Откуда и сколько леса поступит на ЦБК в Коряжме в 2019 году

20 июня 10:19 Леспром Из газеты
Откуда и сколько леса поступит на ЦБК в Коряжме в 2019 году
Откуда и сколько леса поступит на ЦБК в Коряжме в 2019 году

Об этом уже сегодня знают в Лесном филиале Группы «Илим»

Конец весны и начало лета в Архангельской области больше похожи на осень. Небо – свинцом и бесконечный дождь. С директором Лесного филиала в Коряжме Дмитрием Пахомовым мы беседуем о том, как в этих условиях исключить аритмию в работе комбината из‑за нехватки сырья.

– Дмитрий Александрович, у вас в последнее время в сводках производственной деятельности стоял ноль. С вывозкой понятно – дороги были закрыты. А почему заготовка встала?

— Весной в период обильного таяния снега грунты перенасыщены влагой, их несущая способность очень слаба. Поэтому весной закрывают дороги, в том числе и общего пользования. Вся техника встаёт на сезонное обслуживание.

Заготовка тоже останавливается – грунт настолько переувлажнён, что трактор на ровном месте тонет. Даже на борах образуется большая колейность. Это характерно практически для всего Северо-Запада.

– А как же комбинат? Он ведь не останавливается.

— Мы создаём запас древесины, который рассчитан на разрыв дорожной доставки и на риски, связанные с погодными условиями. 45 дней – это общая средняя цифра, а так – зима пришла или не пришла, или лето вовремя не наступило – всякое бывает. Погода каждый год преподносит сюрпризы. Всегда есть колебания от 10 дней до полумесяца. А иногда и до месяца. В 2016 году в середине ноября уже всё замёрзло, 17 ноября все лесовозы уехали в лес. Ноябрь – декабрь отработали лучше некуда, на комбинат завезли пять миллионов кубов (это на 250 тысяч выше нормативного запаса на 1 января). А в 2017‑м зима пришла в январе, с опозданием на 40 суток.

– Как удаётся выходить из этих непредсказуемых ситуаций? Это ведь не в магазин сбегать, если вдруг в холодильнике чего‑то случайно не хватит.

— Мы применяем очень эффективные практики промскладов. Понимая, что зимой нужно вывезти максимум леса, сокращаем плечо доставки. Основная задача – доставить лес с верхних складов к дорогам общего пользования, к своим дорогам, чтобы летом его спокойно привезти на комбинат.

Если говорить о прошлой зиме, то, несмотря на поздний приход, её продолжительность была нормальная, мы практически до 20 апреля занимались вывозкой с верхних складов. Мы вычистили абсолютно все делянки. Кроме того, заготовили на 150 тысяч кубометров больше, чем планировали.

– Какова у вас глубина планирования? Ведь изо дня в день комбинат требует сырья. И при всех сложностях заготовки и вывозки вы обеспечиваете эти потребности.

— На сегодняшний день в Лесном филиале распланирован уже 2019 год. Мы знаем, где будем рубить. Выдали техническое задание на подготовку лесосек. Все дороги к этому лесофонду либо уже построены, либо в процессе строительства. По собственной заготовке горизонт планирования – больше года.

– Когда в последний раз была проблема с запасом на складах?

— В ноябре – декабре 2017‑го. Но, получив эту проблему 1 ноября – 1 декабря, мы вновь на 15 апреля вышли на нормативный остаток.

– Собственной заготовкой вы обеспечиваете треть своих потребностей. Но в общем оркестре и сторонние поставщики должны столь же чётко сработать, как и свои.

— На сегодняшний день обеспечение собственным лесом достигло 40%. Более половины стороннего леса – это длинные контракты, которые оговорены на 2–3‑летнюю перспективу. В это же число входят контракты с нашими надёжными партнёрами, где мы взаимодействуем с обоюдной выгодой. У нас в регионе много лесопильных, фанерных заводов, которые нуждаются в сырье. Большая часть из них занимается собственной заготовкой. Мы им поставляем пиловочник – они нам весь баланс и щепу. Мы выдерживаем свои обязательства, они – свои.

– Точно знаю, что в 90‑х никто не считал, пиловочник это или баланс. В рубительные машины шло всё подряд. Приходилось ли на вашей памяти пускать в рубительные машины деловой лес, чтобы не останавливать процесс?

— В моей практике такого не было. Я в компании с 2005 года. В Коряжме – с 2008‑го. Пиловочник в котёл мы не подавали.

– Помню, как загибались леспромхозы. Чтобы сформировать межсезонный запас, они были вынуждены брать кредиты на запчасти, на ГСМ. Исчезла ли эта проблема сейчас? Ведь когда вы ставите технику на прикол, вынуждены вставать и предприниматели, и те ваши партнёры, которые в больших и малых объёмах заготавливают древесину, которая идёт на комбинат.

