Василий Матонин:
«Дело не в том, а в том»

25 мая 13:58
Василий Матонин
Василий Матонин

Романтики расширяют границы повседневности.

  • Чем внимательнее всматриваемся в обыденность, тем больше бытия видим в ней и меньше быта.
  • Без веры в Бога нет веры в человека. Без веры в человека нет веры в человечество. Без веры в человечество нет веры в светлое будущее. Без веры в светлое будущее нет настоящего.
  • Восторженное созерцание – высшая форма соучастия.
  • Не страшно тому, за кого кто‑то боится.
  • Дело не в том, что делать, а в том, что не делать.
  • Если ничего нельзя, то всё можно.

Любовь и необходимость

Переживание необходимости вернуть долг по внешним проявлениям похоже на любовь. Если в производственной деятельности нет любви как основного мотива, побуждающего к труду (любви к делу, к людям, для которых выполняешь работу, к конкретному человеку, к детям или к семье, для которых зарабатываешь деньги, к Родине), результат как бы есть, но его как бы нет.

Подвиг как ненормированное усилие

Чтобы жить по инерции, мотивы не нужны. Стремление что‑либо изменить требует подвига, то есть ненормированного усилия. Народ проявляет себя в предельных обстоятельствах, когда не остаётся пространства для половинчатого выбора. Это стремление к святости, массовый героизм, освоение необжитых земель или разрушение во имя созидания. В любом случае для активной деятельности нужны мотивы, выходящие за пределы материальной заинтересованности.

О рабстве и свободе

Рабство – состояние добровольное. Восприятие работы как дела низкого и убеждение, что трудиться можно только под влиянием обстоятельств непреодолимой силы – проявление рабской морали. Рабство в наше время принимает новые и всё более изощрённые формы. Рабство никуда не исчезало и никогда не исчезнет. Рабство равно как свобода – состояние души. Самая изощрённая форма рабства – это невозможность справиться с самим собой.

Все против всех

Человечные отношения и подлинное равенство возможны после принятия и признания иерархии, основанной на законе и традиции. Отрицание субор­динации, сомнение в её легитимности провоцируют борьбу всех против всех. Как только отец становится в глазах детей «плохим отцом», царь в глазах народа – «ненастоящим царём», а полицейский – «оборотнем в погонах», начинается смута.

Семена прошлого

Прошлое не исчезает, а уплотняется, архивируется в повседневности. Семена прошлого могут ждать долго, но при благоприятных обстоятельствах дают всходы. Надо вовремя пропалывать сорняки.

Свои и чужие

«Чужих» и «своих» различают по внешним и языковым признакам. Человек образованный, например, никогда не скажет «лó́жить». Юристы говорят – «осу́жденный», геологи – «дó́быча». Самыми точными маркерами в опознавании «своих» являются понимание юмора и различение цитат.

Насилие как самая бесперспективная возможность

Преступления начинаются с методов утверждения правоты – с насилия как наиболее привычной формы воздействия на оппонентов.

Василий Матонин, доктор культурологии

Колумнисты