К столетию Фёдора Абрамова: к чему звал земляк

24 апреля 18:38 Из газеты
Фёдор Абрамов.
Фёдор Абрамов.

С выходом повести «Вокруг да около», а затем и других произведений писателя в нашем обществе появилось и живёт понятие «Правда Фёдора Абрамова».

55 лет назад в журнале «Нева» была опубликована повесть Фёдора Абрамова «Вокруг да около», посвящённая памяти брата Михаила, рядового пинежского колхозника. Началась многолетняя травля писателя и его мировая слава.

Праведники власти не нужны

Как была воспринята повесть в стране тогда, во времена «оттепели»? Первые отзывы в «Литературной газете» были одобрительными. Потом вдруг поднялась настоящая «проработочная буря». Исследователи долго недоумевали – почему? Но Абрамов знал. Ему передали: в феврале повесть «Вокруг да около» обсуждалась в ЦК, где вызвала недовольство и резко отрицательную оценку Хрущёва.

В «Известиях» срочно рассыпали уже набранную положительную рецензию; затем разобрали гранки статьи – один из лучших откликов! – в «Новом мире».

Был снят с работы редактор журнала «Нева». На печатание произведений Федора Абрамова наложили негласный запрет, длившийся пять лет. А в апреле-мае, как по команде «Ату его!», на писателя обрушилась чуть ли не вся печать страны.

«Советская Россия», орган ЦК КПСС, сравнила его с заморским туристом, который в джинсах и берете набекрень бродит по городу и выискивает кучи мусора на задворках: «Где же ты, инженер душ человеческих, на каких задворках выискал такое беспросветное село?»

Вслед за газетой ЦК почти все СМИ как с цепи сорвались: «идейно-порочный очерк», «клевета на колхозы», «искаженное представление современной деревни», «сгущение недостатков, всё нарочито, мрачно, ущербно», «предложил ложный путь личного обогащения», «сомневается в силе и правильности колхозного строя»…

С трибун областных и районных партийных пленумов сыпались и обвинения в грубейшей политической ошибке – публикации повести. И «Правда Севера» в организованном «открытом» письме односельчан требовательно спрашивала Абрамова: «К чему зовёшь нас, земляк?»

Власти, как всегда, были нужны угодники, а не праведники. Восемь месяцев продолжалась травля писателя Абрамова в прессе. В защиту его не выступил никто. Впрочем, и не напечатали бы…

Что же вызвало яростно негативную реакцию власти, выраженную послушной прессой? Ответ прост: правда.

Вот только некоторые грани её, представленные Словом писателя:

«От Никанора Тихоновича осталось четверо ребят. Хозяйке одной их не поднять. Да разве не заслужил он своей многолетней работой в колхозе, чтобы позаботились о его семье?.. Нет денег! В прошлом году на трудодень выдали по тридцать копеек, а в этом уже пятый месяц не авансировали колхозников…»

«Я всё летичко на пожне выжила – сколько заробила? А у меня ребятам в школу скоро идти – ни обуть, ни одеть. Думаешь, сладко в лесу-то бродить? Зуб на зуб не попадает, нитки сухой на тебе нету. А бродишь. Короб грибов сдашь – всё какая-никакая копейка в доме».

Государственных пенсий у колхозников тогда не было.

«Знаешь дом Прохорова? Большущий, двухэтажный домина в верхнем конце? В тридцатом году его раскулачили… Зазря сгноили мужика на Соловках. Горбом своим нажил. А все завидовали ему… У них под рукомойником-то не лоханка, а медный таз».

Какая уж тут социальная справедливость!

«Я человеком себя не чувствую, это ты понимаешь?.. Я, как баран колхозный, без паспорта хожу… Почему у меня нет паспорта? Не личность я, значит, да?.. Все колхозники паспортов не имеют. А почему не имеют?.. Паспортизация в сельской местности не проведена. А почему не проведена?!.»

С 1932 года колхозникам в СССР не выдавали паспортов!

«А надо стоять на своём»

Вот правда писателя: подлинность событий, яркость образов и слова, направленные на благо людей. Конечно, руководители страны, систематически получая от КГБ сводки о социально-политической обстановке, знали об острых проблемах в жизни колхозов и крестьян. Но теперь, к яростному недовольству верховной власти, об этом узнали 180 тысяч подписчиков и других читателей «Невы», а также за рубежом, где повесть уже через год вышла на английском и русском языках в Англии, затем в Америке и Швейцарии. Высокая оценка её центральными зарубежными – вражескими! – газетами и журналами положила начало мировой известности Федора Абрамова. Это усиливало травлю.

Проблемы советской деревни, обнажённые повестью «Вокруг да около» и ставшие известными стране и загранице, всё‑таки тревожили власть и требовали решений.

Уже 22 февраля 1963‑го (через месяц после публикации повести!) выходит постановление Совмина РСФСР «О некоторых вопросах развития сельского хозяйства Архангельской области». Архив бывшего Архангельского обкома хранит много документов о той работе, которую задала партийным, советским и хозяйственным работникам страны повесть писателя Абрамова. Вот один из них от 6 ноября 1963 года:

«В соответствии с запиской тов. Хрущёва Президиуму ЦК КПСС «О некоторых вопросах подъёма экономики отстающих колхозов и совхозов», в Пинежском районе признаны экономически отсталыми колхозы «Стахановец», им. Калинина, «Путь к коммунизму» и «Искра».

