Колонка редактора

О воспитанных собаках

22 июля 2015 10:18 Из газеты

В автобусе тишина. Пассажиры поникли. А все пространство заполнили переговоры водителей, усиленные репродукторами в салоне. Мат на весь автобус стоял до такой степени густой, что можно было не держаться за поручни. Все молчали, опустив глаза.

И правда – утро, неохота заводиться, портить настроение на весь день. Да и то – неужели не потерпим? Столько всего терпим, а какой-то мат выведет нас из равновесия?

На первом сиденье – мама с двумя детьми. Чтобы отвлечь их внимание, мама громко, практически для всего автобуса, рассказывает сказку. Но мат сильнее. Он уже шлейфом несется за нашим транспортным средством. Которое дребезжит и подпрыгивает. А еще дурно пахнет.

Тоже решаю отвлечься. В конце концов, японцы умеют «улетать» далеко от места событий, если им там неуютно. А собаки? Хорошо воспитанная собака никогда и виду не покажет, что ей что-то не нравится, – хотя ой как хочется эту наглую кошку на дерево загнать, если уж не потрепать.

Все же у меня нервы оказались самые слабые. Говорю кондуктору: «Попросите, пожалуйста, водителя убавить звук, а лучше, чтобы он не шел в репродукторы салона». Она посмотрела на меня с укором. С таким немым бабским укором! И отвернулась. В ее взгляде читалось: «Вы тут зашли и вышли. А как же я целыми днями езжу?» Милая такая женщина с усталыми глазами. И мне стало неловко. Автобус тоже молчал укоризненно. Как говорится, не нравится – можно пешком.

Можно. Чаще всего и хожу пешком, а тут решила ускорить процесс. Но пешком и правда лучше. Вышла на следующей остановке. (Автобус был 42-го маршрута, номер 778.) Но это не имеет значения, потому что такое могло произойти на любом маршруте. И происходит.

А вчера тоже ускоряла путь. В салоне было тихо, спокойно, даже музыка не орала – так тихо что-то водителю напевала Пугачева. А я в задней части салона насчитала пять канистр с жидкостью. Одна – явно горючее – такого характерного слегка коричневатого цвета. Запах подтверждал догадки. Еще четыре, есть предположение, что тоже с горючим. Слишком они зашарпанные для воды. Это, видимо, чтобы наверняка, если что... Я бы сказала, что это был автобус четвертого маршрута, 383 номер, но и это не важно. Ведь ведра с грязными тряпками, что полбеды – почти во всех салонах. И канистры с чем-то – горючим или не очень – тоже встречаются.

К чему я это пишу? А ни к чему. Думаете, у меня есть претензии к кому-либо? Их нет. Многочисленные комиссии из уважаемых и компетентных людей, которые созданы при всех уровнях и ветвях власти, сумели-таки нас убедить, что сделать с транспортом у нас ничего нельзя. Верю – годами заседают, если было бы можно, что, не сделали бы?

Недавно один компетентный в этом деле товарищ рассказывал, как пытались навести порядок на междугородних маршрутах. И как один добросовестный предприниматель выполнил все требования – повысил комфорт и снизил цену. «А потом ему шины прокалывали, семье угрожали, – подытожил этот знающий и ответственный человек. – Полиция же возле него не будет постоянно дежурить. Ушел он с маршрута с убытками. А его место заняли конкуренты».

Не могу упрекнуть и тех представителей власти, которые время от времени обещают проехать пассажирским автобусом утром откуда-нибудь с окраины. (Хотя летом оно еще и ничего.) Но лучше не рисковать. Тем более, что все равно сделать ничего нельзя. Да и зачем что-то делать? Мы же потерпим, правда?

Да, о воспитанных собаках. Как-то в последнее время я их хорошо понимаю. То есть, что они чувствуют. А еще мне кажется, что они долго не живут...

Светлана ЛОЙЧЕНКО

Ещё колонки