«Не поликлиничный ребенок»

1 октября 2014 8:08 Из газеты
В свои три года Вика совсем не умеет улыбаться...
В свои три года Вика совсем не умеет улыбаться...

Эта история похожа на сон. Страшный сон, который никак не закончится...

И Викиной маме, Ларисе Елагиной, действительно порой кажется, что живут они в какой-то параллельной реальности. Потому что слишком много боли... Столько, что невозможно поверить, как все эти мучения способен вытерпеть трехлетний ребенок? 

— Детство? У Вики его еще не было, – с грустью говорит Лариса. – Такого детства, чтобы смеяться, бегать, прыгать, чтобы проснуться утром – и просто улыбаться от счастья. Не было... У нас с рождения – больницы, таблетки, капельницы, клизмы и опять больницы.

Болезнь Гиршпрунга – редкое врожденное заболевание, это аномалия развития толстой кишки. Вика не может есть обычную пищу, потому что съеденное просто не будет усваиваться. Она настолько худенькая, что ручки и ножки больше напоминают карандаши и кажутся совсем прозрачными. Но самое тяжелое проявление болезни в том, что кишечник Вики не работает. Совсем. И поэтому самостоятельно, как все дети, ходить в туалет Вика не может. Животик у нее словно мешочек с камнями – твердый, раздутый.

 – Одни косточки, – шепчет Лариса. – Весит Вика десять килограммов, но все это – за счет живота. Вике тяжело носить свой живот. И она практически не ходит. Все лежит или сидит в кроватке. Игрушки? Почти не обращает на них внимание. Ей как-то совсем не интересно. Когда в палате шумят другие дети, она просто зажмуривает глаза и закрывает ладошками уши. Я кроватку завешиваю, чтобы другие ребятишки не разглядывали ее...

Вика очень устала. Она похожа на крошечную грустную старушку, которая совсем разучилась улыбаться. И только глаза. Печальные, но до чего же красивые. На худеньком личике они кажутся особенно огромными. И лишь настороженный взгляд – совсем не детский.

 – Вика умная девочка, все понимает, – говорит Лариса. – Мы постоянно общаемся, просто сейчас она настолько ослабла, что редко стала говорить. И в основном оживляется, когда в больницу приезжает папа. Она очень любит отца и всегда с нетерпением ждет. Вика – второй ребенок в семье военнослужащих Елагиных. Старшая дочка так просила сестренку, да и Василий с Ларисой очень хотели дочку. Вся беременность проходила замечательно. Анализы, УЗИ – норма.

 – Викуля родилась в декабре. Крупненькая – почти пять килограммов, розовощекая, – рассказывает Лариса. – Господи, я была так счастлива! Казалось, ничего не предвещает беды. Но... Вскоре Вику забрали в реанимацию. Сказали: «Не отошел меконий». Потом из роддома нас перевезли в областную больницу. Объяснили – для установки диагноза. Но про болезнь Гиршпрунга еще никто не говорил. Подозрений таких даже не было. Было просто непонятно, что же с ребенком происходит? Я Вику кормила, а она постоянно срыгивала. В итоге в больнице мы пролежали месяц. Вике периодически делали клизмы, но диагноз... Запор да запор. В чем патология – неясно.

В конце января Елагиных, наконец, выписали домой. Но тихого семейного счастья не получилось. Все опять пошло по кругу – вздутый животик, бессонные ночи, рвота... Педиатр прописывала клизмы и, по словам Ларисы, разводила руками: «Все как-то странно. У вас ребенок не поликлиничный».

 – А что это значит, «не поликлиничный»? – переспрашиваю Ларису.

 – Это значит, что только в больнице Вике можно помочь, – переводит она слова доктора. 

Промучились дома больше месяца. В марте в экстренном порядке Вику вновь госпитализировали в Архангельск. Но консервативное лечение, по словам Ларисы, теперь уже не приносило никакого эффекта. Клизмы не помогали. Живот раздувался на глазах. А Вика? Вика постоянно кричала от боли.

