И на каждую просьбу будет ответ…

1 августа 15:00
Фото Павла Кононова
Фото Павла Кононова

Два с половиной дня в Кенозерском национальном парке

Каргопольский сектор, деревня Морщихинская: здесь уже отходит земляника и пошла черника, а Лекшмозеро прозрачное, и песок в нём такой – вы же когда‑нибудь мыли банку из‑под мёда? Когда в ней немного осталось, и этот мёд, смешавшись с водой, становится шёлковый, – вот такой там песок.

Под притолокой старого храма апостолов Петра и Павла ласточки вывели птенцов, птенцы уже вполне себе подростки, но орут и разевают жёлтые рты, как беспомощные младенцы. И бедная мать швырк-швырк, режет воздух без конца, ловит им мух, подносит по очереди.

Зато местному псу Тайсону ничего делать не надо. Из-за вируса завтраки, обеды и ужины – только на вынос. Мы ходим туда-сюда караваном, носим первое в кастрюле, второе – жареный ряпус с картошкой! – в лотках, компот в кувшине, ватрушки с творогом в пакете. Тайсон – старый воин, график питания знает и уважает. В урочный час сидит, пушистый и смирный, под калиткой ремесленного дома, где идёт раздача, ждёт. Мы расслаблены, мы умилены, мы обязательно принесём славной собаке остатки богатого обеда. Потому что Кенозерье – это космос, и на каждую просьбу, посланную туда, будет ответ – будь ты хоть собака, хоть и кто другой.

Наша просьба была – о тишине. И она причудливым образом исполнена: в национальный парк можно приезжать и жить, туристов очень много, почти все места заняты – но музеи и выставки закрыты, мастер-классы под запретом.

Остаются озеро, лес, экологические тропы, конный двор с мезенками, и снова – озеро, песок, лодки, лес, бесконечный земляничник, чайки и ласточки.

Можно поехать на Масельгу – в деревню в семи километрах от Морщихинской. Дорога – сама достопримечательность: она проходит по водоразделу – узкому высокому хребту – между бассейнами Атлантического и Северного Ледовитого океанов!

В самой Масельге есть храм преподобного Александра Свирского на Хижгоре и парк «Кенозерские бирюльки». В парк можно приехать с экскурсией или без, но в любом случае приехать очень нужно, он классный: здесь собраны вдвое уменьшенные копии историко-архитектурных памятников Кенозерья – избы, часовни, бани, амбары и гумна. В хлеву – деревянные овцы, а в избах, если встать на цыпочки и посмотреть в окошко – зыбки, печи, столы и стулья.

Здесь ты кажешься себе слишком большим и неловким, и очень хочется стать меньше, чтоб стало тебе тут всё по размеру. Да, именно – умалиться и быть как дети…

Светлана ГАВРИЛОВА

Колумнисты