Семь раз отмерь, один – отрежь

8 апреля 2017 11:25 Из газеты
Фото Артёма Келарева
Фото Артёма Келарева

Руководство зрителя к «Шальным ножницам».

В журналистских текстах, как правило, не приветствуется часто употребление междометия «я», но на этот раз я собираюсь этим пренебречь. Потому, что моему «я», его переживаниям, ощущениям и мнению в новом спектакле Архангельского молодёжного театра уделили чрезвычайно важное место.

В детективе «Шальные ножницы», который, между прочим, впервые после «Страстотерпцев» поставил Виктор Панов, зрителю отводится необычайно ответственная роль. А зритель, поражённый и смущенный оказанным ему высоким доверием, отвечает «Ножницам» взаимностью.

Эта постановка для театра – большой эксперимент и риск. Она является примером так называемого иммерсивного театра, который предполагает максимальное погружение публики в спектакль: не метафорического, не эмоционального, нет: зритель в таких спектаклях становится действующим лицом.

Пожалуй, детектив, сосредоточенный на расследовании преступления, наиболее оптимален для такого вовлечения. Действие пьесы «Шальные ножницы» швейцарца Пола Портнера происходит в парикмахерском салоне «Последний клок» в… Архангельске! Да, да, и его обитатели – клиенты и сотрудники – как будто бы тоже живут на Сульфате, снимают офис на Троицком, могут потеряться в Петровском парке и паркуют машины на улице Логинова. Это геолокация спектакля – ещё один механизм, позволяющий окунуть зрителей в действие с головой.

Пружиной, приводящей историю о парикмахерше Кристине (Мария Гирс), жеманном хозяине салона Антуане (в исполнении Ильи Глущенко, кто бы мог подумать!), торговце антиквариатом Эдуарде Скоробогатове (Александр Берестень) и госпоже Виктории Львовне Шульман (заслуженная артистка России Наталья Малевинская), а также о двух полицейских под прикрытием Николае Пастухове (Антон Чистяков) и Михаиле Павленко (Максим Дуплик), становится убийство некогда знаменитой пианистки Изабеллы Черни, чья карьера закончилась после нервного срыва.

Трое подозреваемых и 70 разгневанных мужчин и женщин

Тогда‑то, когда тело убитой обнаружено, а полицейские оцепляют место преступления и запирают всех присутствующих, ставших подозреваемыми, внутри, и начинается расследование. Выходит, что под подозрением практически все: Антуан, разгневанный шумом, грозился разобраться с Изабеллой, Кристине была выгодна её смерть – она стала бенефициаром – у Скоробогатова с убитой была назначена встреча, на которой он собирался выторговать у неё рояль, госпожа Шульман кому‑то очень подозрительно звонила…

Примечательно, что в то мгновение, когда спектакль переходит в другую фазу, в зале очень кстати включается свет – зрители оказываются нос к носу друг с другом – своими будущими партнёрами по расследованию – и той правдой, что исход зависит от них.

Впервые участие зрителей потребовалось, когда подозреваемые по поручению служителей закона реконструировали все события, предшествовавшие убийству. А публике необходимо было не упускать ни одной детали и в случае чего – подловить подозреваемых либо на лжи, либо на забывчивости.

Надо сказать, что со своей ролью равноправных участников они освоились быстро и включились тотчас же. Особенно некоторые. Одна из зрительниц не давала обитателям «Последнего клока», попавшим под подозрение, спуску. Например, быстро пресекла попытки Кристины темнить и замолчать свои отношения с Эдуардом.

— Они страстно целовались, страстно!

— Женщина, если я с кем‑то целуюсь, я это помню! – вскинулась Кристина. Отличная импровизация Марии Гирс!

Но внимательная дама не унималась. В следующий раз она «взялась» за госпожу Шульман и её подозрительно вкрадчивые переговоры с кем‑то по телефону.

— Она свистнула духи, а потом позвонила любовнику! Я, что, одна смотрела?

Виктория Львовна давай оправдываться:

— Я звонила массажисту!

— Это так всегда у всех: массажист – любовник! – настаивала неравнодушная участница дознания.

Следи за собой, будь осторожен

В такой атмосфере удержаться от того, чтобы не внести свои пять копеек, практически невозможно: в дополнение к традиционной детективной интриге добавилось коллективное бессознательное.

И мне показалось странным: куда отлучался Скоробогатов и где он, ради всего святого, поранил руку? Вот я и говорю:

— Офицер, спросите у гражданина Скоробогатова, где он поранил руку!

— Кто, кто это сказал? – как ужаленный, среагировал Скоробогатов.