 – И тогда было принято решение вывести стому через живот, – рассказывает Лариса. – Сделали операцию. И теперь из животика у нее торчала кишка. Но мы согласны были на все, лишь бы прекратить мучения. И действительно, со стомой все стало лучше – стул регулярный, живот – мягкий.

В апреле Елагины уже были дома. И потихоньку начали привыкать к новой жизни. Но в июле семимесячная Вика опять попала в больницу.

 – Из пупка вдруг пошел гной, – вспоминает Лариса. – Побежали к северодвинским врачам. К хирургу. Он посмотрел Вику и... дырочку на пупке заклеил пластырем. Сказал: «Езжайте домой, свяжемся с Архангельской больницей и решим, что с вами делать».

Мы вышли с Васей на улицу в полной растерянности, – рассказывает Лариса.

 – Как домой? Решили – поедем в Архангельск. Сели в машину и, к счастью, успели вовремя. Вику прооперировали. Оказалось – свищ. Архангельские хирурги были в шоке от «пластыря».

 – Лариса, а что же хирург, который по сути вас отфутболил?! Ведь, если бы началось заражение крови... – от услышанного я просто в ужасе.

 – Сил бороться тогда просто не было, – она устало машет рукой. Вику спасли – это главное. А хирург? Ему объявили выговор. Но он работает до сих пор...

Елагины начали готовиться к основной операции в Москве. Диагноз уже был поставлен. По словам родителей, они связались с Измайловской клиникой и решили, что поедут именно туда.

 – В Архангельске тоже оперируют, – говорит Лариса, – но мы посчитали, что в Москве больше опыта, раз в Архангельске даже диагноз не сразу поставили... В феврале 2013 года полетели. Операцию сделали бесплатно. В Архангельске нас потом похвалили, что полетели к «самому профессору Поддубному». Так и сказали: «Вы вправе выбирать, где оперировать ребенка».

Операция прошла успешно. Вике на 25 сантиметров укоротили толстую кишку или, как говорит Лариса, «произвели резекцию». За три года она уже настолько привыкла ко всяким медицинским терминам, что давно понимает врачей без перевода.

 – В этом и есть коварство болезни, – рассказывает. – Удалили часть нерабочей кишки, где пища застревала. Вика была бодрая, чувствовала себя хорошо. Но стому с живота пока не убирали. Очередную операцию сделали в ноябре 2013 года. Опять в Москве. Убрали стому и объявили: «Теперь вы, как все дети. Дело за малым – научиться ходить на горшок». Я слушала доктора и плакала от счастья. Неужели этот кошмар закончился? 

Но оказалось – нет. В декабре Елагины вновь попали в Северодвинскую больницу. Опять с «каменным» животом. Оттуда на скорой малышку решили отправить в Архангельск.

 – Ждем скорую, а она задерживается, – вспоминает Лариса. – На пятнадцать минут, на тридцать... Нас пригласили подождать в реанимации. И вдруг Вика вытягивает руки, стекленеет, пена изо рта. Я кричу, а никто не идет... Это так страшно, – Лариса закрывает глаза. Молчит. – Сейчас все вижу, словно в замедленном кино. Как я бегаю по кабинетам, а Вика бьется в судорогах у меня на руках...

И вновь больничные стены. Два месяца таблеток, капельниц, клизм. Когда состояние немного стабилизировалось, живот «спал», Вику опять выписали домой. А в апреле 2014 года ей вновь стало хуже – и опять те же самые процедуры. Как по спирали.

В очередной раз Вика поступила в областную больницу 1 сентября. Отеки, вздутый живот – картина та же. Только, по словам Ларисы, состояние стало намного хуже.

 – Вика ослабла, стала жаловаться на боль в ноге, – рассказывает Лариса, – развилась анемия. Сделали переливание крови. Вроде немного полегчало. Но помимо Гиршпрунга еще одну патологию выявили – недостаточность поджелудочной железы. Катастрофически не хватает белка, и все эти бесконечные клизмы, они просто вымыли из организма весь кальций...

