Просто сказка: исцеление любовью

24 декабря 2016 12:52 Из газеты
«Буратино – пришлый, иной, поэтому он и разрушает эту дурацкую страну, придуманную Карабасом»
«Буратино – пришлый, иной, поэтому он и разрушает эту дурацкую страну, придуманную Карабасом»

Такие разные драматический и молодёжный театры Архангельска посвятили свои новогодние спектакли одной и той же чудодейственной силе – любви.

Буратино, будь человеком!

С 25 декабря феерия «Золотой ключик» драмтеатра о деревянном мальчике расскажет взрослым и детям, что нужно для того, чтобы стать человеком.

В детском спектакле органично сплетаются тексты Алексея Толстого о Буратино и Карло Коллоди о Пиноккио. Поставила его молодой режиссёр-фрилансер Валерия Итименева – однокурсница постоянных авторов драмтеатра – Анастаса Кичика и Алексея Ермилышева.

Роль Буратино исполнит Михаил Кузьмин, Карабаса-Барабаса – Евгений Нифантьев, кота Базилио – Дмитрий Беляков, лису Алису – Мария Беднарчик, Пьеро – Иван Братушев, Мальвину – Мария Степанова, Артемона – Юрий Прошин, папу Карло – Виктор Гусев и Сергей Чуркин, черепаху Тортилу – Гульсина Гусева, крысу Шушару – Мария Павлова, Феи – Елена Смородинова, Арлекина – Мария Новикова.

– Валерия, что будет от Пиноккио, а что – от Буратино? Будут растущий нос, голубая фея?

— Некоторых персонажей из «Золотого ключика» мы заменили героями «Пиноккио». Фея у нас вместо Дуремара. От Пиноккио мы взяли стремление превратиться в человека. Чем наш советский Буратино хуже? Пусть он тоже захочет стать мальчиком, а не просто рвался открыть дверь, обрести богатство и счастье. Пусть он пожертвует собой ради близких, поймёт, что главное в жизни – не деньги, не куртки, а семья и друзья. То есть мы просто немножечко углубили нашего Буратино.

Ведь это очень важный посыл: понять и придумать, что нужно для того, чтобы стать человеком? Не в буквальном смысле, а изнутри. Что же для этого нужно? Самое главное – любовь: к друзьям, к близким людям. Нужно беречь друг друга, ценить то, что мы есть друг у друга, дорожить этим. Это, мне кажется, самый важный посыл в жизни.

– Должен ли в сказке для детей быть какой‑то особенный постановочный язык, особые приёмы?

— Зритель везде универсален. Я верю, что все взрослые внутри остались детьми. Надо просто ребёнка, которого мы позабыли, разбудить. А самый универсальный приём в театре – это праздник.

– Вот поэтому‑то и цирковая тематика?

— У нас всё действие происходит в Стране дураков. Не Буратино потом попадает туда через Поле чудес, а изначально всё действие сосредоточено там. Эту страну создал Карабас. Он не умеет дружить, поэтому он согнал жителей, кукол, закрыл эту страну и стал править там. Эта страна и есть тот самый цирк, который в конце Буратино разрушит: он перестанет быть необходимым, этот ненастоящий, фанерный мир. Каким бы он ни был ярким и праздничным, он всё равно неправильный: дружба не может быть насильной.

– Как вам работалось с художником Ириной Титоренко?

— Она замечательный фантазийный художник. Сама я с ней ни разу до этого не работала, но мечтала: это очень интересно, она очень опытный, интересный, фантазийный, замечательный человек. Мы с ней договорились, что все персонажи – Базилио, Лиса, Фея, Тортила, Крыса Шушара, – участники цирка Карабаса, у каждого в нём своя функция. Крыса работает с канатом, Базилио – фокусник, лиса Алиса – певица…

– А Буратино – тоже? Или он пришлый?

— Пришлый, иной. Поэтому он и разрушает этот ненастоящий мир, эту дурацкую страну, придуманную Карабасом. У него нет изначально тех ограничений и рамок, в которых находятся остальные жители. Он появляется там со своими совершенно иными желаниями.

– Тут уже какие‑то элементы антиутопии есть!

— Не знаю, не знаю! (Смеётся.) Возможно, каждый увидит что‑нибудь своё в любом случае, но конкретно ничего такого мы не закладывали. Основная цель – напомнить детям и родителям, что нужно для того, чтобы стать настоящим человеком. А там уже, может быть, что‑то само пролезет.

– А костюмы будут каноничные? Шортики Буратино и всё прочее?

