Бабушка-крестьянка, бабушка-дворянка

16 февраля 16:47
Ирина Сидорова
Ирина Сидорова

«Красные» и «белые» воюют до сих пор. И мне хотелось бы рассказать о том, как людей разных сословий объединяло сострадание и понимание. Я это видела с детства – потому что всё происходило в моей семье.

В страшные сталинские годы супругов Сергиевских, врача Владимира Александровича и его жену Анастасию Николаевну, в числе «перемещённых лиц» направили на жительство из Днепропетровска в Архангельск. Оба они были выходцами из дворянских семей. Однажды они взяли к себе на квартиру простую деревенскую девушку, которая поступила учиться в Архангельский мединститут. Эта девушка потом стала моей мамой. Выпуск молодых врачей 1941 года сразу был призван на фронт. Мама моя, Кира Александровна Корельская, прошла врачом всю войну. Победный май 1945 года встретила в Берлине. Доктор Сергиевский был направлен на фронт начальником санитарного поезда. Умер в 1943 году, заразившись сыпным тифом от солдат, которых лечил. После войны Анастасия Николаевна и моя мама встретились снова, чтобы уже не расставаться никогда.

Мой отец Василий Иванович Плеханов, деревенский паренёк из вологодской глубинки, всю свою жизнь отдал морю. В годы Великой Отечественной войны был участником северных конвоев. Господь хранил моих родителей: оба вернулись с войны живыми и невредимыми. Их познакомили друзья. После свадьбы они стали жить в одной квартире с Анастасией Николаевной, в двухэтажном деревянном доме с мезонином, что стоял во дворе на углу Павлиновки и Поморской. Позже с ними поселилась моя бабушка по отцу Ольга Алексеевна. Вологодская кружевница, знавшая невероятное количество сказок, легенд и старинных песен.

Что помогало этим бесконечно дорогим мне и таким несхожим между собой людям преодолевать сложности жития единой семьёй?

Терпение, сострадание, умение понять и принять того, кто совсем не такой, как ты.

А ещё они умели радоваться жизни. Выяснять политические взгляды и даже разговаривать на эти темы у нас в семье было не принято. Потому что в жизни этих людей были ценности более важные, чем политика. И когда на свет появилась я, поздний ребёнок, слабенькая семимесячная девочка, которая много болела, мои близкие объединились вокруг благой цели – выходить болезненного ребёнка.

Отец мой редко бывал дома. В те годы рейсы на судах СМП были долгими и очень дальними.

Отец рассказывал мне о страшных штормах, в которых они трижды тонули и уже посылали SOS. Но зато, когда пароход приходил в Архангельск, это был долгожданный праздник для всей нашей семьи.

В те годы окрестить ребёнка, родившегося в семье коммуниста, нельзя было без серьёзных последствий… Поэтому моя родная бабушка и Анастасия Николаевна, обе глубоко верующие женщины, втайне от всех увезли меня в вологодскую глубинку и окрестили в Успенском соборе деревни Скородумка, где когда‑то крестились мой отец, дед и все их предки.

И как только мне исполнилось пять лет, моя крёстная Анастасия Николаевна стала водить меня с собой в церковь. И вот как‑то раз у дверей Ильинского собора мы встретили нищего. Он просил милостыню со словами: «Мне сегодня день рождения. Я только что вышел из заключения». В следующее воскресенье мы снова пришли в Ильинский храм. И увидели там того же нищего и услышали от него те же слова. «Он же обманывает всех», – возмутилась я.  «Бог ему судья, а не мы с тобой», – возразила Анастасия Николаевна. Она была доброжелательной и милосердной ко всем.

Наш дом стоял на бойком месте, всего в двух кварталах от Площади профсоюзов. Здесь, пройдя мимо трибун, заканчивались демонстрации, майские и октябрьские. Моряки с папиного парохода после демонстрации заходили к нам в гости. Праздничный стол собирала Анастасия Николаевна. Она готовила изумительно! Подобревшие от щедрого угощения моряки благодарили хозяйку. Им невдомёк было, что обслуживает их потомственная дворянка! Она в своё время держала горничную, а её муж – камердинера.

Было ещё одно любимое занятие у нашей семьи. В долгие зимние вечера мы садились за большой круглый стол и отец читал нам вслух «Войну и мир» Толстого, «Дворянское гнездо» Тургенева. И это чтение тоже объединяло нас всех и делало счастливыми. Значит, всегда можно найти повод для счастья и понимания, если искать…

Ирина СИДОРОВА

Колумнисты