Два главных вопроса

20 июня 11:22
Артём Вахрушев
Артём Вахрушев

Я начал водить машину очень поздно. Мне было 26 лет. До этого я справедливо полагал, что это не моё. Как это: одновременно жать на педали, рулить и переключать передачи?! Оказалось не так сложно, я даже начал получать удовольствие от процесса. Но если бы я знал, что мне придётся объезжать такое количество ям на дорогах и столько вкладывать средств в ремонт подвески машины, возможно, я бы до сих пор ходил пешком.

На днях я испытал просто физическое удовольствие от езды на машине. Такого не было давно. Случилось это в Архангельске, на улице Павла Усова, при повороте от Ильинской церкви на Московский проспект. Обычно, когда я возвращаюсь с работы и переезжаю с Ленинградского на Московский проспект, у меня портится настроение. А тут! Дорога неидеальная, конечно, но после того, что было… Я ехал и наслаждался! Ничто не могло испортить мне настроение: ни хамы на дороге, ни рытвины на обочинах. Всё было отлично, пока не пришлось поворачивать с Московского в свой микрорайон.

Мой поворот налево, на улицу Стрелковую, сразу после двух автосалонов. Представьте, с одной стороны два европейских автосалона (стеклянные витрины, блестящие автомобили, газоны, парковки). Напротив только что закончили стройку (симпатичный многоэтажный дом, пахнет свежестью, уже начали закатывать газоны, ещё висит табличка с наименованием компании-застройщика). А между ними как будто шла война (говорящее название, видимо, за финансовые ресурсы потенциальных потребителей сражались). Хочется написать «дорога», но там её нет! Периодически кто‑то заравнивает ямищи (слова «ямы» маловато) на том месте, где недавно был асфальт. Этот асфальт на практически единственном въезде в микрорайон появился не так давно, несколько лет назад. Я знаю, как радовались жители: у них появилась нормальная дорога. Там был асфальт, но он пропал.

Итак: два самых главных вопроса в России: «Кто виноват?» и «Что делать?»

С виновными, конечно же, всё просто! Дорога чья? Города! Город и виноват! Мэр виноват! Но дороги ведь не мэр строит и ремонтирует. Их строит и ремонтирует компания, которая выигрывает муниципальный контракт. Делает она все работы за деньги и несёт по итогу гарантийные обязательства, которые обычно составляют 5–7 лет. Дорожное покрытие при этом должно выдерживать нормальные нагрузки. Компании, которые строят дома, используют тяжёлую технику: бульдозеры, экскаваторы, большегрузный автотранспорт, чтобы завозить строительные материалы. Дорога разрушается в двух случаях: либо её строители не доложили асфальта, либо строители домов перегрузили материалами технику. По мнению экспертов, и то, и другое встречается в равных пропорциях. Все хотят заработать или сэкономить. Можно, конечно же, сказать, что и дорога давно не ремонтировалась, и погода у нас экстремальная, и строек там видимо-невидимо.

Но люди ещё помнят, как они ездили по песку, а не по асфальту, то есть дорога построена не так давно. И ямы заканчиваются (вернее, начинается дорога) именно там, где заканчиваются эти две замечательные стройки. Остаётся валить только на погоду, она всё стерпит. Только, может, она и балует нас такими «сюрпризами» в этом году, потому что обиделась?

Чуть не забыл про второй главный вопрос – «Что делать?» На мой взгляд, ответ очевиден.

1. Тот, кому принадлежит дорога, должен собрать тех, кто строил здания (и автосалоны, и жилой дом), владельцев этих зданий и тех, кто осуществлял строительство и ремонт этой дороги, и разобраться, гарантийные ли это обязательства дорожной компании или всё‑таки это ущерб от большегрузов, которые заходили на стройку.

2. Отремонтировать дорогу за счёт виновного.

Товарищи, разберитесь, пожалуйста, кто же всё‑таки виноват и начните делать!

Артём Вахрушев, руководитель Центра содействия общественным инициативам

Колумнисты