Война наощупь

12 мая 2017 9:23 Из газеты
Ратный музей посещают целыми семьями
Ратный музей посещают целыми семьями

В Архангельске есть где к ней прикоснуться – Диораму ратной славы северян «Победа», или Ратный музей, посещают целыми семьями и трудовыми коллективами

Водном зале здесь пахнет старым металлом, затянутым патиной времени. На полках – пробитые и растерзанные каски, треугольники писем с фронта, по стенам – обломки истребителей. На стендах – фотографии солдатских могил, отметивших тяжёлую поступь бесценной Победы. В другом зале по центру – обжитой опорный пункт Железнодорожного фронта образца 1919 года, подпёртый махиной британского танка, стоящего на поле сражения в россыпи металла войны…

Это натурная Диорама ратной славы северян «Победа», посвящённая Интервенции 1918–1919 годов на Севере России и Великой Отечественной войне 1941–1945. В народе это художественное пространство называют по‑простому – Ратный музей. Уникальный для Архангельской области культурный объект создан журналистом Алексеем Сухановским и его исследовательской командой. Для этого пришлось не пожалеть рабочего места в офисе на улице Гагарина, 8, корпус 1.

— Первые экспонаты были привезены как память о майском дне 1987 года, который определил мои планы на жизнь. Я хотел сохранить то, что было обречено пропасть. С годами вещи, привезённые из экспедиций, копились, хранились в куче. А два года назад пришла идея как‑то это оформить, – рассказывает создатель Ратного музея.

Экспонаты из рукопашной

— Всё началось с солдатских касок, подобранных на поле боя в Мясном Бору Новгородской области, где погибла при попытке деблокады Ленинграда Вторая ударная армия. Во фронтовом лесу валялось много военного железа: каски, винтовки, снаряды, мины, разбитые ящики, машины, взорванные «катюши», россыпи патронов. Кое-где лежали останки солдат, укрытые только мхом… Первые экспонаты – оттуда, подобрал, не особо осознавая, зачем.

То, что я увидел в Мясном Бору, было выше моих представлений о жестокости. Черепа людей с рублеными следами от сапёрной лопатки красноречивее всего говорили о свирепости рукопашных боёв.

Читай – думай – помни

В полевом исследовании Интервенции мне дороги те вещи, на которых спустя сто лет сохранились следы человека. Не так давно нашли пенальчик от маслёнки для английской винтовки Ли-Энфилда. На замасленной лопаточке остались папиллярные следы человеческих пальцев. Сто лет назад солдат потрогал её, а овеществлённая память осталась…

С останками красноармейца штурмовой колонны Солодухина, погибшего на острие атаки 1 апреля 1919 года, нашли кружку из консервной банки, гранату и строки диктанта, написанного солдатом в ротном кружке ликвидации безграмотности. Сначала подумали, что бумага была предназначена для махорочных самокруток, но она оказалась слишком толстой для такой цели. Размочили бумажный пласт, разобрали его иголочками. Проступили чернильные буквы и карандашные исправления. Стало понятно, что неграмотный парень сражался, учился, кем‑то хотел стать в той жизни, которую он отвоёвывал для себя и для всего народа – по сути, для нас с вами.

Мы нашли его в ковре пулемётных гильз. Видно, что солдат стоял на позиции до конца. Свои его забрать не смогли. Враги не нашли. Так он и лежал целых сто лет, пока мы не пришли за ним, чтобы проводить в последний поход…

В полукилометре от этого красноармейца был найден американский индивидуальный пакет периода Первой мировой войны: жестяная коробочка, вскрытая торопливо и грубо. Мы уже знали, что на этом месте при атаках красных в течение трёх дней были ранены трое американцев. Так появилась точка, которую стало возможно развернуть в строчку конкретных событий, прочитанных по данным архивов, военных дневников и методом боевой археологии.

У каждой вещи в Ратной диораме – своя история, ёмкая и краткая, как новелла. Фактически, здесь не нужен экскурсовод. Кружка с табличкой, где в пяти предложениях расписана её история человеческим языком, даёт исчерпывающий эмоциональный рассказ. Читай – думай – помни.

Почему диорама, а не музей

Классический музей – это линейность мысли, достигающей не всякого, излишняя наглядность, откровенная прямолинейность в трактовке. В музее посетитель идёт по выстроенной линии экспонатов, которая не заставляет задуматься и прийти к размышлениям.

Диорама эмоциональна, образна и представляет собой живое полотно события.

