Есть тыл у врачей – будет и у больных

9 апреля 8:33 Коронавирус Здоровье
Фото автора
Фото автора

Как чувствует себя сегодня Центр инфекционных болезней Архангельской областной клинической больницы, который взял на себя основную нагрузку по лечению заболевших коронавирусом

Центр как подлодка

По представлению сына и подруги, я собиралась в омут вселенского зла – к инфекционистам. «Смотри там, это…» «ЭТО» мне виделось контактом с измотанными заполошными врачами в костюмах химзащиты.

Но всё было как всегда на интервью: кабинет, я и доктор. С той только разницей, что мы сидели на значительном расстоянии друг от друга, в очках и масках.

Впрочем, успокоилась я ещё на подходе к центру. Двухэтажный корпус (постройки аж 1939 года) примечателен (особенно на фоне перинатального центра) не только убогой архитектурой первой половины прошлого века, но и обилием дверей. Первый этаж – это сплошь окна-окна – двери-двери. Мне это напомнило и подводную лодку, и Кольскую атомную станцию с их шлюзовыми системами, когда один отсек легко изолируется ото всех остальных. Так и в центре: можно неделями работать бок о бок, не пересекаясь даже с коллегами – не то что с больными.

Наталья Георгиевна БровинаНаталья Георгиевна Бровина – заведующая амбулаторно-консультативным инфекционным отделением Центра инфекционных болезней Архангельской областной больницы. В 1995‑м окончила АГМА, до «Центра» (раньше он был самостоятельной инфекционной больницей) два года работала детским инфекционистом в Соломбале. 70 процентов деятельности её отделения – лечение (амбулаторно и в дневном стационаре) пациентов с хроническими гепатитами В и С (сейчас лечение приостановлено приказом по карантинным мероприятиям; а вообще, центр – один из немногих на Северо-Западе, где лечат хронический вирусный гепатит С по ОМС). Плюс врачи отделения дежурят в приёмном покое.

«Не помню. Не знала. Меня не касалось». Теперь касается

Из инфекций, выдавших эпидемии, на памяти Натальи Георгиевны, например, корь. «Помните, в 1998‑м из‑за низкой привитости взрослого населения у нас была вспышка кори? Перекрывался корпус, больные лежали на всех возможных поверхностях: на кроватях, кушетках, деревянных щитах на ванных. Никто не жаловался. Люди понимали, что госпитализировать их больше некуда».

Я это не только не помню – не слышала даже про такое. Чиновничье и медицинское сообщества всегда отличались жёсткой самоцензурой. И не будь на дворе XXI века с его интернетом, мы, возможно, и коронавирус пропустили бы как я – ту корь.

«Была дифтерия, за что медицинское «спасибо» всем, кто в своё время отказывался от прививок против неё. Была вспышка свиного гриппа. И тоже: среди умерших и с тяжёлыми осложнениями были непривитые. Привитые тоже болели, но не так тяжело».

И опять от доктора слышу – «помните?» Не помню. Не знала. Меня не касалось.

А вообще, говорит Бровина, прекратив перечислять пугающие вспышки, «у нас очень хорошая больница, со старой врачебной школой». Показывает в окно: «ветераны-врачи рассказывали, что вот этот забор вокруг больницы появился всего за несколько суток, в 1959‑м, мы недавно вспоминали ту историю. Художник Кокорин привёз тогда из Индии в Москву натуральную оспу (делая зарисовки, наблюдал там местные обычаи, и в том числе похороны) и кучу подарков друзьям. Один из них приехал к его коллеге в Архангельск, что сумела отследить госбезопасность. Тогда Московский регион привил от оспы около семи миллионов человек. Для тех лет это было колоссально-массово. А в Архангельске в инфекционном четырёхэтажном корпусе открыли провизорский госпиталь, в двухэтажном корпусе жил медперсонал, а в роддоме, который стал инфекционным корпусом, организовали обсервационное отделение».

Уточняю: забор должен останавливать больных от побега на «свободу» или здоровых от проникновения к больным? Улыбается: кого в России останавливают заборы? А новые сейчас выросли вокруг стройки. Центр готовится к усилению реанимации, идут строительные работы в соседнем четырёхэтажном корпусе, тянутся новые коммуникации.

Аргументы надежды

О коронавирусе врачи Архангельска узнали, как все – из теленовостей. Бровина обратила внимание даже на то, не что сказали на федеральном канале, а кто озвучил информацию из Китая, – высокий военачальник. Именно этим, считает доктор, объясняется успех борьбы с новым вирусом в Поднебесной – с ним воевали. Как на войне. А не отдыхали, как у нас поначалу, на каникулах.

 – Какой была ваша первая реакция: «это не у нас, беспокоиться не о чем», «это придёт ко всем, надо подготовиться», или «ужас ужасный, что делать теперь»?

