Росприроднадзор региона:
«Крупные предприятия, как правило – высокоответственны»

22 мая 12:16 Из газеты Экология
Целлюлозно-бумажные комбинаты вносят плату за сбросы в водные объекты, выбросы в атмосферный воздух и размещение отходов.
Целлюлозно-бумажные комбинаты вносят плату за сбросы в водные объекты, выбросы в атмосферный воздух и размещение отходов.

Глава территориального управления Росприроднадзора – о тенденциях в экологическом контроле.

Федеральный государственный экологический надзор в регионе ведёт Управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Архангельской области. В компетенции ведомства – контроль состояния водных объектов, атмосферного воздуха, особо охраняемых территорий, а кроме того, взимание платы (неналоговый сбор) за негативное воздействие на окружающую среду и нормирование – выдача разрешений на выбросы, сбросы и размещение отходов. Без такого рода документации промышленная деятельность, вероятно, оказалась бы нелегитимной.

О том, как Росприроднадзор ведёт работу в регионе, рассказывает Николай Леванидов, исполняющий обязанности руководителя территориального управления ведомства.

Николай Леванидов.– Российское законодательство признаёт, что промышленная деятельность априори наносит экологический вред окружающей среде, поэтому предприятия должны его компенсировать. Государственными службами разработаны соответствующие нормативы ставки, формулы расчёта. Предприятия ежеквартально отчитываются и вносят авансовые платежи. В Управлении для этих целей работает группа администрирования, мы системно контролируем процесс своевременности и соответствия платежей. Все природопользователи области состоят у нас на учёте, – рассказывает Николай Леванидов.

– Николай Григорьевич, а сколько всего природопользователей зарегистрировано в регионе?

— В нашем реестре зарегистрировано свыше двух тысяч природопользователей, вносящих плату на негативное воздействие. Это, конечно, значительно меньше общего количества юрлиц и индивидуальных предпринимателей, состоящих на учёте в налоговой инспекции. Понятно, что если небольшой офис производит мусор, то фактически в реестре фигурирует организация, ведущая сбор и утилизацию отходов в промышленных масштабах, в том числе и этого мусора.

Наиболее крупных плательщиков в числе этих двух тысяч предприятий – всего около 20. В основном это предприятия целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности, оборонного комплекса, а также транспортные и инфраструктурно-логистические компании. Они делают погоду по компенсационным платежам за загрязнение окружающей среды.

– Лесохимические предприятия наверняка  на особом счету, поскольку они являются пользователями лесных, водных объектов и атмосферного воздуха.

— Можно и так сказать. Целлюлозно-бумажные предприятия, например, вносят плату как за сбросы в водные объекты, так и за выбросы в атмосферный воздух и размещение отходов. При этом используются довольно прозрачные, понятные методики расчёта. Скажем, по выбросам в атмосферный воздух берётся количество использованного топлива с учётом коэффициентов, зольности и других критериев. С учётом сбросов в воду и размещением отходов тоже всё достаточно просто.

– Каким образом строится работа по надзору за крупными природопользователями?

— Хочу подчеркнуть, что мы руководствуемся положениями Федерального закона от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля». Правда, не скажу, что промышленные предприятия мы выделяем в какую‑то отдельную группу. В нашем ежегодном плане – проверки всех природопользователей, эксплуатирующих какие‑либо опасные объекты.

Разумеется, в Архангельской области есть развитые промышленные зоны, и мы не можем не учитывать такой факт в работе. Это и Архангельский ЦБК, ЗАО «Лесозавод 25», филиал Группы «Илим» в Коряжме, северодвинские предприятия Объединённой судостроительной корпорации («Севмаш», «Звёздочка», «Арктика»), предприятия «Севералмаз», «Архангельскгеолдобыча».

Мы также не можем не учитывать, что эти предприятия являются градообразующими, важнейшими с точки зрения социального сектора муниципальных образований, регионального и местного бюджетов, поскольку они также являются крупными налогоплательщиками. Впрочем, это не означает, что применительно к ним мы ослабляем надзор.

Сейчас мы работаем по риск-ориентированному подходу. Он регламентирован федеральным законодательством. Говоря простым языком, мы направляем свои усилия по надзору и контролю на деятельность тех предприятий, эксплуатируемые объекты которых представляют особую опасность для окружающей среды.

