Артисты ансамбля «Дивованье»:
«Мы живём в дивном доме русской песни»

20 января 18:07 Из газеты
Фото предоставлено
Владиславом Смеловым
Фото предоставлено Владиславом Смеловым

Артисты городского ансамбля народной песни и танца считают, что такой дом должен появиться в Архангельске

Просто – загляденье…

«Дивованье» – ансамбль, который, казалось бы, взялся из ниоткуда. В городе и области немало известных и знаменитых коллективов, исполняющих народные песни многие годы. А этого ансамбля до 2012 года вообще не было. Даже после того, как он появился при Архангельском молодёжном культурном центре «Луч», какое‑то время он не имел названия. Потом обрёл имя – «Дивованье», что значит «загляденье». Потом у ансамбля появился образ, стиль – ансамбль поёт песни различных регионов России. Если говорить высоким стилем, у него миссия – воссоединение и сохранение русского мира с помощью русской песни.

Вскоре ансамбль стал народным, получил награды, престижные премии и – главное – своего зрителя. А прошлый, 2020-й год отработал уже в качестве профессионального коллектива. И отработал весьма успешно, несмотря на ограничения, связанные с пандемией.

Создал «Дивованье» Владислав Смелов, исполнитель русской народной песни, у которого очень хорошее профессиональное образование. Он окончил музыкальное училище имени Мусоргского, а потом и Российскую академию музыки имени Гнесиных.

11 ноября 2015 года в нашей газете Владислав Сергеевич рассказывал, как создавался новый коллектив. Публикация называлась: «Я учу пению рабочую молодёжь». Это тоже было ново. Народную песню обычно исполняют или дети, или люди почтенного возраста. А Смелов объявил в ансамбль набор молодёжи до тридцати лет.

Удивительно, но на прослушивание, а потом репетиции и индивидуальные занятия, чтобы научиться петь русскую народную песню, в «Луч» поехала молодёжь со всего города, включая окраины – Бревенник, Левый берег, а также из Новодвинска.

Мне хотелось поговорить с этими людьми – что ими двигало? Возможно, таилось желание петь, но оставалось нераскрытым и нереализованным?

Для тех, кто с 2012 года прошёл путь в этом коллективе, жизнь вообще изменилась кардинально – ведь четверо участников уже стали профессиональными артистками. Ожидается, что появятся новые ставки в этом коллективе. Ведь создание профессионального коллектива – процесс непростой и длительный.

«Как я раньше без этого жила?!»

И вот я встретилась с участницами основного состава – Анной Мелько, Викторией Копытовой, Еленой Брюховой и Натальей Тригуб и попросила их рассказать свою историю, которая изменила их жизнь в прямом смысле слова.

Анна МелькоАнна Мелько:

— Ещё в садике я была на первых ролях – пела на всех утренниках, в школе была солисткой на всех праздниках. Но, конечно, не думала, что могу песней заниматься профессионально. После школы получила высшее образование, по профессии – бухгалтер. На момент, когда узнала о прослушивании в «Луче», жила на Левом берегу, а работала на Окружной дороге, в торговле. И у меня здесь были хорошие перспективы профессионального роста.

А объявление о наборе в ансамбль, который будет петь народные песни, увидела случайно. Но в нём также было ограничение – на прослушивание приглашали только тех, кому не исполнилось тридцати, а мне исполнился 31 год. И всё же я поехала.

Владислав Сергеевич меня прослушал и сказал, что я принята! А потом он стал раскрывать меня, мои возможности. На репетиции я ездила четыре раза в неделю – это надо было ехать после работы с Окружной, а потом, после репетиций, на Левый берег. А ещё были индивидуальные занятия два раза в неделю в обеденный перерыв. Он у нас всего час, поэтому я договаривалась, чтобы мне его продлили ещё на час, а потом задерживалась на работе.

Конечно, я приезжала домой поздно, но чувствовала себя такой счастливой! Мне помогало и то, что меня очень поддержала семья – муж и дочка. Они понимали, что мне это необходимо, видели, как я изменилась. А я думала: «Как я раньше без этого жила?!»

Теперь я стала профессиональной артисткой, учусь в Архангельском педагогическом колледже на музыкальном отделении, как и мои коллеги, ведь нам необходимы профессиональные знания. И это моя жизнь, настоящая, к которой я так долго шла.

Виктория КопытоваВиктория Копытова:

— Стать артисткой мечтала с детства. Но пока моя мечта сбылась, я пробовала разные профессии. Сначала работала портной, когда ещё жила в Смоленской области, затем вышла замуж и переехала в Новодвинск, пошла работать электромонтёром на АЦБК. При этом участвовала в художественной самодеятельности, вела праздники, меня там заметили, предложили поработать в детском Доме культуры, также я играла в Новодвинском народном театре.

