Тайны Бориса Шергина

30 апреля 14:57 Из газеты
Борис Шергин.
Борис Шергин.

В Архангельске прошли межрегиональные Шергинские чтения, посвящённые 125‑летию Бориса Шергина и 105‑летию Евгения Коковина.

С докладом на чтениях выступал Борис Егоров, директор Архангельского Литературного музея, который длительное время занимается изучением жизненного пути и творчества Бориса Шергина. Сегодня мы публикуем его сообщение в сокращённом виде:

— В 1966 году в связи с 70‑летним юбилеем Бориса Викторовича Шергина наградили орденом Трудового Красного Знамени. Награду получал Михаил Аркадьевич Барыкин, богоданный племянник, как называл его писатель. Шергин не поехал – в тот год он не был юбиляром. Ему исполнилось 73 года, и этот факт подтверждает запись в метрической книге Соломбальского Преображенского собора. Там написано о «рождении 16 июля 1893 года сына Бориса у архангельского мещанина Виктора Васильевича Шергина и законной жены его Анны Ивановны». Эта же дата года рождения подтверждена самим Шергиным во время Всесоюзной переписи 1920 года.

Но в Москве, куда Борис Викторович переехал работать в 1921 году, он уже стал на три года моложе. Вероятно, по какой‑то важной причине тому способствовала его мама Анна Ивановна, в это время работавшая инструктором в Архангельском губернском Совнархозе.

К новой дате своего рождения Борис Викторович привык не сразу. В 1922 году, вступая в профсоюз работников просвещения СССР, он указал год рождения – 1897‑й. Хорошо, что никто этого не обнаружил, а то последствия оказались бы печальными.

В личном деле инструктора-художника кустарно-кооперативного отдела Архангельского губернского совнархоза Бориса Викторовича Шергина хранится «Опросный лист» за 1920 год. На вопрос, служил ли он в старой армии, в каком полку и чине, Шергин отвечает: «В 1916 году служил рядовым рабочим 1 батальона Белой армии, 1‑й роты. Уволен в виду потери правой ноги».

Тут он явно оговорился, написав в «Белой». В 1916 году в России была Царская армия, «Белая» появилась в Гражданскую войну. По какой причине Борис Викторович потерял ногу, в «Опросном листе» пояснения отсутствуют.

Неясная «История» с потерей ноги всплыла позже в одной из немногих неопубликованных автобиографий Бориса Викторовича. Вот как он её излагает: «В 1919 году я, попав под трамвай, потерял правую ногу и пальцы левой ноги».

А в доверительной беседе с Владимиром Викторовичем Сякиным (ему посвящён рассказ «Для увеселенья») Шергин как‑то признался, что когда Архангельск заняли «белые», его мобилизовали и послали на строительство насыпи. Там и случилось с ним это несчастье – попал под вагонетку.

Если взять за первооснову доверительное признание Сякину, то получается: Борис Викторович, написав в «Опросном листе», что «служил в Белой армии», не оговорился, а проговорился. Хорошо, что год назвал 1916‑й. Но 1916‑й год Шергин «пришил» к своей биографии белыми нитками. Трудно представить, что в 1916 году он служил в какой‑либо армии, и вот почему. По заданию Академии наук Шергин в тот год ездил по Архангельской и Олонецкой губерниям, где записывал сказителей, изучал местные говоры. Да и не мог он, поступивший в Строгановское училище в 1913 году, окончить его всего за два года и уже в 1916‑м году служить в армии.

Противоречивая биография писателя хранит много тайн. Документов мало. Факты, которыми оперируют исследователи, фактически взяты из биографических рассказов Шергина. А они до того убедительны и сказочно правдоподобны, что невольно забываешь, что перед тобой художественное произведение. Во всамделишной жизни могло быть всё иначе.

