Колонка редактора

Кто молодец?

17 февраля 2016 3:47 Из газеты

Появился рейтинг 50 наиболее влиятельных политиков Архангельской области за январь 2016 года. Его подготовило агентство политических и экономических коммуникаций.

Рейтинг – дело субъективное, хотя и коллективное. И к таким исследованиям относиться стоит философски. Но поразмышлять на эту тему, наверное, стоит.

Собственно говоря, для того рейтинги и делаются – чтобы мы, аналитики, а мы все аналитики, потом по ним, как говорит один мой знакомый, «ползали», сравнивали, удивлялись и спорили.

Открываю список 50 влиятельных политиков области – и удивляюсь. Это же надо: столько влиятельных политиков у нас, оказывается! Кто же эти люди? Чиновники и депутаты, которые от рейтинга к рейтингу меняются местами.

И начинают затем аналитики гадать, а почему это Алексей Алсуфьев переместился на третью строчку рейтинга? Это же так важно! Хотите об этом поговорить? Его уже называют премьер-министром, а он допускает такое падение.

Ну и так далее. Наверное, им самим интересны эти игры в политические бирюльки.

Но при всей условности такого рейтинга удивило отсутствие в нем митрополита Даниила. Он, конечно, не политик, но на общественную жизнь, которая неотделима от политической, влияние имеет весьма существенное. Как и вообще Церковь. Это показала встреча Патриарха Кирилла с Папой Римским. Она стала самым обсуждаемым событием в политической жизни тоже.

Также непонятно отсутствие в этом рейтинге председателя областной избирательной комиссии Андрея Контиевского. Как это? Накануне таких важных выборов? И начальник регионального управления ФСБ Наиб Нагуманов тоже не попал в список самых влиятельных особ. Хотя, кажется, что должен бы быть там по определению.

Или мы что-то пропустили? Еще одно любопытное замечание в рейтинге – претензии губернатора Игоря Орлова об «отсутствии помощи» областной исполнительной власти со стороны федеральных депутатов повысили показатели депутатов Госдумы Ольги Епифановой и Елены Вторыгиной по сравнению с результатами 2015 года. Поистине – нам не дано предугадать, как наше слово отзовется.

Вообще, проводить рейтинг среди чиновников это все равно, что проводить опрос – кто имеет самое большое влияние в школе? Конечно, директор. Затем завуч или кто-то еще из учителей, оказывающих влияние на директора. Но вряд ли это будет ученик 5 «А» класса. Впрочем, неприятностей он может доставить много, в том числе и директору.

А это хорошая мысль – сделать рейтинг влияния на тех, кто влияет. Есть такая древняя политическая мудрость: «Решение будет принято в пользу того, кто добежит первым до того, кто это решение принимает». Такой опрос. Кто быстрее бегает? Кто чаще всех бегает? Это же интересно в контексте того, под каким влиянием принимаются решения, которые затем сильно влияют на нашу жизнь.

Правда, большой жизненный опыт показывает, что есть руководители, которые решения принимают только под влиянием. Такие политические подкаблучники. А есть еще агрессивные подкаблучники, вроде того: «Я сказал – к маме, значит, к маме!» Или подкаблучники-рецидивисты. Перебежчики из-под одного каблука под другой.

Такие исследования тоже ведь можно проводить. А что мешает? Вот аналитикам будет раздолье.

Еще у меня вопрос. В последнее время появляются федеральные исследования в разных областях нашей жизни. И наша область обычно где-то снизу.

Люди с сильным влиянием, они как на эту ситуацию влияют? Кто тут виноват? Кто молодец, мы теперь знаем.

Светлана ЛОЙЧЕНКО

Ещё колонки