В одной из творческих поездок познакомилась с Владиславом Смеловым, это случилось в Лешуконье, и он рассказал, что создаёт ансамбль. Прошла прослушивание, стала ездить на репетиции из Новодвинска, а потом мы с семьёй переехали в Архангельск – купили здесь квартиру. К тому же я стала работать заместителем директора центра «Луч». А теперь я профессиональная артистка – мечта, которая во мне всегда жила, осуществилась. Но появилась совсем другая ответственность. И перед коллективом, и перед слушателями, и перед самой собой. Каждый день мы репетируем по четыре часа – это очень тяжёлая работа. Но это наша любимая работа…

Елена БрюховаЕлена Брюхова:

— В детстве я занималась всем! Энергия била через край. Мой папа военный, до этого он служил в Минске, где я родилась, потом мы переехали в Коряжму, а затем жили в Архангельске на Варавино. Там, в детском саду «Подснежник», я играла на аккордеоне – меня воспитательница научила. Она же отобрала из группы шесть человек и повела поступать в музыкальную школу на Русанова. Мы очень волновались – ведь нас прослушивала целая комиссия. А потом эта комиссия вынесла приговор – ни у кого из нас нет слуха! Мы поверили… Значит, заниматься музыкой и пением не было никакого смысла.

Я стала рисовать, заниматься спортом, пошла в танцевальный ансамбль «Улыбка», потом в «Сиверко». Что касается пения – то пела лишь в школьном хоре.

Училась очень хорошо, после окончания школы решила поступать в Рижский институт гражданской авиации. Но в это время по школам стали ходить представители Рыбинского института приборостроения и отбирать, что называется, самые «сливки» – нам предложили поступить в это учебное заведение. Там открывалось специальное отделение для подготовки специалистов, которые затем будут работать в Архангельске – здесь создавалось уникальное высокотехнологичное производство (в народе оно известно как электроламповый завод. – Прим. автора). Нам обещали работу и жильё в Архангельске после окончания учёбы. И каждому – цветной телевизор!

И вот в 1987 году я увидела в Рыбинске производство, на котором работали одни роботы! И я училась на отделении, которое готовило специалистов по конструированию роботов. Ими как раз должны были оснастить производство в Архангельске. Кстати, мы работали на компьютерах с цветными мониторами, которых ещё нигде не было. Но в 1990 году нам сообщили, что строительство завода в Архангельске прекращено. Началась перестройка…

Сначала я работала на заводе приборостроения в Рыбинске – проектировала детали для двигателей самолётов, а это сверхточная работа. Работала успешно, но потом вышла замуж, родила ребёнка, а вскоре по семейным обстоятельствам вернулась в Архангельск. Здесь уже все производства закрывались, работы по специальности, а я инженер-механик, просто не было. Сначала я устроилась работать товароведом, а потом в службу, связанную с коммунальным хозяйством.

Но всё это время подспудно знала, что хочу петь. Поэтому ходила на концерты народной песни. Однажды Алла Сумарокова на своём концерте представила молодого коллегу Владислава Смелова. Я была ошеломлена его пением и сразу влюбилась в него как в артиста.

А вскоре увидела объявление о прослушивании в «Луче», отправилась туда. Удивилась, узнав, что прослушивание будет проводить тот самый артист, который мне так нравится. Запела тоненьким голосом, как мы это делали в детском хоре. А Владислав Сергеевич меня потом поставил в нижний ряд, сказав, что у такого основательного человека и звучание голоса должно быть основательным.

И не было никаких преград, чтобы ездить на репетиции! С 2012 года я пропустила только одну, когда у меня был бронхит. Сейчас могу сказать, что я вернулась к себе, это большое счастье…

Наталья Тригуб:

Наталья Тригуб– Песня сопровождала меня всю жизнь – моя мама уже долгое время поёт в Оксинском хоре (НАО). Но я всегда знала, что я не пою.

У нас было заведено петь на всех домашних посиделках. В одну из таких встреч за столом, когда все затянули песню, мама почему‑то сказала: «Наташа, не пой».

Для меня это прозвучало как сигнал, что пою я неправильно и мне лучше послушать, как поют другие. Хотя я уверена, что мама вкладывала в эту просьбу совсем иной смысл. В любом случае, петь я перестала. Совсем.

Училась я на педагога-психолога, работала в школе-саду и каждый год играла роль Снегурочки. Правда, до тех пор, пока однажды музработнику не пришла мысль, что Снегурочке нужно спеть. Я долго упиралась, говорила им, что я не пою, что мне «медведь на ухо наступил», но пришлось сдаться, и я спела. Больше я Снегурочку не играла… Зато получила пожизненную роль Бабы-яги.