Военная тема требует объяснения на понятном языке, поэтому мы выбрали формат диорамы – художественной реальности, окружающей тебя со всех сторон как данность: борт военного транспорта, пристань, железнодорожная станция, участок обороны…

Сейчас мы расширяем эту диорамную часть, чтобы посетитель мог увидеть и прочувствовать эпоху, отстоящую от нас на столетие, свободно двигаясь в воссоздающем её пространстве. Мы решили, что классический формат музея слишком отягощён стереотипами, а идти по пути 3D-реалий не хочется в силу их эфемерности. Визуализация и голография хороши до тех пор, пока есть электричество: свет погас, и ты оказываешься просто в пустой комнате с тёмными стенами – ничего нет, кроме раскрытого обмана.

На мой взгляд, сейчас ощущается дефицит настоящего, когда подлинные вещи, мысли, представления да и мировоззрение зачастую подменяются суррогатами. Поэтому у нас – только настоящие, осязаемые раритеты, поддержанные искусством диорамной бутафории. Прошлое всегда надо трогать. Наверное, на вещах остаётся энергетика людей. Это вообще порой всё, что от них остаётся.

О будущем

По нашему замыслу, для полномасштабной Ратной диорамы, которая может и должна стать достопримечательностью города воинской славы Архангельска, точкой его культурного роста, необходимо легковозводимое здание ангарного типа, для которого мы придумали архитектурный профиль в виде танка Первой мировой войны (такие находились на вооружении Красной армии до начала 30‑х годов).

Всем нравится эта идея, но дальше нужны деньги и политическая воля. Надо – сделаем! Поисковые экспедиции продолжаются, пополняя собрание новыми экспонатами, а интерес к теме не ослабевает. Народ к нам валит валом – семьями, компаниями, трудовыми коллективами.

Записала Владислава СУХАНОВСКАЯ, фото автора

Культура

19 июня

В Архан­гель­ске стар­ту­ет XXIV Меж­дуна­род­ный фес­тиваль улич­ных театров

19 июня

В Север­ном мор­ском музее откры­ва­ет­ся выставка «На Архан­гель­ском рейде»

18 июня

В крае­вед­ческ­ом музее откры­ва­ет­ся выставка «Архан­гельск – колы­бель рос­сийско­го флота»

17 июня

К сто­ле­тию Фёдо­ра Абрамо­ва: Луч­ший пинеж­ский ученик

15 июня

Архан­гель­ский театр драмы полу­чил Гран-при XX фес­тива­ля антич­ной куль­туры в Керчи

14 июня

Пинежье приг­лаша­ет на «Пет­ровс­кую ярмарку»

7 июня

Выставка в Архан­гель­ске: Зина­ида Сереб­ряко­ва в кругу семьи

6 июня

Вечо­рош­нее моло­ко, или от чего я отвади­ла свое­го умного зятя

5 июня

«Рыб­ный обоз» для моло­дых режис­сё­ров

4 июня

На 200 лет стар­ше: в Архан­гель­ском Госар­хиве нашли доку­мент XIV века

2 июня

Сек­рет вне­зап­ных слёз: архан­гель­ский спек­такль побы­вал в Петер­бурге

1 июня

Девиз архив­ис­тов – «Сом­нев­ай­ся во всём!»

29 мая

Между мос­тами: посвяща­ет­ся набе­реж­ной

29 мая

В горо­дах и райо­нах Архан­гель­ской области 6 июня будут читать Пушкина

28 мая

Во сне моряк – дома

Похожие материалы

17 июня Культура

К сто­ле­тию Фёдо­ра Абрамо­ва: Луч­ший пинеж­ский ученик

29 мая Культура

Между мос­тами: посвяща­ет­ся набе­реж­ной

26 мая Культура

День биб­ли­отек: игра с умным читателем

14 мая Культура

«Братья и сёс­тры»: на греб­не геро­ичес­кого взлёта

30 апреля Культура

Тайны Бори­са Шергина

30 апреля Культура

«Чёр­ный рынок» спел о «Счаст­ли­вом городе»

29 апреля Культура

Гер­ги­ев и Куд­рин нашли в Архан­гель­ске «рояль в кустах»

24 апреля Культура

К сто­ле­тию Фёдо­ра Абрамо­ва: к чему звал земляк

24 апреля Культура

«Кни­га года»: поклон и полтора кило вос­поми­на­ний

23 апреля Культура

В Доб­ролю­бов­ке назо­вут «Кни­ги года»

19 апреля Культура

У каж­дого есть свой «сон золотой»

17 апреля Культура

Книж­кины име­нины: Кот Учё­ный, посвяще­ние в аген­ты и спец­приз от «ПС»

16 апреля Культура

В Архан­гель­ске гото­вит­ся к выходу «Кале­вала» на трёх языках