Роман Сенчин: Мы не врачи – мы боль, в этом и состоит миссия литератора

1 июня 2016 17:46
Фото Олега Кузнецова
Фото Олега Кузнецова

С нашим собеседником  прозаиком,  критиком, лауреатом литературных премий Романом  Сенчиным мы разговаривали в День библиотек. И конечно шла речь о времени, миссии писателя и сути нового реализма. 

- Роман, ваша книга  «Зона затопления» удостоена российской литературной премии «Большая книга». Вас считают лидером,  так называемых новых реалистов,  и даже полагают, что по вашим произведениям можно будет изучать – какая была Россия в конце 90-е и нулевые годы. Почему вы выбрали именно это направление творчества?

— В детстве я интересовался приключенческой литературой, фантастикой, затем через годы пробовал в этом жанре писать.  Потом пришло понимание, что гораздо интереснее реальная жизнь. Термин «новый реализм» он скорее придуман как противовес «постмодернизму», который существовал  начале нулевых годов. Кто-то нас ругает, кто – то хвалит. Но, на мой взгляд, главное, что новое направление родилось. По-настоящему никто сейчас не знает, что  такое новый реализм, но появилась целая генерация писателей, которые работают в этом жанре.

- А почему вы выбрали именно этот промежуток времени, не самый приятный период в истории нашей страны?

—  Я пишу о том, что происходит в ближайшее время. А пока я пишу, проходит несколько лет. Я вижу, как изменился я, вся страна, за 20 лет ушли многие приметы времени. Многое домысливаешь, но возвращаться в прошлое мне лично не уютно. Мне уютно в нашем времени.

- Сюжетная линия романа тесно перекликается с Распутинским сюжетом романа «Прощание с Матерой». В  семидесятые годы, власть решила на реке Ангара построить Богучанскую ГЭС. Начали бурно, огромные деньги вложили и остановились. А потом пришли молодые, резкие, умеющие считать деньги, лучше, чем жизни, И достроили. А пока строили – несли горе, рушили мир, построенный не ими, топили деревни, переселяли тысячи человек ...Почему именно этот сюжет вы взяли для романа, он для вас в чем то символичный?

— Во-первых, это близкие мне края: я родом из Сибири, родился и вырос на Енисее, и у нас тоже была такая ситуация, не столь масштабная, как на Богучанской АЭС, но тоже были драмы – людей переселяли. Но с Богучанской так получилось, что целыми поселками не переселяли, а всех в разные районы, города, по всей Сибири – Красноярский край, Хакасия. И для людей это оказалась настоящей трагедией. И,  конечно,  я понимал, что критики обратят внимание на мое произведение и будут сравнивать с романом «Прощание с Матерой». Казалось, после распутинского романа ничего такого  написать невозможно, ведь это великое произведение. Но я попытался, и это вызвало интерес. Хотя, повторюсь, Распутин написал великое произведение! Это очень высокая планка, до которой дотянуться очень сложно.

- Читала, что Ваш роман некоторые критики называют «слоновьей дозой депрессанта». Да-да, именно депрессанта, без привычной  приставки «анти». Уже с первых страниц романа понимаешь – никакого американского хэппиэнда здесь не будет, это Россия, ситуация, в которой оказались герои – безвыходная, нужно смириться и жить дальше. Или еще хуже Россия в книге  умирает. Да и название «Зона затопления» говорит за себя. Вы пессимистично относитесь к настоящему нашей страны и к ее будущему?

— Будущее мне все-таки видится как свет в конце тоннеля. Но ведь литература всегда освещает самые драматичные моменты нашей жизни, поднимает проблемы, задает очень тревожные вопросы. Поэтому нельзя говорить о депрессивной литературе.

- А решения этих вопросов есть?

— Наверное, есть, но это не писательское дело – управлять государством. Надо показывать и вскрывать проблемы. Как говорил Герцен – мы не врачи, мы боль! И как бы пафосно это не звучало, в этом состоит миссия литератора.