Позже мы с семьёй переехали в Архангельск, работу по специальности не нашла, пришлось искать альтернативу – я освоила профессию менеджера по продажам. Во время поездок в машине с коллегой-подружкой мы часто пели под «минуса». А однажды ей пришла мысль, что неплохо было бы поучиться пению. Увидев объявление, что в «Луче» проходят уроки по вокалу, я пришла с этой новостью к подруге. Она к этому времени уже перехотела учиться, а мой рабочий график не совпадал с графиком репетиций. Но в один из вечеров у меня на работе получилось «окно», которое позволило мне попасть на занятие к Владиславу Сергеевичу.

Ему я объявила, что не пою, а он попросил попробовать. Я спела «Маленькой ёлочке», на что он назвал меня непонятным «вторым альтом». Так я попала в ансамбль. Когда сказала об этом маме, она подумала, что я буду танцевать – я танцевала до этого и даже окончила балетную школу. Мама не поверила, что я могу петь! А когда она пришла к нам на репетицию, то была ошеломлена уровнем нашего исполнения, обняла меня и спросила: «Наташа, ты поёшь!?»

Донбасс, далее – Эстония…

Как говорит руководитель Владислав Смелов, уровень коллектива определяется также тем, на каких площадках он может выступать. «Дивованье» два раза в год поёт на самой престижной площадке города – на сцене Камерного зала Поморской филармонии, то есть в кирхе. И, конечно, много ездит, в том числе по области.

Сегодня – о двух поездках. Сначала о гастролях в ЛНР и ДНР в 2016 году, когда там шли боевые действия. Владислав Смелов так рассказывает о том, почему их туда пригласили:

— Однажды я увидел звонок с неизвестного номера. Сначала даже не стал отвечать. Но он повторялся настойчиво, и я ответил. Мне сказали, что со мной хочет переговорить министр культуры Луганской народной республики. Оксана Сергеевна Кокоткина, так звали министра, сообщила, что она родом из Холмогорского района, где проживает её мама. Так вот, мама очень любит наш коллектив! Я ответил, что, конечно, мне это приятно, подумал, что, возможно, надо ещё съездить в Холмогоры, где мы уже бывали. Но Оксана Сергеевна сказала, что она приглашает нас приехать к ним, чтобы поднять дух тем, кто борется за сохранение русского мира.

Я просто замер от неожиданности… Конечно, поехать туда было непросто, и поездка готовилась долго. В Донбасс мы отправились почти в полном составе. За семь дней дали восемь концертов в переполненных залах. Нас не отпускали со сцены, ждали возле раздевалок, брали автографы. А мы видели разрушенные дома, воронки после падения бомб. И в этих условиях людям особенно нужна была песня – русская песня. Тем более что мы в Донбасс приехали в День народного единства…

Коллектив до сих пор вспоминает эту поездку как особенную – о ней, волнуясь, мне рассказывали и мои собеседницы. Но с Донбассом, понятно – там есть запрос на русскую культуру. Но я знаю, что «Дивованье» уже не один раз бывало на гастролях в Эстонии. Прибалтика – ведь другое дело, там вряд ли на концерт ансамбля русской песни можно собрать большие залы. Во всяком случае, так кажется.

Владислав Сергеевич со мной не согласился:

— Это заблуждение – в Прибалтике сейчас огромный спрос на русскую песню. Там настоящая ностальгия по ней. У нас сложились деловые и дружеские отношения с Эстонией, мы туда ездили не один раз и выступали в переполненных залах, когда зрителям приставляли стулья, также они стояли в проходах. Коллеги, которые выступают в других Прибалтийских республиках, наблюдают такую же картину… Русская песня очень востребована.

Русской песне – свой дом, а лучше – театр

Если вернуться к прозе жизни, то разговаривали мы в крошечном кабинете без окон, где сейчас и проходят репетиции. В зале петь можно только в шубах. Владислав Смелов шутит, что это полезно для здоровья, хоть и неудобно. Но есть идея – в районе Майской Горки построить Дом русский песни, а лучше, чтобы это был театр, открытый для всех и привлекательный для молодёжи.

— Если поедете в Польшу, сможете увидеть, как там молодёжь с гордостью танцует краковяк. Мы тоже должны заботиться о своей идентичности. Возможно, и наши ребята пошли бы в пляс, если бы зазвучала гармонь. Но часто ли она звучит? – обосновывает свою позицию Владислав Сергеевич.