— Мы попытались сначала забыть привычный образ Буратино, но совсем уйти от него не смогли. Так что будут шортики, будет нос. Бывает, что сложившийся образ только помогает восприятию: когда слышим «Буратино» или «Пиноккио» – мы сразу представляем деревянного мальчика с длинным носом. Этот образ нам настолько знаком, что если бы мы его сильно видоизменили, у зрителей возникло бы отторжение, которое бы пришлось преодолевать. Что касается остальных персонажей – их образы будут достаточно необычными.

– А в чём их необычность?

— Мы с Ирой Титоренко пофантазировали и убрали конкретное время действия: у нас непонятно, какого века цирк – ХХ, XVII… Мы взяли за основу передвижной балаган. На сцене будет огромный шатёр. Основа декораций – мост – будет украшен лампочками, надписью «Страна дураков» на итальянском, фонариками, гирляндами с флажками. Всё приведется в праздничный, яркий, цирковой вид. И Ирина просто сочинила, как бы могли выглядеть персонажи-животные, если бы они были людьми и при этом работали в цирке.

Хочется, чтобы интересно было всем. Помните, раньше по воскресеньям по Первому каналу показывали сказки? Я очень скучаю по ощущению каникул, которое они дарили. Очень хочется, чтобы взрослые и дети после этого праздника ушли с ощущением каникул.

Добавим, что в эти предпраздничные дни драмтеатр подарит маленьким зрителям не только сказку о Буратино, но и встречу с полюбившимися героями – Братцем Кроликом и Братцем Лисом. 27 декабря режиссёр Анастас Кичик представит малышам от трёх лет вторую часть этого спектакля в ковбойском стиле.

«Волшебство обещаю!»

20 декабря прогрессивный режиссёр Максим Соколов представит в Молодёжном театре спектакль для аудитории «5+». В волшебной сказке про тролля, принцесс и снеговика он покажет, как отличать настоящую любовь от мишуры.

Для Максима Соколова это будет первый опыт постановки спектакля для малышей.

— Это моя первая сказка, – рассказал режиссёр. – Для меня это вызов. И оказалась, что со льдом у меня очень хорошие отношения.

Почему со льдом? А вот почему. «Волшебное зеркало тролля» – это фантазия на тему «Снежной королевы» и других сказок Ганса Христиана Андерсена. В центре – история двух сестёр, одна из которых боялась саму себя, а вторая – мечтала выйти замуж.

Но начинается сказка с одного очень зловредного тролля, который от скуки смастерил кривое зеркало. А затем – поднялся в небо и разбил его, и осколки рассыпались по всему свету: когда они попадали в воду, реки замерзали, а сердце становилось глыбой льда. А две льдинки залетели в спальню принцессы и упали ей на ладошки. И наутро с ней и со всей семьей стали происходить удивительные события.

— Этот тролль – он ни плохой, ни хороший, искуситель такой: он занёс волшебную заразу, и вся семья стала двигаться по другому пути эволюции, – поведал Максим Соколов. – Он ведёт эту историю, запускает её и дальше смотрит, как люди будут двигаться. То есть от самого человека зависит, в какую сторону он пойдёт: поймёт ли, какая любовь настоящая. Он испытывает людей, играет с природой человека, как рентген, просвечивает: «А у тебя – холодное сердце, ледяное сердце?» И я сижу в зрительном зале и думаю: «А, может, да, может, я ничего не чувствую?» Что угодно, лишь бы не кусок льда в сердце.

Но всё же главные темы новогодней сказки – это семья и сестринская любовь.

— Старшая сестра росла взаперти: вместо того чтобы дать ей много любви, родители её напугали. И она вся закрылась, – рассказал режиссёр. – И как это узнаваемо: когда один возводит стены. Младшая сестра любви тоже недополучила. И когда она становится взрослой, она мечтает выйти замуж, хоть за первого встречного. Она переживает такой подростковый период, когда ребёнок устраивает рок‑н-ролл. Сначала она – этакая «попрыгунья-стрекоза», но потом у неё в голове что‑то просыпается. А старшая проходит своего рода инициацию, путь к себе: сначала она себя отрицает, а потом всё‑таки даёт выход своей внутренней силе, своей энергии.

Старшую сестру сыграет Мария Гирс, а младшую – Анастасия Буланова. Кроме сестёр-принцесс малыши познакомятся с милым снеговиком Сноуболлом и молчаливым лосем. В роли снеговика – Антон Чистяков, а лося играет Илья Глущенко.

— Я люблю очень костюм лося, – поделился Соколов. – У Глущенко будет накладная спина, ноги, рога и намордник. И практически ни одного слова. Он очень смешно это играет. Снеговик у нас будет – огонь. Мы думали, как же его сделать? Когда в торговых центрах используют ростовые куклы, это всегда убожество какое‑то. И мы сделали просто куклу, а Антон в белой одежде и шапке будет ходить рядом.