Причём проверка в основном направлена на конкретные объекты, а не на юридическое лицо. Количество, регулярность проверок связаны с критериями экологической опасности объектов, а также территорий, где они расположены. Главное теперь – не наказание, а предупреждение, профилактика возможных ЧП. На мой взгляд, это правильный адекватный подход.

Отмечу, что наш план контрольно-надзорной деятельности, то есть проверок, на соответствующий год согласовывается с прокуратурой области, а затем размещается на сайте Генеральной прокуратуры.

– Насколько, на ваш взгляд, ответственен крупный бизнес, например, Архангельский ЦБК?

— Крупные предприятия, где имеются соответствующие экологические службы, как правило, являются высокоответственными. Именно с такими компаниями государственному надзору легче работать. Помимо АЦБК и других вышеперечисленных компаний, я бы поставил в этот ряд ПАО «Севералмаз» и АО «Архангельскгеолдобыча». Экологический, производственный контроль у них поставлен на высоком уровне. Тем не менее, это не снимает ответственности ни с них, ни с нас.

– Бывали какие‑то прецеденты?

— В сентябре 2017 года мы проводили на Архангельском ЦБК плановую проверку по соблюдению природоохранного законодательства совместно с прокуратурой. Мы выявили два нарушения законодательства в сфере обращения с отходами. Были превышены нормативы образования и складирования некоторых видов отходов. Но отмечу, эти нарушения незначительные. Были выданы предписания, на должностное лицо (исполнителя) был наложен административный штраф. А по юридическому лицу дело было прекращено по малозначительности нарушения, предприятие укладывалось в лимиты. Предприятие имеет все разрешительные документы.

Помимо этого мы провели контроль работы источников загрязнения АЦБК и воздействие на атмосферный воздух. Аналитический надзор ведёт подведомственное Росприроднадзору экспертное аналитическое учреждение «Центр лабораторного анализа и технических измерений по Архангельской области». Его специалисты отбирали пробы атмосферного воздуха в жилой зоне Новодвинска, в том числе по дурнопахнущим веществам. Нарушений установленных требований не было выявлено.

В этом году проверок АЦБК не запланировано.

– А жалобы от населения вы принимаете?

— Конечно, это наша прямая обязанность. Статистика впечатляет: за последние годы экологическая активность резко увеличилась. В 2017 году мы получили 277 обращений, в основном от граждан и организаций. Из них – 52 по выбросам в воздух, 82 – по сбросам в водные объекты и 74 – по несанкционированным свалкам. Только в первом квартале 2018 года в Управление поступило 79 обращений.

В прошлом году к нам поступали жалобы и от новодвинцев. В одной из них указывалось, что АЦБК «превратил белый снег в серый». Мы провели административное расследование и установили, что были нарушены условия в эксплуатации газоочистных установок. По факту произошёл небольшой сбой в работе оборудования.

К слову, комбинат активно участвовал в расследовании, информировании населения. Предприятие само заинтересовано в снижении выбросов. Это известный факт. А, скажем, по дурнопахнущим веществам – парадоксальная закономерность: чем меньше его концентрация, тем более сильным кажется человеку запах. Но мы всегда скрупулёзно разбираемся по всем жалобам.

Комбинат идёт в ногу со временем. Более того, АЦБК работает на опережение в плане экологии. Доказательством тому стало исключение предприятия из списка «горячих точек» Совета Баренцева Евро-Арктического региона. Северная Европа проводит свою аналитику. И европейские эксперты учли, что АЦБК, например, провёл большую работу по повышению эффективности газоочистных установок. Главный критерий исключения из «горячих точек» – проекты, улучшающие водоснабжение и водоотведение в муниципальном образовании, совершенствование системы обращения с отходами и очистки сточных вод, энергоэффективность.

Но я уверен, что это не станет успокаивающим фактором для комбината. На АЦБК ставят высокую планку как в промышленной, так и экологической деятельности. В том числе ведут просвещение подрастающего поколения.

– Николай Григорьевич, а какие у вашего управления сейчас «горячие точки»?