Врачи пытаются помочь, но не могут понять, в чем причина. Наверное, не хватает оборудования, раз не могут исследовать, – и добавляет тихо, – я врачей не виню. Но Вику надо спасать. Хватит уже ее мучить.

Сказала и выдохнула. Лариса и сама очень устала. Натянутая, как пружинка, она уже, наверное, забыла, когда последний раз элементарно могла позволить себе выспаться. Сплошной стресс. И все мысли – только о Вике.

Архангельские врачи обратились в Москву, в РДКБ. Просили срочно госпитализировать Вику по санавиации.

 – Ровно десять дней мы ждали ответ, – говорит Лариса. – Молились, верили. Но нам отказали: «Нет мест». Обратились в другую московскую клинику – в институт имени Пирогова. И тоже пришел ответ: обращайтесь в РДКБ. Круг замкнулся...

Лариса говорит, что именно тогда они с Василием поняли – спасение жизни Вики находится в их руках. Лихорадочно начали искать зарубежную клинику.

Проштудировав кучу сайтов, остановили выбор на Израиле. И хотя стоимость лечения – 100 тысяч долларов звучала, как приговор, был ли у Елагиных выбор? – На рубли – это порядка четырех миллионов, – говорит Лариса. – Вася взял кредит. Плюс родственники, друзья. Нам помогли создать группу в Интернете...

И случилось почти невозможное: с 11 сентября Елагины собрали половину суммы – 50 тысяч долларов.

Но еще 50 тысяч только с помощью близких и родных собрать невозможно. А время между тем уходит...

Это обращение сослуживец Викиного отца Ян Крайнов разместил на днях в социальной сети: 

«...Я обращаюсь ко всем жителям Северодвинска, работникам оборонных предприятий, военнослужащим и гражданскому персоналу Беломорской ВМБ, сотрудникам других силовых структур и просто неравнодушным к чужой беде людям – жителям Северодвинска, в связи с тем, что в семье моего друга, сослуживца, военнослужащего Северодвинского ЗРП, случилась беда – серьезно болен ребенок.

К сожалению, многочисленные операции, проведенные в медицинских центрах Архангельска и Москвы, не привели к улучшению состояния маленькой Вики, и на данный момент требуется срочная безотлагательная операция в Израиле, стоимость полного курса лечения превышает 100 000 долларов, что является просто неподъемной суммой для родителей Вики. На данный момент родственниками взяты кредиты в банках, продана часть имущества...

Часть средств собрана военнослужащими нашего зенитного ракетного полка и, в том числе, жителями Северодвинска. Но, к сожалению, собранных денег пока недостаточно.

...Важна любая помощь, любая сумма. Пусть даже небольшая помощь каждого из нас сможет спасти жизнь нашей маленькой северодвинки, которая только начинает и хочет жить.

Надеюсь на неравнодушие и добрые сердца северян. И уверен, что вместе мы сможем собрать недостающую сумму и подарить жизнь маленькой Виктории.

Все будет хорошо, она еще сможет ходить в садик с остальными ребятами, и мы еще сможем увидеть ее с белыми бантами 1 сентября на школьной линейке...» 

Ольга Власова, учредитель регионального общественного движения «Подари ребенку праздник!»:

 – К нам обратился Красный Крест. Так мы узнали про Вику. И когда внимательно изучили все документы, то поняли, что не можем остаться в стороне. Ребенку надо помогать всеми силами, так как речь идет о спасении жизни. То, что с Викой происходило до этого времени – это просто не укладывается в голове. Ее уже столько раз реанимировали в больнице, приводили, так сказать в норму, но эта норма – она какая-то кратковременная... Радикальной помощи нет до сих пор, хотя диагноз давно поставлен. Если в России Вике помочь не могут, если заболевание у нее такое редкое и не поддающееся лечению в наших клиниках, то просьба родителей – начать сбор средств – она правомерная. Если чудо случится и лечение будет все-таки организовано за счет Минздрава, то все деньги, что удастся собрать с помощью нашего движения, будут перенаправлены на лечение другого ребенка.


