От домов до майонеза: в колониях области производят почти всё

26 марта 2018 8:52 Из газеты
Алан Купеев. Фото пресс-службы регионального УФСИН.
Алан Купеев. Фото пресс-службы регионального УФСИН.

В учреждениях регионального УФСИН освоили производство уже 600 видов продукции, и её ассортимент постоянно растёт.

По итогам 2017 года УФСИН России по Архангельской области заняло третье место в стране в рейтинге службы исполнения наказаний. Уточним: в своей подгруппе – до 10 тысяч осуждённых. Бытует мнение, что Архангельская область опережает многие регионы по числу колоний и сидельцев. На самом деле это не так.

— Сегодня в 21 учреждении нашего управления содержится порядка 9600 человек, – поясняет начальник УФСИН России по Архангельской области Алан Купеев. – Для сравнения: в Свердловской области – под 30 тысяч осуждённых, в Пермском крае и Ростовской области – около 20 тысяч. В первую подгруппу – свыше 13 тысяч человек – входят шестнадцать регионов. Но особенность нашей области – большие расстояния между колониями.

Душ как средство от ненависти

– 12 марта отмечался День ­работника уголовно-исполнительной системы. И в пресс-релизах по этому поводу говорилось, что её задача – не только обеспечить исполнение наказания, но и вернуть человека в общество неозлобленным. Что для этого делается? Появляются ли какие‑то новые способы ресоциализации?

— Разумеется, наша система не стоит на месте. Ситуация постоянно анализируется, проводятся эксперименты, реализуются пилотные проекты. Сейчас у нас в пятой колонии проходит эксперимент по сепарации осуждённых: их разделяют на три группы в зависимости от желания исправляться. Первая группа – так называемые профессиональные преступники, которые сознательно выбирают такой путь и не хотят ничего менять.

– Это люди одного типа? Рецидивисты?

— Необязательно. Это очень разные люди – и по возрасту, и по психологическому состоянию. Один нахватался воровской романтики, другой вырос в неблагополучной среде… Они отрицают правила общежития, не соблюдают внутренний распорядок, стремятся выделиться и самоутвердиться. Такие люди помещаются в отдельный сектор, и самые опытные сотрудники проводят с ними активную воспитательную работу.

Во вторую – самую большую – группу входят те, кто встал на путь исправления, работает, не нарушает режим. Таких мы спокойно, без форсирования, готовим к ресоциализации.

И третья категория – это люди, практически готовые к выходу на свободу, претендующие на УДО, а также инвалиды и осуждённые старше 60 лет. Они находятся в облегчённых условиях, встречаются с родными, когда проводятся дни открытых дверей.

– В обществе, куда предстоит вернуться осуждённым, порой задаются вопросом: а зачем им вообще комфортные условия? Это же наказание, жизнь в колонии не должна быть лёгкой.

— Отмечу, что роскошные условия никто создавать не собирается. Речь идёт о нормальных условиях. У человека и в колонии должна быть возможность принять душ, покушать за чистым столом и так далее. Не будет этих элементарных вещей – будет больше поводов ненавидеть тот мир, который лишил всего этого.

– Но когда человек возвращается из колонии, на воле ему порой ещё сложнее найти эти простые вещи.

— Что нужно любому человеку для нормальной жизни? Жильё и работа. В наших учреждениях открыты девять профессиональных училищ, которые ежегодно дают образование 2500 осуждённым по 44 специальностям. При этом мы изучаем рынок труда, чтобы они получили востребованные профессии и смогли найти работу на свободе. Например, оператор ЭВМ, автослесарь, повар и многие другие.

– Работодатели по‑прежнему опасаются брать людей с судимостью?

— Психологические барьеры сложно сломать. Но работодателей можно было бы заинтересовать в приёме бывших осуждённых какими‑то преференциями. С этой целью в некоторых регионах России приняты специальные программы, в которых за трудоустройство бывших осуждённых предусмотрены льготы. Мы тоже могли бы пойти по этому пути.

ФАПы и беседка Грина

– Известно, что в учреждениях УФСИН бурно развивается производство, ­постоянно выпускается что‑то новое. На недавней выставке «Строй-ЭКСПО» в ­Архангельске у стенда службы чего только не было – баня, колодец, столы-скамейки, мангалы… И всё – сделано в колонии.

— Я всегда говорю, что наша служба может существовать автономно, потому что у нас есть практически всё. Ежегодно выпускаем порядка 600 наименований различных изделий. В прошлом году на 781 миллион рублей товаров произвели, освоили 45 новых видов продукции и благодаря этому трудоустроили ещё 400 осуждённых. А труд – это неотъемлемая часть воспитательной работы. Когда у человека мозоли величиной с орех, ему не до преступных мыслей. Он может помогать семье, выплачивать алименты, компенсации по судебным искам.

– Какая продукция пользуется наибольшим спросом?

— Самая разная. Пиломатериалы раскупают ещё до выхода с пилорамы. На продукты питания всегда большой спрос. К примеру, в фойе нашего управления по пятницам идёт торговля выпечкой и мясными изделиями – так за ними очередь выстраивается. Недавно в колониях освоили выпуск майонеза, кетчупа, сливочного масла и маргарина. Причём всё это натуральное, без «химии».

А особенно приятно нам делать дома. Сейчас планируем строить фельдшерско-акушерские пункты в районах области. Такой опыт уже есть: на острове Бревенник в Архангельске работает ФАП, нами построенный.

– А есть ещё примеры такой общественно значимой продукции?