— Для собственных подразделений Группы «Илим» эта проблема не актуальна. Финансовые возможности позволяют нам работать стабильно и зимой, и осенью. Если говорить о наших основных партнёрах, которые занимаются лесопилением, они, как и мы, формируют промсклады.

– То есть у них есть что продавать?

— У них есть что пилить и есть что продавать. На сегодняшний день мы со многими компаниями договариваемся, чтобы они формировали промсклады, чтобы у них хватало транспорта, оборотных средств вытащить лес из делянок. Часть леса привезти на комбинат, часть – на промсклады. И мы оплачиваем эти промсклады, фактически покупая лес до того, как он прибудет на комбинат.

– Получается, сама жизнь отрегулировала ситуацию, когда вы за счёт взаимных уступок поддерживаете, в том числе, и малый, и средний бизнес, который работает в лесу.

— Надёжных поставщиков леса у комбината с каждым годом становится больше. В том числе, и среди малого бизнеса, который развивается, и наши отношения перерастают в длинные истории. В 2018‑м мы уже со многими компаниями довольно прочно закрепили именно такие отношения. Сегодня мы обсуждаем планы на зимний сезон следующего года. То есть наши партнёры уже получили деньги для поддержания, для проведения каких‑то работ.

– Можно продать комбинату древесину, которую украли или приобрели незаконно?

— На сегодняшний день это практически невозможно. Мы работаем по принципу: любая компания, которая является непосредственным лесозаготовителем, имеет возможность заключить с нами контракт. Но мы не работаем с компаниями, которые не имеют основных средств и лесосырьевых баз.

Все наши действия абсолютно точно соответствуют законодательству. Внедрение единого государственного учёта лесопродукции, качество и прозрачность лесозаготовки – непреложные принципы, которыми мы руководствуемся.

В компании на сегодняшний день действует целая система мер. Она подразумевает непосредственную работу с каждым поставщиком как раз на предмет полного соответствия его пакета документов, его нормативной, уставной и прочей документации российскому законодательству.

– Полтора последних десятилетия «Илим» очень серьёзно вкладывался в лесозаготовку. Вы уже приостановили инвестиции, всё уже хорошо?

— Прогресс и инвестиции приостановить нельзя. Компания должна развиваться. У нас растут объёмы заготовки, мы периодически меняем технологии, обновляем технику и стараемся быть эффективными на всех этапах – на заготовке, перевозке, внутрихозяйственной, общехозяйственной деятельности. Каждый передел является для нас поводом для изучений, мы выявляем проблемы и потери, которые там есть. На устранение потерь компания всегда готова выделять деньги. Инвестиционный план по Лесному филиалу на 2018 год составляет один миллиард рублей.

– У вас сегодня очень жёсткий норматив использования техники.

— На сегодняшний день норматив такой: 25 тысяч часов – наработка на лесозаготовительную технику (около пяти лет), и 750 тысяч километров пробега – на сортиментовоз (шесть–семь лет).

– Для дорогой импортной техники, где стабилен техуход, это не столь существенный срок. Куда уходит то, что списывается, снимается с эксплуатации?

— Группа «Илим» – это та компания, которая очень интенсивно использует технику. Все наши транспортные единицы работают 24 часа в сутки и практически 360 дней в году. И когда техника вырабатывает определённый ресурс, она вполне может использоваться в более щадящем режиме.

– Это ведь тоже возможность малому бизнесу не с топором в лес ходить?

— Существует практика продаж техники с аукциона. К нему допускаются все финансово устойчивые участники, имеющие прозрачную налогооблагаемую базу. Приходят, смотрят, платят деньги, забирают.

Сегодня мы рассматриваем возможность передачи такой техники лесозаготовителям либо тем компаниям, которые имеют с нами контракты, в счёт поставки лесопродукции. Мы прекрасно понимаем, что техника нужна перед началом заготовительного сезона (октябрь – ноябрь). Когда есть выкупленные делянки, подготовленный лесофонд или подготовленный к вывозке лес. И в то же время для любого лесозаготовителя или лесоперевозчика это самый «голодный» сезон. Поэтому такая передача техники – большое подспорье для наших партнёров.

– Есть два типа политики: мы крутые, мы диктуем свои правила. Или – договариваемся, независимо от того, крупный или мелкий игрок на региональном пространстве. Что вы проповедуете?

— Если говорить о лесообеспечении комбината в Коряжме, то мы больше половины сырья закупаем у сторонних поставщиков, в силу этого не можем декларировать односторонние принципы.

– То есть это рынок продавца, а не покупателя?