— Конечно, было бы некорректно говорить, что у нас все преуспевают. До сих пор есть проблемные участки в энергетике. В Архангельске – это котельные, эксплуатируемые предприятием с нарушением условий выданных разрешений или без них. Например, котельная ООО «ТЭПАК» в пос. Затон. В городе Вельске эксплуатируются котельные, расположенные буквально в жилой зоне, что вызывает справедливое возмущение граждан. Дело доходит до судебных разбирательств.

Много нареканий вызывает работа архангельского «Водоканала» и предприятия «Водоочистка», снабжающего водой удалённые территории города. Одна из давних проблем Архангельска – врезки хозфекальной канализации в ливневую, что также вызывает многочисленные обращения наших граждан. Это наследие прошлого времени, но эти врезки надо ликвидировать и строить локальные очистные сооружения. Аналогичные проблемы, кстати, испытывает город Котлас, другие муниципальные образования. Мы надеемся, что создание концессии и появление инвестора поможет городу Архангельску в этом вопросе.

Беседовал Виктор СЕМЁНОВ

Экономика

16 июня

Из Архан­гель­ска в Нарьян-Мар вышел пер­вый теплоход

15 июня

Сель­хоз­ко­опе­ра­тив Виле­годс­ко­го райо­на полу­чит семь мил­ли­онов руб­лей на покуп­ку моло­ково­за

15 июня

Кабо­таж­ная нави­га­ция в Белом море – приз­нак нас­туп­ив­шего лета

14 июня

В сто­лице Поморья про­дол­жа­ет рабо­ту кон­фер­ен­ция мало­го и сред­него предп­ри­ни­ма­тель­ства

14 июня

В Ере­ване откро­ет­ся Дом Архан­гель­ска

13 июня

Про­ек­ты КРАО: дос­тупно и опе­рат­ив­но

13 июня

Предп­ри­ни­ма­те­лям Поморья рас­ска­жут о под­дер­жке бизнеса

13 июня

Бен­зин в Архан­гель­ской области в мае подоро­жал на шесть процентов

13 июня

Архан­гельск и Пет­роза­водск вновь свя­зали пря­мые авиарейсы

10 июня

«Кур­тя­ев­ская» и «Кне­жица» завоё­выва­ют новые рынки

9 июня

Хочешь быть успе­шным – будь!

9 июня

В Архан­гельск при­шёл пер­вый в нынеш­нюю нави­га­цию пас­саж­ир­ский лайнер

7 июня

Девят­надцать пред­при­ятий Поморья выло­вят 54 тонны сёмги и горбуши

7 июня

В Архан­гель­ске прой­дёт пер­вый форум «Судос­тро­ение в Арктике»

6 июня

Рай­ффайз­ен­банк под­пи­сал кре­дит­ное сог­лаше­ние с АО «Архан­гель­ский ЦБК»

Похожие материалы

13 июня Экономика

Про­ек­ты КРАО: дос­тупно и опе­рат­ив­но

13 июня Экономика

Предп­ри­ни­ма­те­лям Поморья рас­ска­жут о под­дер­жке бизнеса

9 июня Экономика

Хочешь быть успе­шным – будь!

5 июня Экономика

Что надо знать болель­щи­кам о бан­ковс­кой карте?

1 июня Экономика

Биз­несу Поморья меша­ют три блока барьеров

31 мая Экономика

КРАО в Санкт-Пет­ер­бурге заяви­ла о своих наме­рени­ях

31 мая Экономика

Как в Санкт-Пет­ер­бурге соз­дава­ли эко­но­ми­ку доверия

29 мая Экономика

От 3 до 250 мил­ли­онов руб­лей – мало­му и сред­нему бизнесу

22 мая Экономика

Андрей Заика: «Мы не выжива­ем, а раз­вива­ем­ся»

22 мая Экономика

Биз­несме­нов Поморья приг­лаша­ют в Китай

22 мая Экономика

Росп­ри­род­надз­ор регио­на: «Круп­ные пред­при­ятия, как пра­вило – высоко­от­ветст­вен­ны»

10 мая Экономика

От гон­чар­ной школы до рыбо­пере­ра­ба­ты­ва­юще­го завода

8 мая Экономика

В Архан­гель­ской области внед­ря­ют новый фор­мат обще­ния бизнеса