 Группа помощи Виктории Елагиной «Вконтакте»: vk.com/club77009692 РЕКВИЗИТЫ для оказания помощи Номера карт Сбербанка 639002049002282234 – Николай Петрович Елагин – дедушка Виктории 639002049002459857 – Валентина Григорьевна Елагина – бабушка Виктории 5469040017875922 – Суховская Наталья Николаевна – тетя Виктории 4276040012924275 – Мошкина Юлия Евгеньевна – крестная Виктории Вчера, когда материал был готов к печати, стало известно, что общая сумма сборов уже составила 74 444 доллара.

Осталось совсем чуть-чуть...


Наталья ПАРАХНЕВИЧ.

Происшествия

23 сентября

Злоу­мыш­ленни­ки сож­гли пиц­це­рию в Соломбале

23 сентября

Как выжить на нео­бита­емом остро­ве. Рас­сказ онежс­ко­го рыбака

22 сентября

Буй­ная посети­тель­ница архан­гель­ского кафе встре­тила утро в полиц­ей­ском участке

22 сентября

Сва­роч­ные рабо­ты рядом с топ­ливным баком при­вели к пожару в При­мор­ском районе

22 сентября

Архан­гель­ский рыбак про­вел три дня на нео­бита­емом остро­ве рядом с погиб­шим товарищем

22 сентября

В Архан­гель­ской области дети стали нару­шать ПДД реже, а стра­дать в ава­ри­ях чаще

22 сентября

В Севе­род­винске столк­ну­лись три лег­ковых автомо­биля

21 сентября

Про­пав­шую в лесу житель­ницу Кот­ласа уда­лось обнару­жить живой и здоровой

21 сентября

Архан­гель­ские спа­са­те­ли всю ночь искали заблуд­ив­шего­ся рыбака

21 сентября

Пен­си­онер­ка сло­мала ребра в архан­гель­ской маршрутке

21 сентября

Глава Кот­ласско­го райо­на подоз­рева­ет­ся в круп­ном мошен­нич­ес­тве

20 сентября

Сот­рудни­ками ФСБ задер­жан дирек­тор Соло­вец­кого мно­гоф­ун­кци­ональ­ного центра

20 сентября

Раз­го­вор по теле­фону при­вел юную кот­лаш­ан­ку в реани­ма­цию

20 сентября

Пен­си­онер из Нян­домы уда­рил ножом в заты­лок свое­го брата

19 сентября

Автомо­биль и газо­вый бал­лон эва­ку­иро­ваны при пожаре в гараж­ном коопер­ати­ве в Котласе

Похожие материалы

18 августа Происшествия

Чаще всего леса под­жига­ли грозы

17 февраля Происшествия

Семья оста­лась без средств

27 января Происшествия

Не стес­няйтесь щупать деньги

22 января Происшествия

290 насе­лен­ных пун­ктов Архан­гель­ской области не защище­ны от пожаров

19 января Происшествия

Сот­рудни­ки нар­кок­он­тро­ля задер­жали архан­гело­гор­од­ку, кото­рая при­вез­ла круп­ную пар­тию нар­коти­ков из Москвы

15 января Происшествия

В 2015 году прес­тупность в Архан­гель­ской области впер­вые за послед­нее время пошла в рост

13 января Происшествия

А со сцены показы­вать можно?

23 декабря Происшествия

Нес­частный слу­чай на строй­ке в Архан­гель­ске: камен­щик упал в вен­тиля­ци­он­ный люк и раз­бил голову

16 декабря Происшествия

В пус­тыне буря, а кара­ван идет...

18 ноября Происшествия

Чего боит­ся офис­ный вор

5 ноября Происшествия

Елена Дмит­ри­ев­на боль­ше не боится

5 ноября Происшествия

Воло­кита и мно­гок­ратные нарушения

20 октября Происшествия

Участ­ко­вый обя­зан выяв­лять и пресекать