Зачем считать показатель долговой нагрузки?

16 ноября 2019 11:33
Ольга Фокина, заместитель управляющего Отделением по Архангельской области Северо-Западного ГУ Банка России
Ольга Фокина, заместитель управляющего Отделением по Архангельской области Северо-Западного ГУ Банка России

Задолженность по кредитам жителей Архангельской области (с учётом Ненецкого автономного округа) на 1 октября 2019 года составила 153,1 млрд рублей, увеличившись с начала года на 13,7%. 

Портфель потребительских кредитов увеличился за девять месяцев 2019 года на 15,4% – до 84,7 млрд рублей, ипотечных жилищных кредитов – на 11,5% – до 68,4 млрд рублей. Доля просроченной задолженности по кредитам физических лиц за этот период, напротив, снизилась с 3,7% до 3,2%. Таким образом, увеличение объёмов розничного кредитования не ухудшило платёжную дисциплину северян

Вместе с тем в целом по стране темпы роста потребительского кредитования не сбалансированы: рост кредитования заметно опережает рост доходов. Это ведёт к тому, что всё большая доля доходов идёт на обслуживание кредитов и займов. По мнению Банка России, чрезмерный уровень долговой нагрузки в случае реализации рисков может привести к потерям в банковском секторе, создавать риски для реального сектора экономики, а также иметь негативные социальные последствия. Поэтому Банк России принял упреждающие меры, одной из которых стало введение с 1 октября 2019 года обязательного расчёта банками и МФО показателя долговой нагрузки (ПДН).

Теперь банки и микрофинансовые организации (МФО) должны вычислять ПДН при предоставлении гражданам кредитов (займов) от десяти тысяч рублей и при увеличении лимита по кредитной карте. ПДН рассчитывается как отношение среднемесячных платежей заёмщика по всем кредитам и займам (включая тот, за которым человек обратился) к его среднемесячному доходу. Если данный показатель окажется выше 50%, банк или МФО будут обязаны сформировать дополнительный запас капитала.

Давайте разберёмся, что это означает для финансовой организации и для заёмщика.

При выдаче заёмных средств гражданину, ПДН которого выше 50%, банку или МФО придётся «заморозить» дополнительные средства. Ведь, если заёмщик с высоким ПДН не справится с погашением долга, финансовую организацию ждут убытки, в этом случае зарезервированные деньги станут для неё «подушкой безопасности».

Для заёмщика ПДН более 50% – тратить больше половины своих доходов на погашение долгов очень рискованно: любой форс-мажор (потеря работы, болезнь и пр.) может привести должника к серьёзным финансовым проблемам.

Банки и МФО вправе повысить проценты по кредитам и займам заёмщику с высоким ПДН или вовсе отказать в ссуде. При этом заёмщик, узнав о своём уровне ПДН, может более реально оценить свои силы и сам отказаться от кредита или перенести сроки покупки, на которую нужны средства, на более поздний срок, когда его ПДН понизится.

То есть расчёт показателя долговой нагрузки помогает как финансовым организациям, так и заёмщикам определить свои риски и обезопасить себя в будущем.

Ольга Фокина, заместитель управляющего Отделением по Архангельской области Северо-Западного ГУ Банка России

Колумнисты

23 января

Экспе­рт-юрист о нало­ге на дви­жи­мое иму­щес­тво – за и против

20 января

Колон­ка редак­тора: «Вто­рая смена»

16 января

Сове­ты от юрис­та для биз­неса в 2021 году

13 января

Колон­ка редак­тора: «Мол­ча­ние – не всег­да золото!»

30 декабря

Колон­ка редак­тора: «Кам­ни бро­сать не будем…»

23 декабря

Колон­ка редак­тора: Напе­рег­он­ки

19 декабря

Колон­ка юрис­та: пред­ново­год­ние новов­веде­ния

16 декабря

Колон­ка редак­тора: «Гры­зя ска­лис­тый берег…»

9 декабря

Колон­ка глав­ного редак­тора: Ходо­вая колбаса

3 декабря

Жите­ли Архан­гель­ска о род­ном горо­де: «Доро­га прид­воро­вая моя, ты как приф­ронто­вая…»

3 декабря

Чита­тель­ница «Прав­ды Севе­ра»: «И мне при­хо­ди­ла в голо­ву мысль избавиться от детей»

2 декабря

Колон­ка глав­ного редак­тора: «Что‑то надо делать…»

30 ноября

Осо­бое мне­ние не для всех

18 ноября

Памя­ти Татья­ны Шахо­вой: «Мно­го грус­ти в холод­ной воде…»

18 ноября

Колон­ка редак­тора: «Может, дело в маске?»