— Во-первых, сразу захотелось узнать: что, как и почему? Люди много путешествуют, и тот же Китай легкодоступен сегодня, в том числе для северян. Много оттуда едут и к нам. Как все, мы обратились за информацией на официальные сайты в интернет. Плюс сразу начали получать эпидемиологические сводки от Роспотребнадзора. Во-вторых, каждую весну у нас проходит учёба по особо опасным инфекциям (чуме, холере, оспе…). Нам активно помогает кафедра инфекционных болезней медуниверситета, много учимся самостоятельно. В-третьих, эпидемиологическая служба у нас всегда была сильной. Не случайно доктора вспомнили ту ситуацию с оспой: остановить её в те годы было реальным медицинским подвигом. В-четвёртых, как я говорю, неинфекционных болезней не бывает. Все болезни делятся на абсолютно инфекционные – этиологию которых мы знаем; и относительно инфекционные – связь их с инфекционным агентом подозревается, но пока не доказана. И многие из инфекций периодически возвращаются. Вспомните: в России не так давно были эпизодические случаи сибирской язвы, чумы…

В-пятых, у нас дееспособное отделение. Обратите внимание: в двухэтажном здании хороший ремонт. Разве что фундамент и стены сохранились с прошлого века, начинка – новая. Построенное «под инфекцию» здание легко перекрывается системой шлюзов, здесь много мельцеровских боксов (абсолютно изолированных палат со своей вентиляцией), что исключает перекрёстное инфицирование. Плюс у нас сплочённый коллектив профессионалов инфекционной службы – врачи, сёстры, санитарки. Да и вся областная больница – пульмонологи, кардиологи, терапевты, хирурги, реаниматологи – всегда придут на помощь. У нас сильная лабораторная служба, грамотные фармакологи, опытные врачи-диагносты, оперативная контрактная и экономическая службы – всё это тыл, который удваивает силы инфекционистов.

Именно поэтому мы теперь буквально за несколько дней успеваем сделать то, на что раньше не хватило бы и года. Почти не метафора: главврач Игорь Петчин, зам. главврача по терапии Светлана Орлова, заведующая Центром Ирина Щепина, как мифические атланты, пытаются удержать грозовое небо.

В-шестых, на случай особо опасных инфекций минздравом и Роспотребнадзором предусмотрено развёртывание дополнительных коек. Изначально инфекционная больница строилась на 210 коек. Но с годами менялись санитарные нормы (вырос метраж на одного пациента), шло сокращение коечного фонда… Поэтому конкретные цифры потребности дополнительных коек не назову. Это зависит, в том числе, от сегодняшней сознательности населения, соблюдения им карантинного режима. Всё‑таки одно дело – пациенты поступают постепенно, и совсем другое – аврал. Мне Москву сейчас жалко.

Страх снижает иммунитет. Опыт заставляет быть осторожнее

– Может быть, надо ещё чем‑то напугать «бессмертных»?

— Мы все в разной степени верующие. Считается, в пост надо отказаться от чего‑то привычного, чем‑то пожертвовать. Режим, спорт, гости, магазины – в том числе.

– Предлагаете считать карантин одним из испытаний поста?

— Пожилые люди умеют жить на режиме. Но надо правильно расставить приоритеты. Например, не следует прямо сейчас ехать из области на профилактический приём к врачу. А чтобы снизить вероятность заболевания, достаточно знать: самое ужасное место – не улица, где можно столкнуться с инфицированным человеком, – подъезды. Мы смотрели видео из Китая: там возле лифтов приклеили пенопласт с зубочистками и кнопки этажей нажимали ими. В магазине самое опасное место – шлюз между дверей, где всегда сыро от наших ног и жарко от тепловых завес.

Так что пугать и бояться не надо. У нас есть необходимое оборудование (и срочно докупается ещё – аппараты ИВЛ, ЭКМО), защитные костюмы, грамотные специалисты. От всех остальных требуется просто сидеть дома.

– Наталья Георгиевна, как семья реагирует на вашу сегодняшнюю работу?

— Семья привыкла, что мама всю жизнь работает в инфекционной больнице. Друзья всегда спокойно реагировали на то, что в кафе я не подойду к столу, не вымыв руки. Называли это «инфекционной паранойей». Но это привычка, сформированная годами. И карантин мы соблюдаем. У одного из сыновей сегодня день рождения (мы разговаривали 1 апреля. – Е. М.), в гости не пойдём. Подарок передали раньше.

– Соседи сейчас от вас не шарахаются?

— Я отменила запланированный отпуск, и мы с мужем переехали на дачу. Благо, близко.

– Почти интимный вопрос: муж не боится трогать вас, вашу одежду?

— Индивидуальные средства защиты никто не отменял. Есть правила, выполняя которые, мы не болеем. В противном случае можно принести домой кишечную инфекцию, менингококковую, что угодно… К нам приходят пациенты, не знающие ещё, что у них туберкулёз, респираторная инфекция, ВИЧ-инфицированные, и мы со всеми работаем.

 Вы сами сейчас ходите в магазин?

— Раз в неделю, рано утром.

– Вы прикидывали: какое количество пациентов станет для вас критичным? Когда придётся здесь жить? Или вы такой вариант исключаете?

