Жительницу Онежского района, убившую мужа, освободили из‑под стражи в зале суда

4 июля 2019 14:20 Закон Из газеты
Фото Павла Бирюкова
Фото Павла Бирюкова

Маме двоих малолетних детей грозило пожизненное заключение

С неполным средним образованием, без жилья, двумя малолетними детьми – восьми и шести лет на руках, – не имевшая стабильного заработка и профессии, уроженка Онежского района, зарегистрированная в соседнем регионе, жила с супругом, который злоупотреблял алкоголем, работал эпизодически и регулярно её избивал.

Устав от насилия, она уходила от мужа, проживала у подруг и знакомых. Детей несколько раз вынужденно оставляла в интернатных и лечебных учреждениях, указывая, что у неё нет собственного жилья и средств на их содержание.

В день трагедии, восьмого апреля 2018 года, она заснула под утро, а затем проснулась оттого, что пьяный муж привёл в комнату младшего сына. Затем, угрожая ей, начал выкручивать ногу. По словам женщины, обороняясь, она нанесла мужу удар стеклянной банкой, попавшейся под руку, а затем, когда он потянулся к ней, рыча, – ножом.

Телесные повреждения на теле – гематомы на голени и бедре задержанной – соответствовали её показаниям. Также травмы на её теле свидетельствовали, что накануне она уже была избита.

Брат убитого показал в суде, что когда тот выпивал, то «становился неадекватным, но старался держать себя в руках, детей он не бил, по крайней мере, я этого не видел».

Подсудимая показала, что с отцом первого ребёнка она рассталась, познакомилась с будущим мужем, когда тот работал на стройке. О том, что ранее у него уже была алкогольная зависимость и он прошёл процедуру «кодирования», узнала позже. Как и о том, что мужчина жил у родственников, после того как родная мать, устав от пьяных выходок, выселила сына.

Отчаявшись найти помощь, молодая мама пыталась вместе с детьми остаться у своей матери, проживающей в соседнем регионе, но та пускать дочь и внуков отказалась. После задержания дочери она стала опекуном внуков.

Как показала подсудимая, ранее у неё было жильё в Онеге, но она продала его по просьбе матери, испытывавшей финансовые затруднения.

По словам социального работника, муж подсудимой постоянно проявлял насилие – физическое и психологическое, родственники подтвердили, что он мог пить по два-три дня, работал грузчиком, но нерегулярно. Мужчина, по словам соцработника, пояснял, что понимает: причина попыток жены уйти – в его поведении. Также было очевидно, что старшего ребёнка, пасынка, мужчина регулярно подвергает насилию.

Однажды мальчик весь день провёл в обществе представителя соцслужб, она гуляла с ним, занималась, и ребёнок вечером попросил не возвращать его домой к отчиму.

Именно социальному работнику, которого знала с детства, подсудимая позвонила утром после совершения убийства, просила позаботиться о детях, сообщив, что убила мужа. Перед этим она вызвала «скорую» и полицию.

Участковый пояснил в суде, что о подсудимой ничего плохого сказать не может, а её супруга трезвым он видел лишь однажды. Сотрудник полиции отметил, что мужчина жаловался – ему не дают забирать детей из садика, а работники детсада сообщали, что тот приходит пьяный. На мужчину жаловались и соседи, сообщившие, что из квартиры регулярно доносились крики и брань, как правило, кричал именно отец семейства. Участковый пытался вразумить любителя спиртного «когда его состояние позволяло поддерживать диалог». Он отметил, что супруга страдающего алкоголизмом была «забита», не распространялась о проблемах.

Некоторое время женщина жила в социальном центре, но муж постоянно звонил и уговорил её вернуться.

Как показала подруга подсудимой, проживавшая у них больше месяца, отец семейства часто выпивал, регулярно избивая жену и пасынка. Подсудимая была вынуждена выходить на работу, поскольку её супруг злоупотреблял спиртным и не работал. Чтобы дети не находились наедине с ним, их старались оставлять у знакомых.

Мужчина проходил службу в армии, имел рост 180 сантиметров, нормального телосложения. Его супруга – невысокого роста, хрупкая, внешне скорее походит на старшеклассницу, нежели на мать двух малолетних ребят.

Дело было направлено в Архангельский областной суд, поскольку действия подсудимой квалифицировались как особо тяжкое преступление – убийство с отягчающими обстоятельствами, такая квалификация предусматривает наказание вплоть до пожизненного лишения свободы.

Гособвинитель в прениях смягчил обвинение, просил назначить наказание в виде восьми лет лишения свободы, квалифицировав действия подсудимой как убийство без отягчающих обстоятельств.

