Дмитрий Трубин:
«Я обуреваем идеей даровать бессмертие»

20 сентября 13:05 Из газеты
Фото автора и Светланы Лойченко
Фото автора и Светланы Лойченко

В Архангельском выставочном зале Союза художников открылась выставка Дмитрия Трубина «Подсолнухи». На ней также представлены работы и других художников.

Выставка подготовлена к 130‑летию смерти Ван Гога. Мы поговорили с Дмитрием Трубиным и выяснили, зачем Архангельску столько подсолнухов.

– Почему вы взяли творчество Ван Гога за основу этой выставки, тем более посвятили её годовщине смерти художника?

Ван Гог– Ну, если честно, не Ван Гог был выбран, а подсолнухи. Меня всегда интересовал этот цветок. По выставке это не совсем видно, потому что тут нет совсем ранних моих подсолнухов, которые я писал очень давно, двадцатилетним. Может, потому что и Ван Гога подсолнух интересовал, и вообще, в мировой культуре он достаточно «засвеченный». И временами, так как я серийный художник, возвращаюсь и делаю серию. Нарву в деревне подсолнухов, принесу домой, они начинают потихонечку вянуть, умирать. И вот самое прекрасное ощущение, когда цветок борется за жизнь, он становится таким очень антропоморфным, очеловеченным, вот это я ловлю и стараюсь в своих холстах это запечатлеть.

В сущности я обуреваем одной идеей: даровать бессмертие. Цветы умирают, их нет уже давно, а на моих холстах они, в сущности, вечны. Год за годом я возвращался к этой теме и год назад опять писал подсолнухи и подумал, надо же, сколько у меня их накопилось, штук, наверное, сто. Надо бы сделать выставку подсолнухов. Ну, подсолнухи и Ван Гог – естественная ассоциация, даже не для художника. Посмотрел, 130 лет как раз со дня смерти Ван Гога, а незадолго до смерти он как духовное завещание писал свои подсолнухи знаменитые. Я тогда сделал ещё парочку подсолнухов, посвящённых непосредственно Ван Гогу, уже парафразами его работы, и объявил о том, что готов сделать такой проект. Хотел, чтобы поучаствовали и художественные школы, и дети, потому что мне казалось, что невозможно не увлечься этой темой, вот этим буйством подсолнухов, Ван Гогом, который всем как бы понятен. Мне казалось, что это будет, как в школе говорили, лес рук. Но этого не случилось совершенно. Профессиональные художники просто вообще вне темы почти все, выпали, а из молодых художников кое‑кто работы принёс.

– Вы планировали набрать 130 подсолнухов?

Автопортрет Дмитрия Трубина– 130, естественно, было, даже больше. Урезать просто не хотелось – ни собственное творчество, тем более, молодых художников. Я, на самом деле, крайне доволен этой выставкой. Надо мной все смеются, говорят, что я всех избаловал, Архангельск избаловал. Люди думают, что всё это делается очень просто или что всё это делается за бюджетные или чьи‑то деньги. Но ни на один мой персональный проект никакого финансирования ни город, ни область мне не дают. То есть это всё надо рассматривать как благотворительность и мои подарки городу. Другое дело, что делаешь подарок городу, а ему на это как бы наплевать. Люди теряют чувство прекрасного, теряют интерес к прекрасному.

– Вы говорили, что подсолнухи для вас антропоморфны, но на выставке большое внимание был уделено такой теме, как подсолнухи-любовники. Почему?

— Мало того, есть ещё и тайная вечеря. Я человек гуманистического направления. Для меня главное – человек в живописи. Не пейзаж, он меня интересует постольку-поскольку. То же самое и натюрморт. Если я пишу бутылки, то это не значит, что там на самом деле бутылки. Они разыгрывают сцены, там происходит что‑то. Я в этом плане несколько сюрреалистический. Казалось бы, это раковина, а присмотрись, окажется, что это раковина-манекенщица или ещё что‑то. Вот это мне гораздо интереснее, такое поэтическое. Я не прозаик. Меня интересует поэзия, ритмическая организация пространства, метафоры, ассоциации, аллюзии, вот это вот всё. Этим я наполняю холсты.

И любовники тоже, да. У меня всё любит друг друга. У меня всё про любовь. Я не знаю таких картин, которые у меня не об этом.

– У Ван Гога в подсолнухах преобладает жёлтый цвет и его оттенки, в ваших же можно увидеть и синий, и зелёный, и в особенности очень много красных цветов.

— Во-первых, надо честно сказать, Ван Гог сделал очень мало подсолнухов, их там от силы десяток, семь классических и несколько более ранних. Это раз. У меня их больше сотни – упереться и сто холстов жёлтых подсолнухов написать – это, на самом деле, не живописная задача. Живописец – это тот, кто окрашивает внутренним, собственным цветом всё что угодно. Подсолнух может быть синий, зелёный, чёрный, какого угодно цвета, на всё это воля художника. Ну а красные подсолнухи появились как закатные, когда закат их окрашивает в красный. А совсем недавно я был у друга на даче и просто остановился, на соседский участок смотрю, а там растут красные подсолнухи. Я не знал, что они бывают красными!