— Для органов местного самоуправления мы работаем по семнадцати программам. Строим детские городки, делаем автобусные остановки, скамейки для парков, тротуарную плитку, урны и другие элементы благоустройства. Недавно заключили договор с администрацией Архангельска – будем делать беседку писателя Александра Грина.

Взаимодействуем с шестью областными министерствами. Причём во всех конкурсах участвуем на общих основаниях, хотя находимся в неравных условиях с обычными производителями. Крупное предприятие может набирать специалистов с высшим образованием и ставить их за станки. А к нам привезут того, кто ничего в руках не держал, кроме рюмки, – и мы должны сделать из него специалиста. При этом налоги платим одинаковые.

Туберкулёз почти победили. Телефоны – пока нет

– Правда, что ситуация с заболеваемостью туберкулёзом в колониях лучше, чем на воле?

— Это действительно так. Смертность от туберкулёза в наших учреждениях давно уже нулевая. Не скажу, что мы его окончательно победили, но показатели у нас лучше, чем у гражданской медицины. Впрочем, мы в этом плане находимся в более выигрышных условиях. На воле больной человек может подолгу не являться к врачу. В колониях – обязательное обследование два раза в год и при необходимости подконтрольное лечение.

Успешно идёт работа и с наркозависимыми. В отделении реабилитации областной больницы УФСИН ими занимается психолог-психиатр Елена Боярская, настоящий энтузиаст своего дела. Её наработки мы решили применить в коряжемской колонии, где сорок процентов контингента отбывает наказание за наркопреступления.

– А удалось ли взять под контроль такую проблему, как телефоны в колониях?

— Изменения к лучшему есть. Если три года назад мы изымали в колониях около пяти тысяч телефонов, то в прошлом году – 1200. И это не потому, что стали хуже работать и меньше находить. Мы сделали акцент на профилактику. Тем, кто занимается доставкой телефонов в колонии, платят пять тысяч рублей за десять штук. И вот они изощряются: выдалбливают бревно и кладут туда телефоны, перебрасывают их с помощью арбалетов и квадрокоптеров, присылают в посылках… Более 120 человек в прошлом году задержали за попытки доставить запрещённые предметы.

Но проблема в том, что за это предусмотрено лишь административное наказание – три тысячи рублей штрафа. Считаю, что за повторные нарушения надо привлекать уже к уголовной ответственности.

К сожалению, «телефонная» проблема пока остаётся. Но работа в этом направлении ведётся даже не ежедневно – ежечасно.

Марина ЛЕДЯЕВА

Происшествия

2 июня

В Крас­ноб­ор­ском райо­не води­тель «Опе­ля» погиб, вре­зав­шись в столб

2 июня

В Архан­гель­ском рес­тора­не «Пара­тов» про­изо­шёл пожар

2 июня

Оне­жа­ни­на задер­жали за выращи­ва­ние мари­ху­аны в гараже

2 июня

В Санкт-Пет­ер­бурге задер­жали архан­гело­гор­од­ца, наме­рен­но задав­ив­шего двух муж­чин в 2015 году

1 июня

В При­мор­ском райо­не в ДТП постра­дала жен­щина и подросток

1 июня

В Пинеж­ском райо­не под­рос­ток постра­дал, упав с мотоцикла

1 июня

На доро­гах Архан­гель­ской области за выход­ные сбили двух детей на вело­сипе­дах

1 июня

В архан­гель­ских апте­ках нашли про­сроч­ен­ные препараты

1 июня

В Крас­ноб­ор­ском райо­не в ДТП погиб мужчина

1 июня

Жите­лей Кот­ласско­го райо­на осу­дят за «закладки» с нар­коти­ками

1 июня

Севе­род­винс­кая про­кура­тура про­вери­ла отравле­ния в дет­ском саду «Морозко»

1 июня

Дина­мич­ная, манёв­рен­ная. И опасная!

1 июня

Житель Пле­сец­кого райо­на полу­чил семь лет за убийс­тво жены

31 мая

Севе­род­винцы с коро­нави­ру­сом поеха­ли на дачи

30 мая

Врач ско­рой помощи из Севе­род­винска стал жер­твой мошен­ни­ков

Похожие материалы

18 марта Происшествия

На доро­гах Архан­гель­ской области наи­бо­лее уяз­вимы – пешеходы

24 января Происшествия

В Мир­ном элект­ро­мон­тёр погиб из-за удара током

20 января Происшествия

Как не стать жер­твой мошен­ни­ков и что делать, если они вам уже позвони­ли – инст­рук­ция «Прав­ды Севера»

14 ноября Происшествия

Вор-реци­див­ист ушёл недалеко

30 октября Происшествия

«Мы боим­ся, что ремонт затян­ет­ся…»

10 октября Происшествия

На лугу, на лугу пасут­ся… медведи!

18 августа Происшествия

Смер­тель­ный узел

25 июля Происшествия

Попались на «закладк­ах»

4 июля Происшествия

Житель­ницу Онежс­ко­го райо­на, убив­шую мужа, осво­бо­ди­ли из‑под стра­жи в зале суда

21 июня Происшествия

«У нас на Суль­фате есть девоч­ка. И она уби­ва­ет собак»

21 июня Происшествия

К сносу неза­кон­ной часов­ни на Чум­бар­ов­ке прив­ле­кут полиц­ей­ских

17 июня Происшествия

В Архан­гель­ской области рас­тёт коли­чес­тво прес­тупле­ний, совер­шённых в вир­туаль­ном про­стран­стве

7 июня Происшествия

А взяли на вся­кий случай…