Просто рабыня

9 октября 13:10
Светлана Лойченко
Светлана Лойченко

Колонка под названием «Привычка к бедности» вдруг вызвала споры, что, конечно же, хорошо. Но мне читатели также попеняли за то, что я их упрекаю в этой привычке. Как же хорошо, если это не так!

В сегодняшнем номере мы публикуем криминальную корреспонденцию, которая называется «Меня лишили воли». Почитайте, хотя и тяжко будет. Речь идёт вовсе не о бедности, то есть она присутствует, даже нищета, но, правда, не в них сейчас дело. Речь идёт о рабстве. Обычном рабстве, когда человека лишают воли во всех смыслах слова.

Мать пятерых детей держала в плену свою сверстницу, лишившуюся дома – из‑за того, что он был аварийный. И она не просто заставляла её работать, а изощрённо пытала её на глазах детей. Рабыне не позволялась покидать квартиру. Её травили собакой, морили голодом. Раздев догола, обливали горючей жидкостью и поджигали. Вырывали волосы. Выгоняли из дома без одежды, и обнажённую избитую женщину находили в подъезде соседи.

Она несколько раз попадала в больницу. Врачей ужасали застарелые и новые травмы, ожоги, следы укусов, переломы рёбер, ссадины и гематомы, которые требовали длительного лечения. Но приходила «родственница» и забирала несчастную. Её снова били без пощады и заставляли копать себе руками могилу на кладбище. (Это сведения из судебных материалов.)

На вопрос – почему никто не среагировал на весь этот ужас, – мне ответили: просто привыкли, семья живёт на окраине Архангельска, таких семей много. Дело обычное…

Недавно разговаривала с женщиной, тоже многодетной. Она рассказывала о своём детстве и мимодумно вспомнила, как дедушка усадил их с сестрой на стулья – одной тогда было пять, другой шесть лет, и стал убивать бабушку. Ему хотелось, чтобы это было ещё и зрелищем. И убил, очень зверски. Я спросила её: «Вы очень тогда испугались?» Она ответила, что нет, бабушку дед бил постоянно, издевался так, что она лишилась разума от страха. Убить её вроде как правильно. «Да, мы привыкли», – сказала она. Дедушку никто не задержал, он остался на воле, сейчас его уже нет в живых. Дело прошлое.

А потом она рассказывала, как превратила в ад жизнь двух своих малолетних сыновей. Когда они ей жаловались, что их насилует отчим, она их била смертным боем. Потому, что она так привыкла.

Сыновья уже выросли. Какие у них сейчас привычки? И что будет с этими пятью детьми, которые вынуждены были регулярно смотреть на пытки? Практически участвовать в них и одновременно им подвергаться.

В материалах дела есть сведения о том, что самый маленький не выдерживал, плакал и убегал. Значит, ещё не привык… Это надежда.

Светлана ЛОЙЧЕНКО

Колумнисты