Некуда бежать

11 февраля 9:31 Из газеты
PressFoto (c)
PressFoto (c)

Про себя и своих детей Марина Савельева говорит: «Мы беженцы… Бежали, потому что выбрали жизнь». Но спасалась Марина, по её словам, не от войны, а от мужа-тирана

— Мы с детьми приехали в Котлас из Мурманска весной 2017 года, – рассказывает она. – Оставаться в Мурманске было опасно: скандалы, избиения – выносить это дальше было невозможно… Муж обижал не только меня, но и детей. В тирана он превращался без всякого повода: оскорблял, выламывал двери… При этом на работе был совсем другим – «прекрасным сотрудником». Я неоднократно вызывала полицию. Порой нам с детьми приходилось ночевать в кризисном центре. Все соседи были в курсе скандалов и в один голос твердили: «Марина, уезжайте. Бегите, если есть куда..» И, в конце концов, мы действительно решились на побег. Весной у дочки в детском саду прошёл выпускной, и буквально сразу мы уехали. Надеялись – в новую жизнь…

По словам Марины, в кошмарном браке она прожила больше пятнадцати лет. На вопрос, почему терпела так долго – ответа нет.

— Десять лет у нас не было детей. И вот, казалось бы, счастье – родилась долгожданная дочка, а затем два сына-близнеца… Жить бы да радоваться. Но когда появились дети, мужа всё стало ещё больше раздражать. А затем случилась беда – один из малышей умер. Не знаю, как я это пережила, – у Марины дрожит голос. – Сынок уснул и больше не проснулся.

Говорит, что выбрала Котлас в качестве убежища, так как здесь живут её родные – мама и брат.

— В Котласе у мамы была однокомнатная квартира, – поясняет Марина. – И мама буквально настояла: «Пока улаживаешь проблемы, живи здесь». Сама она устроила свою личную жизнь и перебралась к новому мужу.

Марина вспоминает, что в первые дни после бегства никак не могла привыкнуть к тишине и не верила в собственное счастье: дети в безопасности. Но радость длилась недолго. Через несколько месяцев брат Марины заявил о своих правах на однокомнатную квартиру в Котласе.

— Видимо, мама ему эту квартиру когда‑то обещала, – предполагает Марина. – И он просто не смог смириться с тем, что жильё досталось не ему, а мне… Хотя у него есть своя квартира. Да и я не претендовала на мамину жилплощадь. Нам с детьми требовалось временное пристанище, чтобы от стресса отойти. В Мурманске осталась трёхкомнатная квартира, в которую вложены детские деньги – два материнских капитала: федеральный и региональный. Квартира в ипотеке, платить ещё четырнадцать лет. По документам у бывшего мужа одна пятая долей, а остальные доли в квартире – наши с детьми. Но вернуть квартиру себе мы не можем. И продать тоже не можем. Бывший муж требует, чтобы я выкупила у него его долю. Но как я это сделаю? – плачет Марина.

По её словам, в один из дней, когда она с детьми была в поликлинике, «в гости» приехал брат и просто сменил замки в котласской однушке. Причём заранее об этом никого не предупредил.

— Мы пришли домой, а замок другой… У меня был шок. Но я не стала ругаться, сопротивляться – не было сил, – рассказывает Марина. – Арендовала другое жильё, и в очередной раз мы ушли….

— А что же ваша мама? Она вас не поддержала?

— Нет. Мама не поддержала, – вздыхает Марина. – Просто сказала: «Извини, дочка». Возможно, брат повлиял на неё, и она побоялась ссориться. Не знаю… Конечно, мне больно осознавать, что я со своими детьми оказалась не нужна самым близким. Но на помощь к нам пришли совершенно посторонние люди.

По словам Марины, одна из её подруг в Котласе сделала им временную регистрацию, чтобы семья имела хоть какую‑то «зацепку» в городе. Марина за это время оформила сыну инвалидность.

— Мне предлагали сделать это ещё в Мурманске. У сына аутизм. Но я, наверное, морально не была готова, – поясняет она. – Всё ждала, что малыш начнёт разговаривать. Но состояние его только ухудшалось. Сейчас сына одного оставить вообще нельзя. Мы везде вместе – он ходит в садик на несколько часов, а затем – реабилитационный центр, где с ним занимаются специалисты. Старшая дочка учится в школе. Она у меня большая умница. Вкладываю в дочку много сил, – признаётся Марина, – понимаю, что в дальнейшем уход за братом ляжет и на её плечи.