И дается такая рекомендация:

«Пинежский районный сельский партком и райисполком ходатайствуют о передаче в подсобные хозяйства колхоза «Стахановец» Сосновскому леспромхозу, колхоза им. Калинина Лавельскому леспромхозу, колхоза «Искра» Карпогорскому леспромхозу».

Писатель Абрамов, по обвинениям его критиков, сомневался «в силе и правильности колхозного строя» (чего в повести нет), а документы свидетельствуют о том, что сами партийные и советские руководители уже не верили в жизнеспособность колхозов, предлагая их ликвидировать.

Вот ещё и документ жизни:

«В Архангельский обком КПСС

…Со стороны т. Абрамова А. П. были неоднократные заявления об уходе из колхоза, однако правление и парторганизация колхоза в просьбе ему отказали…

В апреле 1963 года, выкрав из стола бухгалтерии печать и штамп, подделав подпись председателя колхоза под текстом справки о том, что он не является членом колхоза, устроился на основании этого документа в Карпогорский леспромхоз. Решением партийного собрания цеховой организации и парткома колхоза «Путь к коммунизму» от 25 октября 1963 года за самовольный уход из колхоза и подделку документов тов. Абрамов А. П. исключён из членов КПСС, дело передано в следственные органы…

Секретарь Пинежского районного парткома Амосов. 13 ноября 1963 года.

Так колхозный бригадир, земляк и однофамилец писателя Александр Абрамов пошел на всё: выговор и исключение из партии, даже на преступление, чтобы перестать быть «бараном колхозным» и беспаспортным крепостным колхоза «Путь к коммунизму». Чтобы стать личностью. Ведь в стране наступила «оттепель».

И будто под воздействием «Вокруг да около», под напором горьких и справедливых заявлений героев повести, буквально по эпизодам её правительство начинает принимать одно за другим постановления: о развитии сельского хозяйства в Архангельской области, о приусадебных участках, о принципах материальной заинтересованности в колхозах.

А через полтора года после выхода повести принимается закон СССР «О пенсиях и пособиях членам колхозов» – по старости, по инвалидности, по случаю потери кормильца и пособий для женщин-колхозниц по беременности и родам.

Сколько об этом выстраданных слов у героев повести – у автора!

И наконец, в 1974‑м, впервые за сорок два года действия паспортной системы в СССР, колхозникам стали выдавать паспорта!

Когда появились первые правительственные решения по колхозам, Абрамов записал в дневнике: «Для меня это праздник. Моя правда победила. Что‑то теперь скажут о «Вокруг да около»… Второй раз я оказываюсь правым. Первый раз в 1954‑м (критическая статья «Люди колхозной деревни в послевоенной прозе»), второй – сейчас. И почему бы не снять проклятие с моего «Вокруг да около»?»

Наивный великий человек! Никто из руководства и официальных лиц не благодарил, и никто из «критиков» не покаялся. Писателя Фёдора Абрамова продолжали травить и не печатать. Одна из читательниц написала ему: «Если Вас не посадят, то хорошо…».

И «реабилитация» неугодной для власти повести шла медленно.

Только в 1973‑м – через десять лет! – в московском сборнике «Последняя охота» вновь увидела свет многострадальная, одна из лучших повестей Фёдора Абрамова, воителя за правду, которая так и начинается: «А надо стоять на своём. Надо драться за правду! Не один же райком стоит над тобой!»

Правда Абрамова – это истина в динамичных художественных образах, нравственные действия во благо людей. Она и сегодня жива и продолжает действовать.

Виктор ТОЛКАЧЁВ

Культура

14 июля

Мали­нов­ка, сво­бода, дождь

14 июля

На уни­вер­сит­ет­ском пруду в Архан­гель­ске – фес­тиваль вод­ных фонариков

13 июля

Пой­демте с нами! Чем занять­ся в выход­ные в Архан­гель­ске

12 июля

Думал: зем­ляк – лицо зна­ко­мое. Смот­рю – Пушкин!

11 июля

В Онеж­ском райо­не сни­ма­ют фильм для Пер­вого канала

11 июля

В Кар­пого­рах откры­лась Пет­ровс­кая ярмарка

11 июля

В Кено­зерье отмети­ли при­шед­ший из далё­кого про­шлого день Ивана Купалы

8 июля

Пер­вый рояль и три­над­ца­тая книга

7 июля

8 июля в Севе­род­винске прой­дёт фес­тиваль моло­дых семей

7 июля

В Архан­гель­ске отмети­ли день рыбака

6 июля

Пой­дёмте с нами! Чем занять­ся в выход­ные в Архан­гель­ске

5 июля

В Онеж­ском райо­не в храме 1757 года постройки прой­дет пер­вое за послед­ние 90 лет богос­луже­ние

3 июля

Шес­тикры­лый сера­фим вер­нулся в часов­ню дерев­ни Гла­зово Пле­сец­кого района

2 июля

«Сбор­ная Тай­болы» украша­ет Кенозерье

1 июля

Из какой колы­бели вырос рус­ский флот?

Похожие материалы