Несмотря на то что спектакль будет зимне-снежный, лету в нём тоже найдётся место: со снеговиком станцуют доска для сёрфинга, морская звезда и добрая акула. Будут в постановке и страшные звери – волк и снежный человечище.

— У волка жуткая маска, – интригует Соколов. – Самое страшное, что он непонятно, кто: сначала он, как Полкан, выбегает, а потом смотришь на него, всего коричнево-чёрного, и думаешь: «Наверное, это какой‑то оборотень». А снежный монстр будет в старой хоккейной форме с сосульками-шипами длиной метра два и маске, как у Ганнибала Лектора. И на груди у него – синее обледенелое сердце. Он – воплощение страха главной героини.

Этот спектакль, как и «Месяц в деревне», режиссёр поставил вместе с художником Анастасией Юдиной. Костюмы будут яркие, мультяшные и, конечно, сказочные.

— Мы используем современный материал – неопрен, – пояснил Соколов. – И цвета такие не то чтобы канареечные, но яркие, как маркеры. Неопрен создаёт ощущение мультфильма. И, конечно, главная героиня наденет платье безумной красоты, как на балу института костюма «Met-Gala» в Нью-Йорке: её юбка будет светиться огоньками. Праздник будет. Волшебство обещаю, зуб даю.

Но, как говорится, сказка – ложь, да в ней намёк. Главное для Максима Соколова – передать маленькому зрителю послание о чём‑то важном:

— Мне важно показать детям, что такое настоящее – настоящая любовь, дружба, тепло, – и научить узнавать его. Отличать настоящее от мишуры. Искусство же про что? Про то, как подавить зверя в себе. А подавить его можно только любовью.

Мария АТРОЩЕНКО. Фото Артёма Келарева

Культура

20 мая

«Ночь музе­ев» в Архан­гель­ске: от оби­та­те­лей Аркти­ки до «Апос­толь­ской про­пове­ди»

18 мая

Пой­дёмте с нами! Чем занять­ся в выход­ные в Архан­гель­ске

18 мая

В Архан­гель­ске про­хо­дит форум «Откры­тый музей»

15 мая

«Рек­вием кара­вану PQ-17»: как показать мор­ской бой на сцене

14 мая

«Братья и сёс­тры»: на греб­не геро­ичес­кого взлёта

14 мая

В Вер­коле, Архан­гель­ске и Петер­бурге вспо­мина­ют Фёдо­ра Абрамова

14 мая

Луч­шим спек­такл­ем «Род­нико­вого сло­ва» стала «Потеря рав­нове­сия»

14 мая

«Сбор­ная Тай­болы» соз­дала пят­надцать нас­тенных рос­пи­сей на Сицилии

13 мая

На «Род­нико­вом сло­ве» в Архан­гель­ске показа­ли спек­такль без слов

10 мая

В Архан­гель­ске впер­вые опуб­лико­вали стихи Евге­ния Коковина

10 мая

В День Победы архан­гель­ских зри­те­лей ждал «Эшелон»

7 мая

Фес­тиваль «Род­нико­вое сло­во» в Архан­гель­ске: Опыты Протасова

6 мая

В Архан­гель­ске откры­лся VI фес­тиваль теат­раль­ного искусства имени Фёдо­ра Абрамо­ва «Род­нико­вое слово»

5 мая

Архан­гель­ский театр кукол стал лау­ре­атом наци­ональ­ной пре­мии «Арлекин»

4 мая

Пой­дёмте с нами! Чем занять­ся в выход­ные в Архан­гель­ске

Похожие материалы

14 мая Культура

«Братья и сёс­тры»: на греб­не геро­ичес­кого взлёта

30 апреля Культура

Тайны Бори­са Шергина

30 апреля Культура

«Чёр­ный рынок» спел о «Счаст­ли­вом городе»

29 апреля Культура

Гер­ги­ев и Куд­рин нашли в Архан­гель­ске «рояль в кустах»

24 апреля Культура

К сто­ле­тию Фёдо­ра Абрамо­ва: к чему звал земляк

24 апреля Культура

«Кни­га года»: поклон и полтора кило вос­поми­на­ний

23 апреля Культура

В Доб­ролю­бов­ке назо­вут «Кни­ги года»

19 апреля Культура

У каж­дого есть свой «сон золотой»

17 апреля Культура

Книж­кины име­нины: Кот Учё­ный, посвяще­ние в аген­ты и спец­приз от «ПС»

16 апреля Культура

В Архан­гель­ске гото­вит­ся к выходу «Кале­вала» на трёх языках

13 апреля Культура

Алек­сей Моча­лов: «Нель­зя же бежать вечно!»

30 марта Культура

«Пинежье ска­зоч­ное»: сох­ранить и передать

22 марта Культура

«Дело № 120»: отделу крае­ве­де­ния Доб­ролю­бов­ки – 120 лет