«В норвежских театрах разрешено есть попкорн и сидеть в телефонах»

15 октября 2018 11:10 Из газеты
«В норвежских театрах разрешено есть попкорн и сидеть в телефонах»
«В норвежских театрах разрешено есть попкорн и сидеть в телефонах»

Норвежское правительство поддерживает три театра в Осло, пять – в крупных городах и одну передвижную национальную театральную труппу

Онекоторой специфике современного норвежского театра рассказали актёры передвижной труппы Эрик Александер Шервен, Тор Ивар Хаген и режиссёр Эмнет Кебреаб.

– Какое образование получают актёры в Норвегии?

Эрик: У большинства – классическое, по системе Станиславского, и это – сильная основа для актёрского мастерства. У меня, как и у всех актёров труппы, музыкальное образование, что необходимо для игры в мюзиклах и развития творческих способностей актёра.

Эмнет: Наш театр государственный, но в труппе только один постоянный актёр. Театр – проектный: для конкретных постановок режиссёр подбирает конкретных актёров.

Эрик: Раньше в Норвегии ситуация с театрами больше походила на российскую. Сейчас актёры набираются с разным образованием и из разных стран – из Норвегии, Швеции, Дании, России, Америки…

– Получается, вы не служите в театре всю жизнь?

Эрик: В Осло, как правило, в театрах есть небольшой основной состав, к которому добираются остальные актёры – в зависимости от контракта на один – два года.

Эмнет: Наш театр – самый большой, который ездит в турне по городам страны. Мы даём спектакли практически каждый день в 69 городах тура. Билеты на представления раскупаются быстро, и иногда дома культуры просят дать несколько спектаклей, чтобы каждый житель мог насладиться любимой постановкой детства.

– Ваша профессия востребована?

Эрик: Рынок трудоустройства сейчас больше, чем 15 лет назад. Но наша работа не престижна, если ты не звезда. Бывает, люди спрашивают: «Кем работаешь? А-а-а, артистом. А дела у тебя как?» Некоторые воспринимают нашу деятельность как хобби, не представляя, сколько требуется труда, чтобы сделать каждое представление – детское или взрослое. У нас популярны постановки знаменитых норвежских писателей Бьёрнстьерне Бьёрнсона и Генрика Ибсена. Но мы ставим и иностранных авторов.

Эмнет: Выбор репертуара – за режиссёром, но в теории актёр тоже может высказать собственную идею. Всё зависит от уровня взаимоотношений. У нас актёры пишут письма директору с предложениями по спектаклю.

– Как оснащён театр технически, особенно в период гастролей?

Эмнет: Всё зависит от желания режиссёра и возможностей бюджета. Был период, когда все хотели использовать технические новинки – свет, двигающиеся панели, экраны – быть в тренде. Но, к примеру, в прошедшем сезоне труппа гастролировала со спектаклем по любимой норвежцами детской книге Турбъёрна Эгнера «Люди и разбойники из Кардамона». Автор книги при жизни определил, как должен выглядеть спектакль, поэтому декорации сделаны по его оригинальным рисункам 1955 года.

– Это касается всех постановок?

Эмнет: Семья Турбъерна Эгнера следит за выполнением требований к спектаклям. Его сын приходил на наши репетиции и следил за подготовкой. Если режиссёр или актёр хотят что‑то поменять в тексте, песне, декорациях, нужно отправить заявление, чтобы его одобрили. Это касается только тех авторов, со смерти которых не прошло 50 лет. В этот срок его правопреемники вправе решать, кого набирать в труппу и какие изменения вводить.

Тор: Полагаю, нужно привлекать в спектакли не только норвежских актёров. Норвегия сегодня – многонациональное и многокультурное государство. И мне кажется важным, чтобы актёры на сцене представляли современное общество. В противном случае театр будет стоять на месте.

– Насколько театр популярен в вашей стране?

Эрик: Сейчас гораздо популярнее, чем когда‑либо, особенно в Осло. Театр стал доступным. Есть спонсоры, помогающие распространять информацию о представлениях. Есть соглашения с магазинами, которые при покупке дают скидочные купоны на спектакли.

Тор: Раньше театр был более привилегированным, стал – доступнее и демократичней. Например, в театре Осло на некоторые мюзиклы билеты распроданы до следующего лета. Для такой небольшой по численности страны как Норвегия это нонсенс.

– Публика тоже изменилась?

Эмнет: Это любопытно, но наши постоянные зрители одеваются просто. А вот те, для кого театр – событие, стараются наряжаться.