Поэтому, естественно, художник обозначает цветом ту или иную эмоцию: холодную, тёплую, где‑то мне вообще нужно было вклеивать золото, чтобы вот это золотое свечение, немножко даже иконное, создать от этих подсолнухов. Потому что надо всё‑таки понимать, для Ван Гога это было духовное завещание. Он понимал, что эти цветы – и солнце, и человек одновременно. Это нечто божественное в том плане, что надчеловеческое. Он же хоть в юности и служил церкви, но для него богом была природа, и в данном случае он солнцепоклонник. Я же человек, конечно, абсолютно не религиозный, но когда вижу 12–13 подсолнухов, то не могу не думать о тайной вечере, конечно.

– У вас на выставке присутствуют скульптурные изображения подсолнухов. Почему вы выбрали именно дерево для их создания?

— Дело в том, что там не только дерево. Естественно, в основе дерево, но есть и металл. Я, вообще, в последние годы нередко делал скульптуры. Были и животные, и люди, и рыбы. Подсолнухи сделаны из материалов, выброшенных, найденных мною на берегу реки: гвозди, металл ржавый, битые, рекой и песком тёртые доски. Я из этого всего комбинирую и просто на определённом этапе, когда писал живопись, вдруг увидел, как картинку, что можно сделать скульптуру. Сделал одну – увидел вторую, сделал вторую – увидел третью. И вот так, пока не сделал четыре работы, я не насытился. Четырьмя я насытился.

– Помимо подсолнухов на выставке также представлены портрет Ван Гога и ваш автопортрет. Они висят на одной стене с разных сторон, и это…

— Да, это то, что вы думаете. Это, безусловно, моя гордыня. Никаких других прочтений здесь не может быть. Я понимаю Ван Гога, я понимаю то, что он делал, я понимаю себя и понимаю то, что я делаю. И поверьте, если бы я сделал один-два подсолнуха, я бы так не повёл себя. Но когда я сделал более сотни подсолнухов, я спокойно могу висеть на одной стене с ним. Без всякого чувства какой‑то скромности. Ван Гог тоже не был скромным человеком. Вообще, художнику не присуща скромность, она ведёт ко многим потерям. И если ты не понимаешь смысла собственного пути, если ты не веришь в собственное предназначение, предначертание, то в искусстве вообще делать нечего. Потому что только из таких художников и состоит мировое изобразительное искусство.

Карина ЗАПЛАТИНА

Культура

21 октября

Рок-звез­да Свет­лана Сур­гано­ва споёт в Архан­гель­ске роман­сы и опер­ные пар­тии в спек­такле «Пушкин»

21 октября

11 памят­ни­ков архит­ек­туры в Кено­зерье помог­ли сох­ранить волонтёры

20 октября

В Архан­гель­ске зазву­чит «Живое слово Абрамова»

20 октября

Доб­ролю­бов­ка приг­лаша­ет севе­рян на лите­рат­ур­ный онлайн-ве­чер

20 октября

«Рус­ская Аркти­ка» пока­жет редкие доку­мен­таль­ные фильмы онлайн

19 октября

В Рос­сийск­ом этногра­фич­ес­ком музее выстави­ли рабо­ты шен­курск­их мастеров

19 октября

В Архдра­ме пока­жут шесть спек­так­лей Рязанс­ко­го театра

16 октября

Архан­гель­ский педа­гог соз­дала уни­каль­ный макет мате­рика Австралия

16 октября

Как Фёдор Абра­мов обре­тал в род­ной дерев­не собст­вен­ный дом

16 октября

Кено­зерье приг­лаша­ет архан­гело­гор­од­цев в «Шко­лу запов­ед­ного волон­тёра»

15 октября

Дни Гер­ма­нии прой­дут в Архан­гель­ске с 18 октября по 9 ноября

15 октября

Архан­гель­ский театр драмы предс­та­вил премье­ру – «Соба­ку на сене»

14 октября

Новод­винск полу­чит 75 мил­ли­онов руб­лей на раз­ви­тие народ­ных реме­сел и укрепле­ние меж­наци­ональ­ного мира и согласия

13 октября

В Архан­гель­ске стар­ту­ют меж­дуна­род­ные неде­ли музыки

12 октября

Школь­ни­ков Поморья приг­лаша­ют при­нять учас­тие в «Живой классике»

Похожие материалы

16 октября Культура

Архан­гель­ский педа­гог соз­дала уни­каль­ный макет мате­рика Австралия

16 октября Культура

Как Фёдор Абра­мов обре­тал в род­ной дерев­не собст­вен­ный дом

15 октября Культура

Архан­гель­ский театр драмы предс­та­вил премье­ру – «Соба­ку на сене»

9 октября Культура

Кра­моль­ный очерк Алек­сандра Лыскова

9 октября Культура

Свои­ми путями

8 октября Культура

На роди­не Миха­ила Ломо­носо­ва обнару­жили руко­пис­ную книгу XVI века

1 октября Культура

Архан­гель­ский театр кукол откры­ва­ет сезон вто­рого октября

30 сентября Культура

«Этот памят­ник не стоит свя­зывать с твор­чест­вом Абрамова»

27 сентября Культура

Своё счас­тье куй свои­ми руками!

25 сентября Культура

В Мезе­ни про­шли вто­рые науч­но-прак­тич­ес­кие меж­реги­ональ­ные Окладни­ков­ские чтения

24 сентября Культура

Почему про­фес­сор взял­ся за топор?

24 сентября Культура

Куль­тур­ная про­грамма Мар­гари­тин­ки прой­дёт на откры­тых площадках

20 сентября Культура

Дмит­рий Тру­бин: «Я обу­рева­ем идеей даро­вать бес­смер­тие»