Неизвестностью окутаны и биографии его родных. К примеру, не найти объяснения, почему бабушка писателя Мария после смерти мужа Василия в сопровождении немца Менка переехала с сыном Виктором, будущим отцом писателя, и сестрой мужа Глафирой из Вологодской губернии в Архангельск. Один из исследователей биографии писателя предположил, что этот Менк – известный художник. Но это не так. Будущему художнику Владимиру Карловичу Менку в пору переезда Шергиных в Архангельск было годков 8–9. А того Менка, который сопровождал Марию Шергину во время переезда, звали Георгием Карловичем. И что интересно, именно Георгий Карлович Менк был восприемником при крещении сына Леонида у отца писателя и его первой жены Елены Константиновны.(Младенец прожил всего один месяц. А вскоре умерла от горячки и его мама.) Тот же Георгий Карлович Менк был поручителем со стороны жениха при бракосочетании родителей писателя, Виктора Васильевича и Анны Ивановны.

Немало белых пятен – назову их ребусами – и в произведениях Шергина. В 1959 году вышла его книга «Океан-море». Там впервые напечатаны сказы «Пинежский Пушкин», «Пушкин Архангелогородский», «Слово о Ломоносове».

Вот цитата из сказа «Слово о Ломоносове»: «Один из русских членов Академии, сподвижник Петра Карпов жаловался Ломоносову: «Накрыл нас горстью Шумахер. Жужжим, да бьёмся!»

Шергинское «Слово о Ломоносове» завораживает, мы так увлечены повествованием, что вполне естественно рядом с действительно существовавшими Ломоносовым и Шумахером принимаем за реального и академика Карпова. Но с такой фамилией в то время академика не было!

Кого же на самом деле имел в виду Борис Викторович? О том подробно изложено в комментариях к книге Бориса Шергина «Избранное», изданной Архангельским Литературным музеем.

Борис Викторович лишь слегка изменил фамилию реально существовавшего академика, сподвижника Петра I Андрея Константиновича Нартова. Того самого, которого по просьбе академиков назначили на место снятого с должности скупого немца Шумахера. Но Нартов оказался ещё прижимистее. И через полтора года (опять же по просьбе академиков) Шумахера вернули на прежнее место.

Шергин изменил фамилию Нартова не механически, а с глубоким смыслом. При этом он использовал фамилию реально существовавшего сподвижника Петра I Карпова, воспетого Ломоносовым в поэме «Петр I».

К приступу Карпов, 

вождь Преображенских сил,

Всех прежде начал бой, 

всех прежде смерть вкусил.

Волшебник русского слова Шергин чародействует осмысленно, на основе глубоких знаний. Невозможно им не восхищаться! Например, в «Дневнике» 1941 года Борис Викторович пишет: «Почему я люблю эту страну? Страну, коей границы обширны, так что и ум растекается, и трудно мысленно охватить, и которой конденсация, сила и угодье, душа и сущее коей для меня сосредоточены в местах, где живёт и действует имя Винчи Леонардо. Винчи – “ангел России”. Он сердце Руси. Да как не любить земли, освящённой его стопами?!»

Можно догадаться, что речь идёт о Сергии Радонежском. Я задался вопросом: почему Сергий Радонежский скрыт Шергиным под именем Леонардо да Винчи, а Сергиев Посад – под именем Фиренце, то есть Флоренция? Ведь у Бориса Викторовича ничего случайного не бывает. Стал сравнивать биографии Сергия Радонежского и Леонардо да Винчи и обнаружил в них удивительные параллели. Леонардо жил во Флоренции – колыбели Ренессанса, Радонежский – в Сергиевом Посаде – духовном центре Православия. Леонардо называют «Винчи» по одноименному местечку вблизи Флоренции, а Сергия – «Радонежским», по местечку Радонеж, что недалеко от Сергиева Посада. Во Флоренции центром монастыря ордена Валломброза является церковь Святой Троицы, а в Сергиевом Посаде главная святыня Троице-Сергиевой лавры – собор Святой Троицы. До чего проникновенно видение у Бориса Викторовича!

