А мы любим считать ворон

13 марта 18:08
Светлана Лойченко
Светлана Лойченко

Удивлялась людям, которые в городских квартирах заводят больших собак. Странные какие‑то… Не надо удивляться – сразу же у тебя появится откуда не ждёшь. И даже не мечтаешь о такой собаке, а она вдруг уже требует идти с ней гулять

Конечно, она выросла из маленькой, но за это время не оставила уличные замашки – на всех прыгать, пытаться бежать в разные стороны и рваться из поводка. Она пережила тяжелейшее бездомное детство, а всех любит, правда, не все это понимают. Прыгает, достаёт, изображая мустанга, пристаёт к каждой собаке.

Но есть в её жизни особая радость – вороны. Конечно, другие птицы тоже интересны. Например, сороки. Но они летают поодиночке, быстро садятся куда‑то в ветки на самые верхушки деревьев – чего там смотреть‑то особо? Правда, однажды её восхитила стайка воробьёв, которая, чуя весну, громко чирикала на кусте. Псина остановилась и многозначительно посмотрела на меня – вот ведь! А я ей: «Ещё соловьи бывают!» Но это тоже баловство – все эти чириканья, несерьёзно как‑то. Почирикали – вспорхнули, улетели. То ли дело – вороны. Чёрные, толстые, галдящие на все голоса. И при этом на их фоне как‑то сам не теряешься.

Когда повезёт, можно увидеть перелёт целой стаи. Ну, это такой праздник, что и на работу можно не ходить. Во всяком случае – уважительная причина опоздать. Потому что как же уйти от такого «Лебединого озера»? А прервать этот «полёт наслаждения» нельзя – будет столько собачьего крика и визга, что впору предъявить обвинения в жестоком обращении с собакой.

Поэтому надежда на ворон, что они покружат и улетят по своим вороньим делам. А пока мы стоим на пустыре и смотрим в небо. Как они кружатся, садятся отдельными компаниями на тополя, о чём‑то галдят, иногда ссорятся. У них – своя жизнь, а мы просто наблюдаем. Похоже, они наблюдают за нами. Но понимаю, что за нами могут наблюдать и из окон соседнего дома – скажут: ну совсем ненормальные, каждое утро стоят, ворон считают. В общем, бывают странные люди. Да и собаки тоже. И это, оказывается, мы!

В этом номере одна из тем – люди и собаки. Ну это внешняя канва. Я прогулялась со знакомой на Хабарку, а у неё – четыре собаки, и она мечтает о пятой. Говорит, что её считают странной. Кто? Почему? Где норма и кто её определяет?

Нормально ли каждое утро считать ворон? Думаю, многие не одобряют нас. Да, и я не всегда бываю в восторге от этого занятия – дел полно, стоишь, на ворон смотришь, потому что собака отказывается идти домой. А ведь куда‑то спешишь! Но тут надо взять себя в руки и потерпеть – собаке ведь тоже кажется странным, что я посреди представления тяну её домой. Зачем уходить от такой красоты?!

А когда вороны улетают, она поворачивает голову, дескать, чего сидим – всё закончилось, домой пора, завтракать! И спокойно идёт к подъезду. А вороны – завтра ведь прилетят. Вот им‑то мы вряд ли кажемся странными – ну считаем их каждое утро. И что?

Просто нам уже нравится это занятие, особенно, когда кругом утренняя спешка. Бегут все куда‑то – странные какие‑то…

Светлана ЛОЙЧЕНКО

Колумнисты