Весь абсурд жизни покажет только кукла

24 июля 10:18 Из газеты
Руки кукольника должны быть избавлены от “мирских“ предметов - колец, браслетов.
Руки кукольника должны быть избавлены от "мирских" предметов - колец, браслетов.

Кукольник – загадочная профессия. О секретах мастерства, возможностях театра в обновлённых стенах и о том, есть ли у куклы душа, беседуем с актёрами Архангельского театра кукол Еленой Антушевой и Алексеем Бурмагиным. 

Елена:

— Многие аллегории литературных произведений может воплотить только кукла, например, рассыпание на части. Весь абсурд жизни может показать только кукла. Поэтому сейчас даже хотят переименовать само направление в искусстве с «театра кукол» на «театр фактур».

– А как строится ваш рабочий день?

Елена:

— У нас нет в расписании обязательного «с восьми до пяти». Бывают моменты, когда формально актёры ничем не заняты. А потом – вечерний спектакль, в котором нужно передать дикие страсти. И необходима неделя, чтобы войти в это состояние…

– Что запрещено кукольнику?

Елена:

— Кукольнику нужны «чистые» руки без «мирских» предметов – колец, браслетов, чтобы маленький зритель не отвлекался.

– В художественных произведениях кукольники часто представлены чревовещателями. А вас этому искусству учат?

Алексей:

— Учат пользоваться пищиком – специальным устройством, которое изменяет голос на высокий, как у Петрушки. Но актёры не очень любят пользоваться пищиком – можно задохнуться. Приветствуется собственная игра с голосом. А все эти приёмы чревовещания – для цирка. У нас же – нормальный пример театральной условности, когда рот у куклы недвижим, а голос слышим.

– Нужно ли готовить ребёнка к представлению?

Елена:

— Есть определённая культура театрального поведения, с которой, случается, незнакомы и взрослые. В театр принято приходить со сменной обувью. Есть, громко разговаривать, пользоваться телефоном нельзя. Важно понимать: перед тобой – живые люди и живое действие, а не экран, которому всё равно.

Понятно, что воспитание ребёнка зависит от воспитания взрослого. Если родитель готовится к походу в театр, выбирает, в чём ему пойти, может быть, перечитывает автора пьесы, ребёнок тоже будет относиться к этому серьёзно. Не существует театра чисто для детей или только для взрослых. Хороший детский спектакль должен быть интересен людям всех возрастов. В нём обязателен взрослый подтекст. Ведь даже «простой» спектакль о трёх поросятах – он о людях, решающих нешуточные вопросы, оставить друга одного или взять с собой, помочь ему или нет. Важно, чтобы после спектакля ребёнок поделился впечатлениями с родителями, а те выслушали его и обсудили волнующие сына или дочь вопросы.

– Площадь отреставрированного театра увеличилась втрое. Что это даст зрителям и актёрам?

Елена:

— Дерево – символ театра – увы, не пережило нашего переезда. Не знаю, восстановят ли его, но декор на первом этаже напомнит о нём. Верхнее фойе – в «золотой чешуе». Театр внутри теперь просторный и светлый: благодаря стеклянному фасаду открывается огромное пространство в золотых и белых тонах.

В новой пристройке появится зал на 300 мест. Старый зал станет «средним». Предполагается, что одновременно спектакли будут идти в двух залах, что решит проблему нехватки билетов, как это было раньше. Ещё одно новшество – удобные кресла с регулировкой сидений.

Алексей:

— В старом здании театра у нас были студии для сказочников, маленьких кукольников. На временных площадках этого нет. Нам пообещали, что в новом театре всё обязательно восстановится. Важно будет вернуть и привычную атмосферу уюта и «домашности».

– Сейчас уже можно предположить, что репертуар театра существенно изменится?

Елена:

— В первую очередь, вернутся спектакли, которые мы не могли ставить три года, пока шла реконструкция. В основном постановки для взрослых – «Петербургские сновидения», «Любовь к золотому апельсину» – всем известные «Три поросёнка». Даже те спектакли, что оставались в репертуаре («Хамлет», «Вертеп»), и нам было работать не очень удобно, и зритель видел не совсем ту «картинку», что была на родной сцене.

Алексей:

— Спектакль «Любовь к золотому апельсину» – под вопросом, потому что конструкция была создана под прежнюю площадку.

– Вам удалось сохранить своего зрителя?

Елена:

— Сейчас мы работаем в центре «Патриот» и в Доме коммерческого собрания. Бывает, приходится выступать в полупустом зале, случаются и аншлаги. Возможно, нет на этих площадках атмосферы настоящего театра. К тому же многие зрители, прознав о скором открытии нового здания, рассуждают: «лучше подожду и посмотрю этот спектакль в театре». А некоторые, как выяснилось, вообще думали, что мы закрылись совсем. А ведь те представления, что идут сейчас, это и есть театр кукол.