Однако Архангельский областной суд пришёл к выводу, что имело место преступление небольшой тяжести – убийство, совершённое при превышении пределов необходимой обороны (часть 1 статьи 108 Уголовного кодекса Российской Федерации). Удар, нанесённый стеклянной банкой, согласно приговору, не образует уголовно наказуемое деяние, нанесён в рамках самообороны. Последующие удары ножом являются действиями, выходящими за пределы необходимой обороны.

По делу были заявлены гражданские иски. Братья убитого просили взыскать с подсудимой по два миллиона рублей в счёт компенсации морального вреда, его отец – три миллиона.

С учётом того, что поводом для совершения преступления стали аморальное поведение и противоправные действия убитого, а также с учётом имущественного положения подсудимой в счёт компенсации морального вреда суд взыскал по 100 тысяч – в пользу братьев, 150 тысяч – в пользу отца.

Областной суд назначил наказание в виде одного года трёх месяцев ограничения свободы.

Осуждённая освобождена из‑под стражи в зале суда, в счёт назначенного наказания зачтено время, проведённое под стражей на стадии предварительного и судебного следствия.

Приговор не вступил в законную силу.

Ксения СОЛОВЬЕВА

Происшествия

3 марта

Житель­ница Шен­курско­го райо­на пыта­лась убить сына

3 марта

Води­тель гру­зо­вик сбил пья­ного пеше­хода в Хол­мог­ор­ском районе

3 марта

В Архан­гель­ске сго­рела котель­ная цеха по ковке металла

3 марта

По факту паде­ния глыбы льда под ноги школь­нице в Севе­род­винске воз­буди­ли уго­лов­ное дело

3 марта

Бра­коньер из Нарьян-Мара пой­мал рыбы на 2 мил­ли­она рублей

3 марта

В Нян­доме неиз­вестные расстре­ляли из ружья новые све­тильни­ки

3 марта

Води­тель при­го­во­рен к 10 годам за пья­ное ДТП, в кото­ром погиб­ла семья из Архан­гель­ской области

2 марта

Гос­мор­реч­надз­ор наз­вал при­чины кру­ше­ния трау­лера «Онега»

2 марта

В Архан­гель­ской области за сутки выяв­лено 117 новых слу­ча­ев зараже­ния COVID-19

2 марта

В Севе­род­винске по вине пья­ного води­теля постра­дала жен­щина и ребёнок

2 марта

Севе­род­винца подоз­рева­ют в покуше­нии на дачу взят­ки долж­но­ст­ному лицу

2 марта

Архан­гело­гор­од­ка лиши­лась более 70 тысяч руб­лей, пове­рив теле­фон­ным мошен­ни­кам

2 марта

Боль­шег­руз-рекор­дс­мен, про­ехав­ший по доро­гам Поморья в фев­рале, нанёс более мил­ли­она руб­лей ущерба

2 марта

Росг­ва­рдия задер­жала муж­чину, пытав­шего­ся украсть цвет­ной металл с тер­рито­рии САФУ

2 марта

В Архан­гель­ской области пья­ная жен­щина облила свою мать бен­зи­ном и подож­гла её

Похожие материалы

28 февраля Закон

Иван Юшма­нов: «Если чело­век оста­лся без средств – это ошиб­ка прис­та­вов»

28 февраля Закон

Род­ные погиб­шего жите­ля Архан­гель­ска два года ждали реше­ния суда

20 февраля Закон

Мак­сим Хоху­лин: «Рас­крыть заказ­ной под­жог – как рас­крыть заказ­ное убийство»

20 декабря Закон

«Закон и мы»: регист­ра­ция в дру­гом горо­де, а бес­платный про­езд – в Архан­гель­ске

19 декабря Закон

В Архан­гель­ской области сына осу­дили за попыт­ку убийс­тва матери

12 декабря Закон

Дела давно минув­ших дней: выстре­лы у озера

5 декабря Закон

Вален­тине Сыро­вой при­дёт­ся унич­тожить дип­лом по реше­нию суда

23 ноября Закон

«Опа­салась и люби­ла»: Две исто­рии муж­ской ревности, кото­рые при­вели к похище­нию и убийству

14 ноября Закон

Исто­рия о самом народ­ном судье Вель­ского района

7 ноября Закон

Семье из Архан­гель­ска потер­яв­шей ребён­ка приш­лось доби­вать­ся спра­вед­лив­ос­ти в суде

25 октября Закон

Ответст­вен­ность собст­вен­ни­ков жилья: опыт областно­го суда

18 октября Закон

Пен­си­оне­ру из Кот­ласско­го райо­на, обвин­ён­ному в неза­кон­ной выруб­ке леса, отмени­ли приговор

17 октября Закон

Лече­ние зуба затяну­лось для архан­гело­гор­од­ки на четы­ре месяца