Ирина Сидорова:
«Нет, ты не знаешь, что такое трудные времена»

24 мая 11:41
Ирина Сидорова
Ирина Сидорова

В эти майские дни я постоянно чувствую присутствие рядом моих родителей, участников Великой Отечественной

Мама моя прошла врачом всю войну. Победную весну 45‑го встретила в Берлине. И отец мой воевал на кораблях Северного флота. Был участником Северных конвоев. От моих родителей мне передалась вместе с плотью и кровью генетическая память. И я физически чувствую себя живой участницей истории Отечества.

Мама моя – истинная поморка, сдержанная в проявлении нежных чувств, порой казалась мне очень жёсткой и требовательной. В 90‑е годы в Архангельске начались перебои с хлебом. Он исчезал сразу во всех магазинах, на несколько дней. И какой‑то предприниматель раскинул палатку на площади у морского вокзала со свежей выпечкой. Я купила ещё тёплую душистую буханку. Радовалась, как же мне повезло! А потом случайно оставила её в транспорте. После работы зашла к маме попросить хотя бы кусочек для сына: придёт из садика, чем его кормить? Стала я жаловаться на тяжёлые времена и осеклась, поймав на себе строгий, осуждающий мамин взгляд: «Не-е-т, ты не знаешь что такое тяжёлые времена», – произнесла она с расстановкой. Мне сразу стало легче.

У мамы моей, пережившей все ужасы войны, было одно главное мерило ценностей – человеческая жизнь. Всё остальное ей казалось не стоящим серьёзных переживаний.

Мы часто созваниваемся с моей московской кузиной. Вот и нынче, 9 мая, мы поздравили друг друга с праздником за своих родителей-ветеранов. Её мать и отец, вернувшись с войны, всю жизнь прожили на Украине, в городе Мариуполе.

«Слава Богу, наши родители не дожили до этих дней», – сказала с грустью моя двоюродная сестра, заканчивая наш разговор по телефону.

Недавно услышала по радио знакомый с юности голос певца Юрия Гуляева: «Знаете, каким он парнем был?..» И вмиг словно незримый мост перекинулся через годы. В моём сердце ожил звёздный час родной страны и всего человечества. 12 апреля 1961 года. Первый полёт человека в космос, нашего человека – Юрия Гагарина. В это время я была в Сочи, в детском санатории «Юность». Мы, русские, украинцы, грузины, армяне, осетины, дети всех национальностей нашей страны, ещё не понимая до конца всей важности свершившегося, прыгали, смеялись, веселились, скандируя с восторгом: «Га-га-рин! Ура-а-а!»

Какие мы были счастливые, дети звёздной эпохи 60‑х. Мы получили на всю жизнь заряд спасительной веры в торжество сил добра! И поэтому вопреки всем сегодняшним вызовам я верю: рано или поздно в мире прекратится этот кошмар. И люди всех народов и стран осознают, что, несмотря на всю несхожесть, они представляют единое целое, у которого общее прошлое и общее будущее.

Ирина Сидорова, журналист, в «Правде Севера» работала в 1980–90 годы

Колумнисты