— Продавца ли это рынок или покупателя – диктует погода, ситуация, которая складывается в данный момент. Она может меняться от месяца к месяцу. Но это неправильно с точки зрения выстраивания длительных отношений. Мы должны работать как партнёры, независимо от того, какой сегодня рынок. Каждое предприятие хочет иметь стабильность. Предприятия, которые ориентированы на выгоду одного дня, долго не существуют.

– Много осталось на рынке таких предприятий-однодневок?

— Есть. На короткой дистанции они что‑то выигрывают, но на длинной теряют больше.

– Раньше использовалось выражение «добыча леса», потом почему‑то стала «лесо­заготовка». С точки зрения доступности лесосеки – для вас это добыча или заготовка?

— На мой взгляд, ближе нам слово «заготовка», потому что это процесс плановый.

– Но легче добывать лес не стало.

— Технологии не стоят на месте. То, что было десять лет назад, и сегодня – абсолютно разные ситуации. Техника, которая сегодня работает в лесу, – уникальная, сложная. Там и пневматика, и гидравлика, и электроника. По своей начинке её уже можно сравнить чуть ли не с космическим кораблём. Соответственно, у техники и возможности больше. Один харвестер в Группе «Илим» заготавливает порядка 90 тысяч кубометров в год (это маленький леспромхоз). Плюс к этому дорожная техника. Если раньше были бульдозеры с коэффициентом надёжности 0,6 (60 процентов работает, 40 процентов стоит на ремонте), на сегодняшний день коэффициент надёжности – 0,95. Имеем возможность проложить дорогу, а когда надобность в ней отпадёт, снять и увезти на другое место.

– Получается, оператора харвестера можно приравнивать к пилоту по сложности управления.

— Это как посмотреть. Водитель на вывозке леса лет 20 назад – это суперпрофессионал, потому что дорожных условий не было.

– Все ездили с надписью: «Танки грязи не боятся»…

— Не было экскаваторов на подготовке работ, не было грейдеров, не было подсыпок. Лопата на машине, мешки с песком, вёдра, топоры. Потому что всё на своём горбу или на верёвке, вариантов‑то не было. Сейчас ни один лесовоз не ездит на верёвке. Все самостоятельно доезжают до места погрузки, самостоятельно и уезжают обратно.

– Кстати, вы много ездите по миру, наши операторы форвардеров, харвестеров уступают по квалификации европейским?

— Если оценивать квалификацию с точки зрения навыков управления трактором, знаний механики, мы, наверное, уже многим нос утрём. Но если говорить о наличии знаний о лесе…

– А чего не хватает нам?

— Быть технологами и лесниками. На сегодняшний день любой лесоинженер нацелен на воспроизводство лесов. Когда наши операторы будут знать, как растёт лес, они будут рубить его так, чтобы лесовосстановление шло как можно быстрее.

– За счёт пилотного проекта интенсивного лесопользования вы прославились на всю Россию. Идея‑то суперская – с одной делянки урожай трижды собирать. Это не ради красного словца? Вы будете это применять и расширять?

— Прореживание лесов – это же идея от природы. Она основана на принципе выживания и естественного отбора. Сначала растёт три тысячи деревьев. В период созревания остаётся всего лишь 700–800. Любое дерево до периода зрелости растёт в борьбе за выживание. Прореживанием мы помогаем более сильным, ускоряем естественный процесс. Мы считаем, что все леса, где мы занимаемся хозяйственным освоением, должны подлежать такому уходу. Это нормальная практика. То, что мы вчера пробовали экспериментально, сегодня для нас нормальный технологический процесс – проведение коммерческих рубок ухода.

– Вам приходится мыслить полувековыми масштабами. Прореживаете участки, которые будут спелыми, возможно, уже не на вашем веку…

— Мы делаем простые и абсолютно понятные вещи. Если бы мы не провели прореживание, лес бы нам ни сейчас выгоды не принёс, ни через 50 лет.

– Известно, что Коряжма будет двигаться в сторону дальнейшего увеличения переделов древесины. Сегодня у вас всё хорошо согласовано по породному составу, по количеству, в сырье, судя по всему, больших проблем вы не испытываете. А если ЦБК станет развиваться, и ему потребуется дополнительное сырьё? Игроки на рынке лесопереработки между тем всё активнее. Как быть в этой ситуации?

— В ближайшие пять-семь лет комбинат прирастёт на 120 тысяч тонн готовой продукции. Это говорит о том, что потребуется дополнительно до миллиона кубов леса. Об этом уже заявлено, этот путь нам понятен. На сегодняшний день компания формулирует новый приоритетный инвестиционный проект в области освоения лесов.