Эрик: Разумеется, люди могут приходить в чём угодно, но не стоит забывать: мы их тоже видим, как и они нас. Поэтому важно, чтобы мы обменивались реакцией и эмоциями. В норвежских театрах разрешено пить, есть попкорн и сидеть в телефонах, и мы, конечно, всё это видим со сцены. Поэтому, с одной стороны, здорово, что театр стал демократичнее в плане этикета, с другой стороны, мы потеряли его особенную атмосферу.

– В Норвегии есть отдельный театр кукол?

Эмнет: Уже нет. В Норвегии мало тех, кто умеет управлять куклами и имеет соответствующее образование. Разве что группа «Вака-Вака», профессиональных кукловодов которой мы приглашаем для своих «взрослых» представлений – например, на тему кризиса в Исландии.

Тор: Сейчас в Норвегии образования кукольника не получить. Знаю, что многие уезжают учиться в Россию.

– У звёзд театра есть привилегии в выборе театров и репертуара?

Эмнет: Обычно актёры не только играют в театре, но и снимаются в кино, работают на телевидении. Так больше шансов получить известность. Но есть и полностью посвятившие себя служению в театре. Однако если в кино могут взять человека без специального образования, на роль в театре отбор придирчивее. Зато драматическим актёрам открыты все двери: можно годами играть в театре, а потом случайно попасть в сериал и стать любимцем публики. Так в основном звёздами и становятся.

Анастасия СМЕТАНИНА

Культура

26 февраля

Архан­гель­ская инклю­зив­ная тан­цеваль­ная груп­па «Про­стор» высту­пит на сцене Боль­шого театра

26 февраля

В Архан­гель­ске пока­жут «Шедев­ры мас­те­ров Париж­ской школы»

26 февраля

Архан­гель­ский капи­тан, став­ший писа­те­лем, выпус­тил две книги о судь­бах моряков

25 февраля

В Архан­гель­ске объя­вили о наме­ре­нии соз­дать школу север­ного текста

25 февраля

САФУ приг­лаша­ет на «День зим­них забав»

25 февраля

Анна Аве­рина – «арген­тин­ка из Архан­гель­ска» – пока­жет новую программу

25 февраля

Семи шко­лам Архан­гель­ска прис­во­ены имена героев

25 февраля

Гости аэро­пор­та-му­зея в Лоп­шень­ге почувству­ют себя пилотами

25 февраля

Юби­лей­ный фес­тиваль «Помним. Гор­димся. Верим» завер­шился гала-кон­церт­ом

24 февраля

Фёдор Абра­мов: в поис­ках правды

21 февраля

«Сна­чала я её нари­сую, а потом съедим!»

21 февраля

В Мин­ске показа­ли спек­такль по сказ­ке Бори­са Шергина

20 февраля

Архан­гель­ская область вошла в спи­сок луч­ших мест для встре­чи Масленицы

20 февраля

В Мин­ске откры­лась выставка, посвящ­ен­ная 100-лет­нему юби­лею Абрамова

20 февраля

Кто и как рас­поря­жа­ет­ся нас­ледст­вом Фёдо­ра Абрамова

Похожие материалы

26 февраля Культура

Архан­гель­ская инклю­зив­ная тан­цеваль­ная груп­па «Про­стор» высту­пит на сцене Боль­шого театра

21 февраля Культура

«Сна­чала я её нари­сую, а потом съедим!»

20 февраля Культура

Кто и как рас­поря­жа­ет­ся нас­ледст­вом Фёдо­ра Абрамова

14 февраля Культура

Архан­гель­ские коло­кола зво­нят «по‑писа­хов­ски»

14 февраля Культура

Люди сереб­ряно­го воз­раста изу­чали иност­ра­нные языки в Доб­ролю­бов­ке

13 февраля Культура

С бла­гос­лове­ния Люд­милы Вла­ди­ми­ров­ны Кру­ти­ко­вой…

10 февраля Культура

В Архан­гель­ске откры­лись две выставки к сто­ле­тию Фёдо­ра Абрамова

9 февраля Культура

В плену теат­ра Алек­сандра Филип­пенко

7 февраля Культура

Пишу­щие жен­щины объе­ди­ни­лись

6 февраля Культура

Род­ной, трудовой…

6 февраля Культура

О под­виге ради любви

6 февраля Культура

Четы­ре выстре­ла Андрея Рудалёва

4 февраля Культура

Фоль­клорный помор­ский театр «Сузёмье» стал лау­ре­атом Наци­ональ­ной пре­мии «Имперс­кая культура»