Арктическая пенсия

17 сентября 9:18
Денис Горин
Денис Горин

На прошлой неделе все неравнодушные к морской тематике жители Архангельской области получили тревожный сигнал: в СМИ появилась информация о том, что научно-исследовательское судно «Михаил Сомов» собираются утилизировать. 

Этот легендарный арктический снабженец и исследователь трудится уже около 50 лет. Позади у него 21 арктическая экспедиция, тысячи тонн доставленных грузов. С 2000 года порт приписки судна – Архангельск

И вот зазвучал приговор: в утиль. Пока – не подтверждённый. По крайней мере, «Севгидромет» информацию о подготовке плана утилизации «Михаила Сомова» опроверг. В ведомстве заявили, что «управление и впредь намерено использовать «Михаила Сомова» «для доставки жизненно необходимых грузов, а также смены полярников на труднодоступные станции в Арктике». Звучит обнадёживающе, но все мы знаем, что дыма без огня не бывает.

У любого работяги свой срок, и даже самое крепкое и надёжное судно в конце концов будет отправлено на покой. Жаль только, утиль в наших условиях становится единственным вариантом для пенсионера.

Но, позвольте напомнить, пенсионер этот – часть большой арктической истории. А у нас в Архангельской области, которую так гордо называют если не воротами, то транзитом в Арктику, память об исследованиях и покорении суровых широт остаётся исключительно в музейных экспозициях. Вот только интерактивную современную молодёжь затащить в музей сегодня – настоящее искусство. А экспозиция, к которой нельзя прикоснуться, в которую нельзя погрузиться с головой, с которой не хочется сделать «себяшку» на телефон – вызывает у них зевоту. И стремительно стирается из памяти непрерывным входящим потоком информации.

Пару лет назад я побывал на ледоколе «Красин» в Санкт-Петербурге. Судно превращено в великолепный музей. История в нём живёт в буквальном смысле. Эту историю ты видишь собственными глазами, чувствуешь её, гуляя по машинному отделению или рассматривая убранство капитанской каюты. Всё время не покидает чувство, что вот сейчас дрогнет металл под ногами от ожившей паровой машины, раздастся гудок – и ледокол, стряхнув с себя парадную музейную шелуху, отойдёт от причала и отправится в страну вечных льдов.

Вот такого ощущения не хватает в Архангельске. Уверен, ощущение это – лучший вклад в популяризацию морской истории и арктических идеалов. Поэтому хочется, чтобы когда в очередной раз заговорят об отправке в утиль очередного арктического труженика, у тех, кто принимает такие решения, хватило сил, времени и упрямства добиться для судна почётной пенсии, а не быстрого и эффективного с точки зрения бюджета погребения в братской могиле.

Денис Горин

Колумнисты