В моём понимании, если уж кому‑то и давать леса в хозяйственное ведение, то в первую очередь – Группе «Илим». Я не знаю проблем с лесом, в которых бы нас можно было обвинить. С точки зрения арендных платежей – нет компании стабильней. С точки зрения восстановления лесов, объёмов создания лесных культур, лесохозяйственных работ, проведения рубок ухода – мы на первом месте, мы внедряем новые технологии. За долгое время работы комбината к нам не было никаких претензий о невыполнении обязательств по содержанию той лесосырьевой базы, которая у нас есть. У нас один из самых высоких показателей использования расчётной лесосеки. Осваиваем до 90% того, что в аренде. Мы одни из первых, если не первые, кто получил сертификат Лесного попечительского совета. Мы одни из первых, кто договорился с «зелёными» в определении ценности лесов и моратории на заготовку. И мы та компания, которая этот мораторий очень жёстко соблюдает.

– Вести заготовку в крае, где люди очень зависимы от леса, – это ведь тоже дело непростое?

— С 2001 года на базе комбината работает постоянно действующее совещание по социально-экономическому развитию юга Архангельской области. Это  переговорная площадка, где интересы населения представляют руководители региона, муниципалитетов, депутаты всех уровней власти. И я не помню случая, чтобы мы не учли интересов какой‑то территории. На мой взгляд, это самая конструктивная площадка, которая давно доказала свою эффективность.

Беседовала Надежда СУХОПАРОВА

Экономика

18 июля

С 1 августа 2018 года зараб­от­ная плата на АЦБК повыша­ет­ся на 5 процентов

18 июля

В регио­наль­ном под­раз­деле­нии Банка Рос­сии сме­нит­ся управля­ющий

17 июля

За полгода в Архан­гель­ской области и НАО соб­рано 87 мил­ли­ар­дов руб­лей налогов

16 июля

Архан­гель­ская область вошла в пятёр­ку регио­нов-лиде­ров по росту про­мыш­ленно­го про­из­водства

12 июля

На Новой Земле нача­лись инжен­ер­ные изыс­ка­ния по про­ек­ту стро­итель­ства портово­го комплекса

10 июля

В Архан­гель­ской области под­вели итоги регио­наль­ного этапа кон­курса «100 луч­ших това­ров России»

10 июля

Объем прив­леч­ен­ных средств Архан­гель­ского фили­ала Рос­сель­хоз­банка сос­та­вил 14 млрд рублей

9 июля

В Архан­гель­ской области появит­ся еще одна феде­раль­ная трасса

6 июля

Архан­гель­ские рыба­ки получи­ли рыб­ные квоты на 15 лет

5 июля

Уче­ные пла­ниру­ют вывес­ти жиз­нест­ой­кий вид гор­буши Рус­ско­го Севера

5 июля

Архан­гель­ские трау­леры при­вез­ли рыбу ко Дню рыбака

4 июля

До конца августа из Архан­гель­ска в Пет­роза­водск и обратно будут летать Л-410

4 июля

Ком­па­нию «Газ­пром газо­расп­ре­де­ле­ние Архан­гельск» возг­ла­вил новый гене­раль­ный директор

3 июля

Тан­кер «Вар­зуга» про­ве­рят на про­чность в Заполярье

2 июля

17 новых автобу­сов вышли на линии до Вась­ково и Катунино

Похожие материалы

18 июля Экономика

В регио­наль­ном под­раз­деле­нии Банка Рос­сии сме­нит­ся управля­ющий

27 июня Экономика

В Нян­доме мес­тный предп­ри­ни­ма­тель открыл новый кон­дит­ер­ский цех

20 июня Экономика

Откуда и сколь­ко леса посту­пит на ЦБК в Коряж­ме в 2019 году

20 июня Экономика

«Газ­пром» уве­ли­чил поставки газа на внут­рен­ний рынок

13 июня Экономика

Про­ек­ты КРАО: дос­тупно и опе­рат­ив­но

13 июня Экономика

Предп­ри­ни­ма­те­лям Поморья рас­ска­жут о под­дер­жке бизнеса

9 июня Экономика

Хочешь быть успе­шным – будь!

5 июня Экономика

Что надо знать болель­щи­кам о бан­ковс­кой карте?

1 июня Экономика

Биз­несу Поморья меша­ют три блока барьеров

31 мая Экономика

КРАО в Санкт-Пет­ер­бурге заяви­ла о своих наме­рени­ях

31 мая Экономика

Как в Санкт-Пет­ер­бурге соз­дава­ли эко­но­ми­ку доверия

29 мая Экономика

От 3 до 250 мил­ли­онов руб­лей – мало­му и сред­нему бизнесу

22 мая Экономика

Андрей Заика: «Мы не выжива­ем, а раз­вива­ем­ся»