Спрашиваю – насколько реалистично воплощение в жизнь идеи о строительстве такого театра? Он отвечает:

— Этот район развивается, застраивается, но кроме торговых центров ничего нет. Наш культурный центр «Луч» – здание старое и неприспособленное – здесь когда‑то был кинотеатр. Поэтому речь о строительстве нового культурного центра идёт давно. Например, на прошлых выборах в Государственную Думу к нам приезжала одна из кандидатов и заявляла, что решение о строительстве нового культурного центра в районе Майской Горки принято. Мы восприняли это как её предвыборное обещание. Она стала депутатом, но ничего не произошло. Я тогда узнавал в администрации города, как обстоят дела с этим строительством. Мне сказали, что уже и земля выделена. А позже оказалось, что она была отдана под другое строительство.

Так вот, власть понимает, что культурный центр здесь строить надо, – продолжает Владислав Смелов. – Но каким будет этот центр? Чем наполнен? Но у нас всё же есть надежда, что он может появиться. Ведь президент России Владимир Путин поддержал идею о проведении Года народного искусства и нематериального культурного наследия народов Российской Федерации в 2022 году. Значит, у нас есть год, чтобы подготовиться к этому событию. А строительство театра народной песни в Архангельске, на Русском Севере, было бы достойным ответом на предложение президента. Значит, и на государственном уровне возлагают надежды на народное искусство, которое скрепляет народы.

Артистки, которые слушали наш разговор, сказали, что они уже живут в дивном доме русской песни. И верят, что он материализуется в Архангельске. В этом прекрасном доме будет играть гармошка. А главное – здесь петь будут все!

Светлана ЛОЙЧЕНКО

Культура

5 марта

Учрежде­ния куль­туры Поморья под­гото­вили празд­ни­чную про­грамму к 8 марта

5 марта

Доб­ролю­бов­ка рас­ска­жет шесть исто­рий Фёдо­ра Абрамова

5 марта

«Малые Коре­лы» приг­лаша­ют архан­гело­гор­од­цев встре­тить пер­вые весен­ние выход­ные в музее

4 марта

Школь­ники Архан­гель­ской области побор­ют­ся за зва­ние луч­шего чтеца

4 марта

Север­ный мор­ской музей и «Рус­ская Аркти­ка» приг­лаша­ют на выставку

3 марта

В Архан­гель­ске откры­лся музей Сте­пана Писа­хова – худож­ника, иссле­до­ва­те­ля, ска­зоч­ника

2 марта

Музей Писа­хова в Архан­гель­ске откро­ет­ся вто­рого марта

1 марта

Малые Коре­лы приг­лаша­ют на «Мас­лени­цу на Псков­ском про­спекте»

1 марта

В Гос­тиных дво­рах показа­ли «Хруп­кую Арктику»

1 марта

Артистки Север­ного хора стали участ­ни­цами «Поля чудес»

28 февраля

В Архан­гель­ске показа­ли спек­такль Нины Тума­но­вой, посвящ­ён­ный Фаине Раневской

28 февраля

Исто­рия Север­ного хора: «Есть ска­зоч­ный край на Руси»

27 февраля

Юных худож­ни­ков Архан­гель­ской области приг­лаша­ют на все­рос­сийс­кий кон­курс «Мои Соловки»

26 февраля

Лешу­кон­ский народ­ный хор споёт в Архан­гель­ске

25 февраля

26 фев­раля в Архан­гель­ске прой­дёт област­ной день чте­ния «Живое слово Абрамова»

Похожие материалы

28 февраля Культура

В Архан­гель­ске показа­ли спек­такль Нины Тума­но­вой, посвящ­ён­ный Фаине Раневской

28 февраля Культура

Исто­рия Север­ного хора: «Есть ска­зоч­ный край на Руси»

20 февраля Культура

Архан­гель­ский театр кукол пред­ло­жил своим зри­те­лям найти то, за что стоит поблаго­дарить 2020 год

15 февраля Культура

Пря­мые линии Дмит­рия Трубина

14 февраля Культура

В Север­ном хоре рас­ска­зали под­роб­ности своей празд­ни­чной про­граммы к 95-летию

14 февраля Культура

Алек­сандр Маточ­кин дал кон­церт в Мар­фи­ном доме

12 февраля Культура

В Архан­гель­ской области соби­ра­ют сред­ства на ремонт цер­кви XVIII века

12 февраля Культура

Что ска­зал киноз­ритель Абрамов?

20 января Культура

Артисты ансамбля «Диво­ванье»: «Мы живём в див­ном доме рус­ской песни»

14 января Культура

В нача­ле «Абрам­ов­ско­го театра»

7 января Культура

«Было бы жела­ние, кукла и… чемо­дан»: Нян­домс­кий про­ект «Бабуш­кины сказ­ки» стал победи­те­лем Все­рос­сийско­го конкурса

5 января Культура

В Архан­гель­ской области откры­ва­ют­ся биб­ли­оте­ки будущего

4 января Культура

Архан­гель­ский ради­оте­лец­ентр стал «Дос­то­янием Севера»