«Спешить категорически нельзя»

10 ноября 10:58 Из газеты
Марина Лыспак
Марина Лыспак

Следы рук и следы обуви, поддельные документы и поддельный алкоголь, наркотики и оружие, отпечатки лба, ушей, губ и ещё множество специфических вещей – всё это «сфера ответственности» экспертов-криминалистов

И если работа оперативников в основном – «найти и обезвредить», то работа экспертов – «собрать и исследовать».

О том, как это происходит, рассказывает сотрудник Экспертно-криминалистического центра Управления внутренних дел по Архангельской области, эксперт-криминалист, майор полиции Марина Лыспак.

– Марина Александровна, по недавнему взрыву в здании ФСБ вы работали?

— Экспертов, конечно, привлекали, работа шла весь день и всю ночь. Задействовано было множество специалистов – из следственного комитета, федеральной службы безопасности, в том числе нашего ЭКЦ. Конкретно я работала с объектами, которые мне сюда привезли.

– Объектами?..

— Любой предмет с места преступления называется объект исследования.

– А что вам больше всего нравится исследовать?

— Я люблю почерковедческие экспертизы. Специализируюсь в основном на дактилоскопии, уже десять лет этим занимаюсь. А вот, например, баллистика не совсем для меня, думаю, она больше для мужчин. В баллистику самое разное приносят – бывает и «самоделки», и оружие старого образца.

– То есть когда мы пишем новость: «в лесу нашли снаряды времён интервенции» – их вам везут?

— Да, привозят, бывает, очень много. Без экспертизы в таких случаях никак. Нужно подтвердить боеспособность, пригодность снарядов. Только потом их уничтожают.

– В этой комнате много всего под чехлами. Это какая‑то суперсовременная техника?

— Её много, и она рассредоточена по всему центру. Всё, что вы видите накрытым, это всё очень дорогое и чувствительное – даже пылинка не должна попасть – может помешать исследованию. Хотя и дактилоскопические порошки никуда не делись, но добавились сложные химические растворы. Вот, например, специальная камера помогает выявлять сложные следы. В камеру положили нож, молоток или как сейчас – упаковки таблеток. То, что называется «объекты». Аппарат химическими растворами «окуривает» объекты и выявляет следы: пары оседают, следы появляются. Если бы в камере лежала чёрная пластина, все отпечатки было бы видно. Но поверхность не прозрачная, плюс фольга. Их можно будет увидеть в косо падающем освещении.

– Но вы ведь работаете не только в лаборатории, на место преступления выезжаете?

— Конечно. В составе следственно-оперативной группы. Заступаем на дежурные сутки, так же как следователи и все остальные. Звонок по телефону, собираемся, едем. Это может быть и Архангельск, и близлежащие районы. В дальних – например, в Мезенском, Лешуконском, Пинежском есть свои эксперты. Но мы работаем по всей области. Иногда бывают громкие преступления, сложные убийства, районы просят помощи, и наши едут в командировку.

– Вот вы приехали на место преступления, и что первым делом делаете?

— Разговариваем с котами. Они нас очень любят, бегут со всех ног и норовят залезть в чемоданчик. Собаки не любят, а коты просто обожают. Ну а если серьёзно, я ищу следы преступника, фотографирую всё: где он мог пройти, что мог задеть. Профессиональный фотограф подбирает свет и ракурс, чтобы человек красиво выглядел. А у меня техническая задача – правильно зафиксировать все предметы на своих местах, чтобы они никуда не делись и все попали в кадр. А потом начать снимать следы. И если что‑то придётся в обстановке поменять, чтобы следователь мог разобраться, как было изначально – для расследования уголовного дела это очень важно. Я конкретно ищу следы преступника – следы рук, обуви, биологические следы, которые он мог оставить – волосы, слюна, кровь и так далее.

– Похожа ваша работа на киношную, сериальную?

— Какая‑то небольшая доля. В реальной жизни, в отличие от киношной, приходится очень быстро соображать на месте.

– В сериале «Убойная сила» был момент, когда герои выясняли – чья корова. А эксперт сказал, что заранее со всех коров снял отпечатки. И не рога и копыта, а нос. Привели корову, намазали ей нос чёрной краской, прижали к бумаге, и он точно определил – что за корова. Это правда?

— В районах часто бывают кражи скота. И они там уже реально и чипируют, и что только не делают, чтобы потом найти коров своих. Поэтому чисто теоретически можно предположить, что такое возможно, но я лично с таким не встречалась. В принципе, на носу коровы индивидуальные признаки, как в отпечатках пальцев людей.

– А говорят, преступников теперь можно найти чуть ли не по отпечатку уха?

— Были такие случаи – по отпечатку ушной раковины и даже лба, это всё тоже исследуется. Правда, в моей практике такого пока не было, но вообще в экспертной существует. Отец рассказывал, – он долго работал экспертом, – на баночке сметаны обнаружил маленький следочек, по нему и нашли преступника.

– Так вы, Марина Александровна, получается, продолжатель династии?

— Я окончила Волгоградскую академию МВД, которая готовит экспертов-криминалистов. А папа был начальником ЭКЦ. Сюда пришла работать, когда он ушёл на пенсию – вот как только ушёл, я его, можно сказать, сменила. И сестра здесь тоже работала экспертом. Она выработала минимальный стаж, ушла со службы и занимается своими детьми. У меня тоже есть ребёнок, на днях ему девять лет исполнится. И муж у меня тоже эксперт – в Соломбальском отделе полиции. Мне прямо сюда дорога была. С детства смотрела на папу, видимо, тогда ещё отложилось. У сына свои планы – говорит, хочет быть военным или работать в ГИБДД. То, что он тянется к какой‑то службе, уже хорошо.