– «Домашние театры» – тоже часть театра кукол?

Елена:

— «Домашние театрики» всегда существовали параллельно с основным театром. У актёров есть творческие идеи, и в малом зале, человек на 30, они могли показывать свои небольшие спектакли. Так решался вопрос восприятия театра самыми маленькими зрителями. Понятно, что посадить малыша двух-трёх лет в большой зал, где погас свет, и появилось большое чудище, – стресс для ребёнка. А в маленькой гостиной шли лёгкие и понятные представления всего на 20–30 минут: «Репка», «Теремок», «Колобок».

У наших актёров из таких спектаклей вырос свой театр «Понарошку». А когда мы потеряли основную площадку театра, такие постановки решили вопрос дополнительного трудоустройства актёров и привлечения публики: «домашние театрики» удобны для выезда.

– Вам, наверное, часто задают этот вопрос – есть ли у куклы душа?

Алексей:

— Есть. Один из мэтров театра рассказывал: он подходил к кукле и понимал – «да-а, сегодня она играть не будет».

Елена:

— Скажем так: характер у куклы точно есть. Например, гапитная кукла, на тростях, не поддаётся давлению. Марионетка – наоборот – очень зыбкая. В оживлении неживого всегда есть что‑то необычное.

Анастасия СМЕТАНИНА. Фото автора и из архива героев публикации

Культура

17 октября

В Архан­гель­ске высту­пит солист Мари­ин­ско­го театра

17 октября

В Архан­гель­ске откры­лась выставка работ участ­ни­ков фес­тива­ля «КеноVision»

16 октября

В Архан­гель­ске прой­дёт «Ночь искусств»

15 октября

Меж­дуна­род­ные дни джаза прой­дут в Архан­гель­ске с 18 по 20 октября

15 октября

«В нор­вежск­их теат­рах раз­реше­но есть попкорн и сидеть в теле­фо­нах»

14 октября

Клубу помор­ской куль­туры «Суг­рев­уш­ка» исполни­лось 30 лет

14 октября

В Архан­гель­ске откры­лась выставка кар­тин, кото­рые хочет­ся потрогать

12 октября

Испыта­ние книгой

9 октября

На рос­сийско-нор­вежс­ком фору­ме в Архан­гель­ске высту­пят нор­вежс­кие саамы и пинеж­ские жёнки

8 октября

Выставка работ фес­тива­ля КеноVision откро­ет­ся в Доме моло­дежи Архан­гель­ской области

5 октября

В Доб­ролю­бов­ке прой­дёт встре­ча с мос­ковск­им писа­те­лем Нико­ла­ем Алек­сандро­вым

5 октября

Архан­гель­ский театр кукол откры­ва­ет 86-й теат­раль­ный сезон

4 октября

Север­ный мор­ской музей отме­тит лек­ци­ей 125-ле­тие поляр­ного лёт­чика Бабушкина

4 октября

Сбор­ная «Тай­болы» постро­ила в Трон­хейме арт-объек­ты из мусора

4 октября

«Это кто, тот самый Абрам­ов?..»

Похожие материалы

15 октября Культура

«В нор­вежск­их теат­рах раз­реше­но есть попкорн и сидеть в теле­фо­нах»

14 октября Культура

Клубу помор­ской куль­туры «Суг­рев­уш­ка» исполни­лось 30 лет

12 октября Культура

Испыта­ние книгой

4 октября Культура

«Это кто, тот самый Абрам­ов?..»

3 октября Культура

«Мы сис­тема­ти­зи­ру­ем мир»

27 сентября Культура

Лите­рату­ра – опас­ная вещь, она часто предс­ка­зыва­ет дейс­тви­тель­ность, а иног­да и моде­лиру­ет её

25 сентября Культура

Дирек­тор Помор­ской филар­мо­нии предс­та­вил про­грамму на 81 кон­цертный сезон

25 сентября Культура

В дерев­не Вели­кий Двор Хол­мог­ор­ско­го райо­на сос­то­ял­ся боль­шой гаст­ро­но­ми­чес­кий праздник

24 сентября Культура

Это загад­оч­ное место – Цилиба

12 сентября Культура

Архан­гель­ский театр кукол новый теат­раль­ный сезон нач­нёт в обновл­ён­ном здании

6 сентября Культура

Про­снулся, почис­тил зубы – и в театр

23 августа Культура

Театр помор­ской куль­туры «Сузёмье» высту­пил в Санкт-Пет­ер­бурге

14 августа Культура

«Кале­вала» вышла в свет на трёх язы­ках: фин­ском, рус­ском и ненецком