Смешные истории для развития критического мышления

30 мая 2017 14:17 Из газеты
«Осень в карманах», 2015
«Осень в карманах», 2015

27 мая, в общероссийский День библиотек, в Добролюбовке выступил Андрей Аствацатуров – российский писатель, филолог, журналист, лауреат премий «НОС», «Знаменитые люди Санкт-Петербурга», финалист премии «Национальный бестселлер».

Представляем его книги архангельскому читателю.

«Люди в голом», 2009

Андрея Аствацатурова называют «коллекционером житейских и филологических баек». Многое из его коллекции вошло в дебютный роман «Люди в голом», вышедший в издательстве «Ad Marginem». Своей интонацией произведение напоминает лучшие страницы прозы Сергея Довлатова, Вуди Аллена и Павла Санаева и, как ни странно, дневники Даниила Хармса.

Книга во многом автобиографическая, ни на что не похожая, живая и остроумная. Вдобавок густо заселённая реальными персонажами из круга питерской гуманитарной интеллигенции. Первая часть выросла из записей в «Живом журнале», это были отдельные заметки, наблюдения. Вторая часть – это, скорее, роман о литературе. А также о жизни, о себе. Герой-рассказчик – питерский «интеллигент в очках» – проводит читателя по местам своего позднесоветского детства и университетской юности, всюду сохраняя острую наблюдательность, самоиронию и блестящее чувство юмора. Это произведение – словно бы маленькая страшная месть всем аствацатуровским угнетателям на протяжении любых отрезков жизни.

«С персонажем (Андреем Аствацатуровым – Прим. ред.) у меня натянутые отношения, – делится писатель. – Я позволяю ему говорить глупости, делать подлости, подставлять людей, проявлять трусость, жить за счёт других – то есть всё то, чего я стараюсь в жизни не делать. Но с помощью книги я разоблачаю себя такого – и это помогает мне пройти путь к некой внутренней свободе, путь от «стандартного себя» к «себе настоящему».

«Скунскамера», 2011

Вторая книга тоже выросла из воспоминаний о Питере середины 1970‑х – начала 1980‑х. «Я люблю свой город таким, какой он есть. Я могу сколько угодно его ругать, но я тоже его часть. Питер – моя судьба». По мнению критика Льва Данилкина – «замечательное название «Скунскамера». Скунс – животное, в момент опасности источающее выделения с характерным резким запахом. Отсюда «скунскамера» – аствацатуровский город, пространство, замкнутое и резко пахнущее страхом наблюдателя; кунсткамера, паноптикум под открытым небом, в котором выставлены курьёзы и нелепости трёх сменивших друг друга империй – царской, советской и либеральной».

Основное время повествования – детство рассказчика; «детские» главы напоминают любимые книги «Дорога уходит в даль», «Денискины рассказы», «Кондуит и Швамбрания»; взрослые – Битова, Лимонова, Довлатова. Очкастый интеллектуал-лузер, вечная жертва уличной шпаны, смешной, безденежный и жалкий, вызывает в читателе не столько сострадание, сколько искреннюю симпатию. Именно этот недотепистый герой исключительно актуален для нашего времени: сегодня, когда неудачником быть стыдно, он словно бы отстаивает право человека на неудачи. Во времена всеобщего принудительного счастья – отстаивает свободу грустить и злиться.

«Осень в карманах», 2015

Третья книга – своеобразное завершение трилогии о жизни питерского «Осень в карманах», 2015интеллигента, преподавателя одного из вузов северной столицы. Осень в Петербурге, весна на Капри и зима в Париже, нефритовое итальянское море, университетские аудитории, городские байки, уличные французские кафе. Формально – роман в рассказах, но с одним лирическим героем, а истории из его детства и студенческих лет просто разбавляют основной сюжет.

История о большой и чистой любви, увы, недолговечной и болезненно прервавшейся. О друзьях, об искусстве, об истории и её влиянии на современность, о бренности существования, о философии и о многом другом. И, разумеется, это история о Питере, городе, который автор искренне любит. Это уже влияние всей русской литературы и каждого писателя, пожившего какое‑то время в Петербурге и решившего сделать его одним из главных героев своего романа, это делали все, от Пушкина до Битова. Роман нравится за свою простоту и лёгкость, за новый взгляд на Петербург со стороны Васильевского острова, за переосмысление его привычных образов климата, за знакомых и угадываемых в романе людей, за юмор и за весёлость, а главное – за художественную искренность.