В том же «Дневнике» за 1941 год зашифровано и имя русского иконописца Андрея Рублёва. Он скрыт под именем итальянского художника дель Сарто. Рублёва звали Андреем, дель Сарто – Андреа. Андрей Рублёв создал знаменитую «Троицу», Андреа дель Сарто – «Диспут о Троице». Разумеется, чтобы ТАК шифровать, надо самому быть человеком всесторонне эрудированным, каким и был наш земляк Борис Викторович Шергин.

Борис ЕГОРОВ

Культура

21 сентября

В Архан­гель­ске откры­лась выставка худож­ника-мари­нис­та, моря­ка и яхтсме­на Сер­гея Звягина

21 сентября

«Небе­са» Кено­зерс­ко­го парка уви­дят посети­тели выставки в Москве

20 сентября

В Кня­жест­ро­во в седь­мой раз про­шли еже­год­ные «Суха­нов­ские встречи»

19 сентября

На откры­тии кино­зала в Севе­ро­онеж­ске пока­жут премье­ру «Кино­тав­ра-2018»

19 сентября

В биб­ли­оте­ке САФУ откро­ет­ся выставка с уни­каль­ными доку­мен­тами горо­жан нача­ла XX века

18 сентября

В Кено­зерье появи­лись скуль­птуры леше­го, русал­ки, водя­ного и ска­зоч­ного льва

16 сентября

В Архан­гель­ском музее ИЗО откры­лась выставка «Город Солнца»

14 сентября

Пой­дёмте с нами! Чем занять­ся в выход­ные в Архан­гель­ске

14 сентября

Архан­гель­ского «коро­ля инстру­мен­тов» гото­вят к кон­цертно­му сезону

13 сентября

Архан­гель­ский драм­те­атр пока­жет спек­такль о мили­ци­оне­ре Пеш­кине в Онеге за месяц до премьеры

12 сентября

Архан­гель­ский театр кукол новый теат­раль­ный сезон нач­нёт в обновл­ён­ном здании

10 сентября

В Архан­гель­ске прой­дёт тре­тий Аркти­чес­кий форум искусств

10 сентября

В октябре Архан­гель­ском теат­ре драмы откро­ет­ся вир­туаль­ный кон­цертный зал

10 сентября

В музее ИЗО откро­ет­ся выставка «Город солнца»

9 сентября

В Архан­гель­ском теат­ре-сту­дии «Понар­ош­ку» откры­лся новый сезон

Похожие материалы

12 сентября Культура

Архан­гель­ский театр кукол новый теат­раль­ный сезон нач­нёт в обновл­ён­ном здании

6 сентября Культура

Про­снулся, почис­тил зубы – и в театр

23 августа Культура

Театр помор­ской куль­туры «Сузёмье» высту­пил в Санкт-Пет­ер­бурге

14 августа Культура

«Кале­вала» вышла в свет на трёх язы­ках: фин­ском, рус­ском и ненецком

10 августа Культура

«Детство в Солом­бале» я про­чи­тал в гранках»

5 августа Культура

Эти куклы дос­тойны, чтобы их знали во всём мире!

3 августа Культура

К сто­ле­тию Фёдо­ра Абрамо­ва: луч­ший сту­дент Ленинг­ра­дс­кого уни­вер­сите­та

2 августа Культура

Свадь­ба в музее: от венца до мальца

31 июля Культура

Дирек­тор Архан­гель­ской сред­ней школы №51 Татья­на Лари­на: «Абра­мов мне очень помог»

24 июля Культура

Весь абсурд жизни пока­жет толь­ко кукла

23 июля Культура

Рисун­ки Бори­са Шер­гина, кото­рых мы не видели

20 июля Культура

Как Твар­довс­кий помог Абрамову

14 июля Фоторепортаж

Мали­нов­ка, сво­бода, дождь