– Интересная у вас работа…

— Очень. Особенно когда отдежуришь сутки, столько людей увидишь, столько ситуаций провернёшь в голове… Бывают мелкие хищения, кражи из магазина – это обычно быстро. На сложных кражах, случается, по четыре часа работаем. В среднем четыре-пять выездов – это «нормальные» сутки. Но бывает и десять выездов. Руки трясутся, когда домой приходишь. Понимаешь, что ты отработал и сделал всё не просто так, устал ради того, что принёс пользу людям.

– Сложные случаи в вашей практике были?

— Нашли два трупа в реке. К ногам пакеты с камнями привязаны, чтобы они не всплыли. И мы исследовали эти пакеты. Выявили следы рук и установили убийц, несмотря на то что пакеты даже полежали в воде. На мелких кражах бывают смешные ситуации. Проголодавшиеся преступники шоколадку поели, оставили следы зубов. А на крупном разбойном нападении с кражей денег и драгоценностей преступники случайно забыли молоток. И только благодаря оставшимся на молотке следам рук их удалось задержать, потому что они были в масках и при задержании свою вину полностью отрицали.

– Экспертиза часто является единственным весомым доказательством?

— Да. И человека задерживают на основании её. Вообще, дактилоскопическая экспертиза занимает определённое время. Бывают и чёткие следы, которые мы называем «лёгкими». Но сами понимаете, что спешка в нашем деле никогда не приводит к хорошим результатам. Мы прекрасно понимаем, что наши выводы – это жизнь и судьба человека. Как ты скажешь – это он или не он, – так и будет. В академии нас учили – спешить категорически нельзя. Ты, может, уже на восьми выездах побывал, и у тебя глаз не видит. Обязательно всё сначала проанализировать и провести исследование.

– Десятого ноября у вас профессиональный праздник – день… как теперь правильно называется? Сотрудника органов внутренних дел! От имени и по поручению редакции поздравляем всех ваших коллег и вашу семью. Как отмечать будете?

— Дома мы отмечаем обязательно – всегда собираемся. Это просто наш семейный праздник.

Вопросы задавала Ирина ЖУРАВЛЁВА . Фото Артёма Келарева

Общество

14 ноября

Архан­гель­ских школь­ни­ков приг­лаша­ют выбрать «Про­фес­си­ональ­ную траек­то­рию»

14 ноября

Выплату моло­дым мате­рям Архан­гель­ской области про­длили до 2021 года

14 ноября

Областные депу­таты при­няли закон­оп­ро­ект, запреща­ющий про­дажу элект­ро­нных сига­рет несо­вер­шенно­лет­ним

14 ноября

«Нет тало­нов к док­тору? Это не про­блема пациента»

14 ноября

Архан­гело­гор­од­цы органи­зо­ва­ли пети­цию, чтобы сох­ранить ста­рин­ную брус­чатку в Пет­ровс­ком сквере

13 ноября

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 14 ноября

13 ноября

Пен­си­он­ный фонд сок­ра­тил срок оформ­ле­ния сер­тифи­ката на мате­рин­ский капитал

13 ноября

За пере­име­но­ва­ние аэро­пор­та «Архан­гельск» про­голо­со­ва­ло 20 тысяч жите­лей области

13 ноября

Жите­лей Архан­гель­ской области приг­лаша­ют про­верить свои зна­ния по исто­рии страны

13 ноября

«Мы бла­год­ар­нос­тей не ждём»

12 ноября

В Архан­гель­ской области стар­то­вал лите­рат­ур­ный кон­курс для школь­ни­ков

12 ноября

Швей­царс­кая ком­па­ния будет про­из­водить элек­тро­энер­гию из мос­ковско­го мусора

12 ноября

В Архан­гель­ске прой­дёт меж­реги­ональ­ная кон­фер­ен­ция ТОС

10 ноября

На Печо­ре закрылась навигация

10 ноября

«Спе­шить кате­гори­чес­ки нельзя»

Похожие материалы

14 ноября Общество

«Нет тало­нов к док­тору? Это не про­блема пациента»

13 ноября Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 14 ноября

13 ноября Общество

«Мы бла­год­ар­нос­тей не ждём»

10 ноября Общество

«Спе­шить кате­гори­чес­ки нельзя»

9 ноября Общество

«Вни­ма­ние! Бабуш­ка из Мызы вышла на связь…»

8 ноября Общество

В Архан­гель­ске полуфи­нал­ис­ты кон­курса «Умник» предс­та­вили свои раз­раб­от­ки

8 ноября Общество

Конош­ский район, Кли­мов­ская шко­ла: дирек­тор возв­ра­ща­ет­ся

7 ноября Общество

«Он тихий такой… Увлека­ет­ся толь­ко интерне­том»

31 октября Общество

Как север­ной бабуш­ке пред­ложи­ли пере­нес­ти мед­карту в облако

29 октября Общество

В Архан­гель­ске появи­лись новые воз­мож­нос­ти по под­счёту деревьев

26 октября Общество

В Архан­гель­ске появит­ся приют для буду­щих мам

26 октября Общество

«Выход есть. Надо про­сто найти дверь…»

26 октября Общество

В Архан­гель­ской области стар­ту­ет про­ект по нас­тавни­чес­тву для дет­ей-си­рот