, а вину Евгения Халтурина – доказанной. Именно он готовил проекты договоров купли-продажи квартир, которые затем подписывал мэр. На основании актов, подписанных Халтуриным, мэрия переводила деньги продавцам жилья. Несмотря на изменения в законах, осуждённый на протяжении всего времени, о котором идёт речь в деле, непосредственно отвечал за вопросы, связанные с предоставлением жилья детям-сиротам.

По решению суда 48‑летний Евгений Халтурин также должен выплатить в бюджет сумму, полученную в результате преступлений, – 980 тысяч рублей. Взыскание обращено на его арестованное имущество.

Марина ЛЕДЯЕВА

Происшествия

6 июня

Так­сист из Архан­гель­ска стал жер­твой мошен­ни­ков из Крас­нод­ар­ско­го края

5 июня

В Архан­гель­ске во дворе дома сбили пен­си­онер­ку

5 июня

Винов­ник вче­раш­ней ава­рии с гру­зо­ви­ка­ми в Архан­гель­ске был пьян

5 июня

«УЛК» задол­жал своим работ­ни­кам 700 тысяч руб­лей заплат

5 июня

В Виног­рад­ов­ском райо­не в ДТП постра­дали два человека

5 июня

В Нян­доме один под­рос­ток по пьяни забил до смер­ти другого

5 июня

В Архан­гель­ске ребё­нок полу­чил трав­му, про­вал­ив­шись в дыру на дет­ской площадке

4 июня

В Архан­гель­ской области зафик­сиро­вано 125 новых слу­ча­ев зараже­ния COVID-19

4 июня

11 вос­пит­ан­ни­ков «Севе­род­винско­го детс­ко­го дома» зарази­лись коро­нави­ру­сом

4 июня

Житель­ница Архан­гель­ской области лиши­лась 205 тысяч руб­лей, дове­рив карту бомжу

4 июня

В Архан­гель­ске на Окружн­ом шоссе про­изош­ло ДТП с гру­зо­ви­ка­ми

4 июня

В Онеж­ском райо­не два моло­дых чело­века попали в боль­ницу после ДТП на мотоцикле

4 июня

В Кот­ласс­ком райо­не задер­жали оче­ред­ных рыба­ков-бра­конье­ров

4 июня

Житель Пле­сец­кого райо­на приз­нан винов­ным в покуше­нии на убийс­тво и грабеже

4 июня

В При­мор­ском райо­не в искусст­вен­ном водо­ёме уто­нул двух­лет­ний мальчик

Похожие материалы

17 апреля Происшествия

Сот­рудни­ки бан­ков никог­да не запраши­ва­ют пер­сональ­ных данных!

13 апреля Происшествия

Когда маче­ха – самая родная

12 апреля Происшествия

Дом для сирот постро­или кое-как

6 апреля Происшествия

Обе­щал заботу и ласку

18 марта Происшествия

На доро­гах Архан­гель­ской области наи­бо­лее уяз­вимы – пешеходы

24 января Происшествия

В Мир­ном элект­ро­мон­тёр погиб из-за удара током

20 января Происшествия

Как не стать жер­твой мошен­ни­ков и что делать, если они вам уже позвони­ли – инст­рук­ция «Прав­ды Севера»

14 ноября Происшествия

Вор-реци­див­ист ушёл недалеко

30 октября Происшествия

«Мы боим­ся, что ремонт затян­ет­ся…»

10 октября Происшествия

На лугу, на лугу пасут­ся… медведи!

18 августа Происшествия

Смер­тель­ный узел

25 июля Происшествия

Попались на «закладк­ах»

4 июля Происшествия

Житель­ницу Онежс­ко­го райо­на, убив­шую мужа, осво­бо­ди­ли из‑под стра­жи в зале суда