— В эпидемию гриппа, случалось, врачи уезжали домой почти в полночь на такси. Только дома можно полноценно восстановиться. А в центре дисциплина, как у военных. Говорю это не ради красного словца. Так что потребуется – будем здесь жить. Говорят, китайцы работали сменами по восемь часов. В специальных защитных костюмах. Это очень тяжело.

 У вас самих есть страх заболеть?

— Страх снижает иммунитет. Опыт заставляет быть осторожнее. Тыл вселяет уверенность. Вот и всё.

– Некоторые сейчас говорят: мол, теперь всем придётся лечиться на Родине, до элитных инфекционных клиник никто не додумался. Подразумевается: сами довели медицину до ручки, вот и пожинайте плоды.

— Инфекционную службу сокращали всегда. Но… когда я оканчивала институт, на одного участкового педиатра было 850 детей, сейчас – 1800. Точно так же сокращали участковых милиционеров. Раньше своих участковых (врача и милиционера) мы знали в лицо, а сейчас? Как говорится, легко сократить пожарную команду, когда ничто не горит. В этом смысле мы в более выигрышной ситуации: какие‑то инфекции все эти годы не давали сократить инфекционные койки до нуля. Нас не обрезали до предела, как клиники в Европе. Чисто намытые и внешне благополучные, там решили «раз не горит»… Так что всё относительно.

Инфекционной больнице и не надо быть шикарной или элитной. Она должна быть с боксовой системой, правильно устроенной вентиляцией и достаточным количеством персонала. Мы отремонтированы и обеспечиваемся всем необходимым. Нам грех жаловаться. Ещё на одном корпусе строители работают круглосуточно, чтобы у нас была возможность развернуться. Потребуется ещё больше коек – их развернут на базе и других медучреждений.

Елена МАЛЫШЕВА

Последние новости

5 июня Общество

Рабо­та по вывозу ТКО на остро­вных тер­рито­ри­ях Архан­гель­ска при­хо­дит в норму

5 июня Политика

В Архан­гель­ской области начал­ся приём заяв­ле­ний на голо­сова­ние по месту нахож­де­ния

5 июня фото из архива ПС

Рос­лесх­оз отдал под выруб­ку 15 тысяч гек­тар приб­режных лесов Архан­гель­ской области

5 июня ОбществоФото пресс-службы администрации Пинежского района

В Кар­пог­ор­ской ЦРБ приос­тано­вили пла­но­вую гос­пита­ли­за­цию

5 июня ЛеспромФото “Илим“

В 2019 году «Илим» вло­жил в эко­ло­гию про­из­водства 18 мил­ли­ар­дов рублей

5 июня Политика

Вик­тор Заря: «Задача – обес­печить вывоз мусо­ра во всех муни­ципа­ли­те­тах региона»

5 июня Колумнисты

Юрий Бараш­ков: «Архан­гель­ская область и Ненец­кий округ дол­жны при­сутство­вать на карте»

5 июня Из жизни

Из рода Став­ровых, из коле­на Абрамовых

5 июня Общество

Под­ключе­ние архан­гель­ского жило­го фонда к горя­чей воде нач­нётся 7 июня

5 июня Закон

В Архан­гель­ской области осу­дили бан­ду, заним­ав­шу­юся игор­ным бизнесом

5 июня Политика

Най­ден потен­циаль­ный инвест­ор для реконст­рук­ции Куз­неч­ев­ско­го моста в Архан­гель­ске

5 июня ПолитикаФото пресс-службы правительства Архангельской области. Павел Кононов (с)

В Архан­гель­ске за год пла­ниру­ют снес­ти 70 рас­сел­ён­ных домов

5 июня Происшествия

В Архан­гель­ске во дворе дома сбили пен­си­онер­ку

5 июня Происшествия

Винов­ник вче­раш­ней ава­рии с гру­зо­ви­ка­ми в Архан­гель­ске был пьян

5 июня Общество

Въезд и выезд из Севе­род­винска раз­ре­шат при нали­чии билетов

5 июня Культура

В Кар­пого­рах про­ве­дут капи­таль­ный ремонт цен­траль­ной биб­ли­оте­ки

5 июня Политика

ЦИК утверд­ил поря­док элект­ро­нного голо­сова­ния за поправки в Конс­ти­ту­цию РФ

5 июня Происшествия

«УЛК» задол­жал своим работ­ни­кам 700 тысяч руб­лей заплат

5 июня ПроисшествияФото пресс-службы регионального управления МВД

В Виног­рад­ов­ском райо­не в ДТП постра­дали два человека

5 июня Происшествия

В Нян­доме один под­рос­ток по пьяни забил до смер­ти другого

5 июня Происшествия

В Архан­гель­ске ребё­нок полу­чил трав­му, про­вал­ив­шись в дыру на дет­ской площадке

5 июня Общество

В Архан­гель­ской области прой­дут дожди и грозы

5 июня Любовь Уткина (справа) с фронтовой подругой Полиной из Ленинграда, июнь 1945 года

И мед­сест­рич­ка Люба рас­писа­лась на рейхстаге

Похожие материалы