«И не только Сэлинджер: десять опытов прочтения английской и американской литературы», 2015

В отличие от большинства коллег, Андрей Алексеевич не столько делится с благодарной студенческой и не только аудиторией своим собственным уникальным писательским опытом, сколько рассказывает о приёмах, которые использовали классики мировой литературы – авторы, о существовании которых все мы помним из школьной программы – но перечитывать особо не спешим. И здесь с Аствацатуровым, профессиональным американистом, популярным лектором, замечательным оратором и редким эрудитом, мало кто сравнится.

«Я задумал эту книгу не как научное исследование, а скорее, как игру, где найдётся место для смеха, равно как и для филологического анализа. Она обращена в первую очередь к тем, кто сочиняет или учится сочинять, а также к тем, кто хочет совершенствоваться в славном искусстве чтения», – говорит Аствацатуров.

Десять «опытов прочтения» английской и американской литературы погружают в мир Сэлинджера, Апдайка, Генри Миллера, Фолкнера, Голдинга… Андрей Аствацатуров открывает малоизвестные подробности биографии авторов, предлагает фрагменты текстов в оригинале, тут же даёт перевод, мастерски анализирует детали, показывая, что именно делает из писателя мирового классика. Убедительно, красочно, без академического занудства и злоупотребления профессиональными терминами.

Перед нами тот случай, когда литературоведческий текст является захватывающим романом. Таких случаев широкий круг читателей знает немного, а назвать сможет разве что лекции Владимира Набокова. Опыт прочтения «приправлен» историями из жизни самого Аствацатурова и забавными провокационными иллюстрациями художника и мультипликатора Андрея Сикорского.

Ведущая рубрики – Галина Титова, заведующая отделом библиотечного развития

Культура

22 марта

В Архан­гель­ске и Новод­винске начал­ся област­ной фес­тиваль «Теат­раль­ные встречи»

22 марта

Саша и её «Хаме­ле­он»

21 марта

Доку­мен­таль­ный трип­тих к 100-ле­тию музе­ев Вель­ска, Кар­гопо­ля и Соль­выче­год­ска – в откры­том доступе

21 марта

В Архан­гель­ске откры­лась выставка кар­тин Рерихов

19 марта

Музей «Малые Коре­лы» приг­лаша­ет при­нять учас­тие в кон­курсе городс­ко­го костюма

19 марта

В Архан­гель­ском худо­жест­ве­нном сало­не откро­ет­ся выставка «Эво­лю­ция»

18 марта

Архан­гель­ская область гото­вит­ся отметить день театра

18 марта

В Доб­ролю­бов­ке откры­лась выставка гли­ня­ной игрушки «Игры всерьез»

17 марта

В Архан­гель­ских Гос­тиных дво­рах откры­лась выставка «Цар­ские куклы»

15 марта

Так шумит время

15 марта

Так свет­лы и вдох­нов­ен­ны их лица

14 марта

Кено­зерье ищет мате­ри­алы для муз­ей­ного зала в визит-цен­тре дерев­ни Лопшеньга

14 марта

«Жиз­нера­дос­тность сочи­не­ний Пушкина…»

13 марта

В Архан­гель­ске откро­ет­ся выставка кар­тин Нико­лая и Свя­тос­лава Рерихов

12 марта

Нев­зи­рая на борь­бу с «лати­нянст­вом», на Кар­гополье сох­рани­лись скуль­птуры и объем­ные иконы

Похожие материалы

22 марта Культура

Саша и её «Хаме­ле­он»

15 марта Культура

Так шумит время

15 марта Культура

Так свет­лы и вдох­нов­ен­ны их лица

14 марта Культура

Кено­зерье ищет мате­ри­алы для муз­ей­ного зала в визит-цен­тре дерев­ни Лопшеньга

14 марта Культура

«Жиз­нера­дос­тность сочи­не­ний Пушкина…»

7 марта Культура

На раз­ные голоса

6 марта Культура

«При­ду к бабуш­ке, а она мне даст каран­даш и бумагу…»

28 февраля Культура

Абра­мов и Шер­гин: пер­вая и послед­няя встречи

28 февраля Культура

Нико­лай Мала­ков наз­на­чен ген­дир­ек­то­ром «Гос­фильмо­фон­да»

22 февраля Культура

Пер­вопе­чат­ники, авиа­торы, музы­кан­ты и хирурги

20 февраля Культура

Так много сок­ро­вищ. И все наши…

20 февраля Культура

О бру­таль­ном желе­зе Соль­выче­год­ска, мяг­ком купе­чес­тве Кар­гопо­ля и нео­жид­ан­ной тайне Вельска

11 февраля Культура

«Дер­жись, Вельск, Яренск идёт!»