- Общая тенденция  количество читающих людей,  прежде всего детей, сократилось. Как вы считаете, перефразируя известную фразу из культового фильма, правда ли, что скоро совсем ничего не будет – ни книг, ни газет, ни журналов – только интернет?  И сплошной сленг везде – эти няшки и тд….

— Во-первых, «няшки»-это не изобретение современной молодежи, вспомним Эллочку- людоедку, которой скоро уже 100 лет исполнится..

- Вот- вот в Эллочек – людоедочек ведь превращаемся...

— Но и в интернете есть тоже литература, и ее читают –  просто это другой формат, а вообще читают. А бумажные книги будут еще долго существовать, но для ценителей полиграфии. Конечно, все уходит в интернет, в гаджеты. Но я не могу сказать, что читающих людей мало. Люди читают, и благодаря интернету, люди еще и пытаются осмыслить прочитанное. Бывают очень интересные, спонтанные комментарии. Совсем молодые люди пишут, и получаются интересные рецензии. И дистанция между книгой и читателем сокращается. Писатель сразу видит, как его вещь оценивается читателями.

- А Вы сами,  какие больше книги любите – бумажные или электронные?

— Я пока бумажные книги читаю, еще не привык к электронным.

- И все-таки вернемся к нашему языку – как вы считаете, наш великой и могучий возродится, и вместе с ним и интеллект, и страна, или тенденция превращения в Эллочек-людоедочек продолжится?

— Все же Эллочек я встречаю редко – наша молодежь разговаривает грамотно и хорошо. При этом, конечно, сам язык, меняется – пусть нам кажется, что в плохую сторону, но русский язык очень сильный, и вбирает в себя заимствования, новые слова.  Это показатель живого языка. Сделай его изолированным, и он умрет. Еще Тредиаковский, Лесков, пытались заменить заимствования на русские слова, но выходило комично и они оставили это.

- Вы стали известны благодаря роману «Зона затопления», а есть еще произведения, о которых Вы могли бы нам рассказать?

— Совсем недавно вышла книга «Напрямик», это сборник рассказов, то, что я писал после «Зоны затопления» – там  много новых рассказов.

- Тоже в стиле реализма?

— У меня все в этом стиле. Пытаюсь писать и в других жанрах, но получается такой вот реализм. 

Беседовала Валентина Скворцова

Культура

19 февраля

В Архан­гель­ске и области гото­вят­ся празд­но­вать 100-ю годов­щину соз­да­ния Крас­ной армии

19 февраля

«Сбор­ная Тай­болы» отпра­вилась из Архан­гель­ска в Киркенес

16 февраля

Жите­ли Архан­гель­ска уви­дят выставку кар­тин Саль­вадо­ра Дали

15 февраля

Шен­курс­кий венец: сде­лано в XXI веке

13 февраля

Севе­род­винско­му крае­вед­ческо­му музею выде­лят 100 тысяч руб­лей на ремонт

13 февраля

В Архан­гель­ской области начал­ся «Кино­мара­фон Arctic open»

13 февраля

Севе­ряне стали дип­лом­ан­тами меж­дуна­род­ного кон­курса в Заполярье

11 февраля

Вкус чте­ния с Доб­ролю­бов­кой. «Мень­ше свис­тите и коман­дуйте»

9 февраля

Алек­сандр Соку­ров: «Тог­да кино загово­рит язы­ком рус­ско­го харак­тера»

5 февраля

В Архан­гель­ске нача­лись меро­прия­тия, посвящ­ён­ные 100-ле­тию народ­ного артиста Рос­сии Ивана Меркулова

5 февраля

Архан­гело­гор­од­цев приг­лаша­ют на «Избра­нное» из работ Ника­са Сафронова

1 февраля

В Архан­гель­ске побы­вал известный кино­реж­ис­сёр Алек­сандр Сокуров

30 января

Север­ный хор даст кон­церт в честь годов­щины победы под Ста­линг­ра­дом

30 января

«Шикар­ную кар­тину» по чехов­ской «Дра­ме на охо­те» жите­ли Архан­гель­ска пер­вый раз уви­дели в 1914 году

30 января

Как кар­гополь­цы сол­нце в Нор­ве­гии зажигали