К чести Антона Чистякова, игравшего полицейского Пастухова, и Александра Берестеня, исполнявшего роль «мутного» торговца антиквариатом, они сориентировались мгновенно: оперуполномоченный сразу же взял на заметку и поблагодарил за сотрудничество, а уличённый в недоговорках подозреваемый сразу же принялся давать показания, изображая при этом оскорблённого в своих правах законопослушного гражданина. Вот мастерство импровизации, или почему‑то хочется сказать – «ловкость рук и никакого мошенничества»!

Вы, наверное, уже поняли, что версия «убийца – Скоробогатов» сразу же была принята мной как основная. Впрочем, не только мной. Когда в решающий момент началось зрительское голосование, больше всего поднятых рук оказалось «за» Скоробогатова.

Лично я сначала думала, что это всё ещё не серьёзно, что будет дана возможность изменить мнение, переголосовать… Но нет: не успела я оглянуться и понять, что мы натворили, как сюжет постановки пошёл у нас на поводу, и Эдуард уже срывается, кричит: «Я не собирался её убивать!», и вот его уже скручивают и уводят в наручниках.

В заключение Антон Чистяков говорит:

— И каков бы ни был финал, мы его сыграем.

После этих слов на меня навалилось какое‑то опустошение: вроде и понимаешь, что Скоробогатов, действительно, убил и баста, но меня не оставляло ощущение ошибки и почему‑то – чувство вины.

В этом, по‑моему, весь катарсис спектакля: берегись, человек, в эти минуты ты решаешь чью‑то судьбу. И права на ошибку у тебя нет.

В следующий раз финал может быть другим. А каким – узнаете 7 и 8 апреля.

Мария АТРОЩЕНКО

Культура

22 июня

В Архан­гель­ске высту­пит Цен­траль­ный оркестр ВМФ России

19 июня

В Архан­гель­ске стар­ту­ет XXIV Меж­дуна­род­ный фес­тиваль улич­ных театров

19 июня

В Север­ном мор­ском музее откры­ва­ет­ся выставка «На Архан­гель­ском рейде»

18 июня

В крае­вед­ческ­ом музее откры­ва­ет­ся выставка «Архан­гельск – колы­бель рос­сийско­го флота»

17 июня

К сто­ле­тию Фёдо­ра Абрамо­ва: Луч­ший пинеж­ский ученик

15 июня

Архан­гель­ский театр драмы полу­чил Гран-при XX фес­тива­ля антич­ной куль­туры в Керчи

14 июня

Пинежье приг­лаша­ет на «Пет­ровс­кую ярмарку»

7 июня

Выставка в Архан­гель­ске: Зина­ида Сереб­ряко­ва в кругу семьи

6 июня

Вечо­рош­нее моло­ко, или от чего я отвади­ла свое­го умного зятя

5 июня

«Рыб­ный обоз» для моло­дых режис­сё­ров

4 июня

На 200 лет стар­ше: в Архан­гель­ском Госар­хиве нашли доку­мент XIV века

2 июня

Сек­рет вне­зап­ных слёз: архан­гель­ский спек­такль побы­вал в Петер­бурге

1 июня

Девиз архив­ис­тов – «Сом­нев­ай­ся во всём!»

29 мая

Между мос­тами: посвяща­ет­ся набе­реж­ной

29 мая

В горо­дах и райо­нах Архан­гель­ской области 6 июня будут читать Пушкина

Похожие материалы

17 июня Культура

К сто­ле­тию Фёдо­ра Абрамо­ва: Луч­ший пинеж­ский ученик

29 мая Культура

Между мос­тами: посвяща­ет­ся набе­реж­ной

26 мая Культура

День биб­ли­отек: игра с умным читателем

14 мая Культура

«Братья и сёс­тры»: на греб­не геро­ичес­кого взлёта

30 апреля Культура

Тайны Бори­са Шергина

30 апреля Культура

«Чёр­ный рынок» спел о «Счаст­ли­вом городе»

29 апреля Культура

Гер­ги­ев и Куд­рин нашли в Архан­гель­ске «рояль в кустах»

24 апреля Культура

К сто­ле­тию Фёдо­ра Абрамо­ва: к чему звал земляк

24 апреля Культура

«Кни­га года»: поклон и полтора кило вос­поми­на­ний

23 апреля Культура

В Доб­ролю­бов­ке назо­вут «Кни­ги года»

19 апреля Культура

У каж­дого есть свой «сон золотой»

17 апреля Культура

Книж­кины име­нины: Кот Учё­ный, посвяще­ние в аген­ты и спец­приз от «ПС»

16 апреля Культура

В Архан­гель­ске гото­вит­ся к выходу «Кале­вала» на трёх языках