По словам Марины, из‑за того что она «привязана» к младшему ребёнку, возможности работать в Котласе у неё нет. Живёт семья на пенсию по инвалидности, на материнское пособие по уходу и алименты, которые выплачивает бывший муж.

— Он работает на государственном предприятии, поэтому алименты высчитываются автоматически, – поясняет Марина. – Мы снимаем жильё за 12 тысяч рублей, много средств уходит на лекарства для сына. Вот, например, одна коробка препаратов, которые выписал доктор, стоит 800 рублей. Хватает её на неделю… Конечно, денег остаётся катастрофически мало. Я стараюсь держаться, чтобы дети меньше переживали. Но нам, – вздыхает, – очень тяжело.

Говорит, что, когда бежала в Котлас, надеялась, что решить вопрос с мурманской квартирой можно будет на расстоянии. Но всё оказалось сложнее.

— Перед Новым годом я обратилась за помощью к региональной уполномоченной по правам детей Ольге Смирновой. Она приезжала к нам в Котлас. Ольга Леонидовна выслушала меня и пообещала связаться с детским уполномоченным из Мурманска. Предложила и мне самой написать ему письмо. Я написала… А вскоре мне позвонили из Мурманска и сказали, что уполномоченный, если потребуется, готов выйти в суд в интересах детей, но напомнили, что «защитой прав детей должны в первую очередь заниматься их родители».

Марина согласна, что родители должны. Говорит, что никогда и не отказывалась защищать своих детей: «Да я жизнь готова за них отдать». Но признаётся, что в юридических вопросах ей катастрофически не хватает знаний.

— Понимаете, я одна… У меня на руках ребёнок с инвалидностью. Я ничего не понимаю в этих документах. Мне нужен хороший адвокат, который поддержит и поможет. Готова ездить с ним на суды в Мурманск, но ехать туда одна я физически боюсь, – говорит Марина.

По её словам, угрозы от бывшего мужа – одна из причин, по которой она просила не указывать в газете её настоящие имя и фамилию.

— Я заблокировала бывшего мужа, но звонки от него всё равно поступают, – признаётся Марина. – И каждый раз я вздрагиваю, возвращаюсь опять в этот кошмар.

В Котласе семью переселенцев с особым ребёнком поддержали мамы таких же особых детей – объединение родителей существует в городе уже много лет. Чужую беду здесь воспринимают сердцем. Вот и Марину с детьми не просто поддержали, а взяли под своё крыло. Помогают вещами, продуктами. И самое главное – не дают упасть духом.

Но всё это время «беженцы» живут на мешках и коробках, так как, по признанию Марины, в глубине души до сих пор сидит страх, что им опять придётся куда‑нибудь бежать…

Если вы готовы помочь семье Марины, связаться с ней можно через группу «Особый ребёнок» в ВК.

Наталья ПАРАХНЕВИЧ

Галина Шиндак, руководитель приюта «Мамина пристань», Архангельск

Мы готовы приютить у себя любую маму с детьми, которая попала в тяжёлую жизненную ситуацию. Наш приют для этого и создавался, чтобы семья из любой точки Архангельской области могла получить помощь: вещевую, продовольственную. И самое главное – крышу над головой. Но эта крыша – мера временная. На период, пока мама будет предпринимать максимальные усилия, чтобы изменить ситуацию: найти другое более подходящее жильё, найти работу. Со своей стороны, мы готовы сопровождать маму совместно с другими службами города в решении её проблем, подсказывать пути их разрешения. Номер «Маминой пристани» для связи по WhatsApp, Viber, Telegram и для смс 8‑902‑286‑44‑70.

Ольга Смирнова, уполномоченный по правам ребёнка в Архангельской области

Поскольку спорное жилое помещение находится на территории Мурманска, то я обратилась к уполномоченному по правам ребёнка Мурманской области. Мы договорились координировать свои действия. Мурманский коллега заверил, что если мама детей обратится с иском в суд, то они готовы поддержать в суде в интересах детей. Со стороны администрации Котласа семье предложена юридическая поддержка. К сожалению, пока не удалось решить вопрос о предоставлении временного жилья, чтобы как‑то уменьшить размер арендной платы за квартиру, которую семья вынуждена сейчас снимать – свободного жилья в Котласе просто нет. Но вопрос остаётся на контроле. Я планирую ехать в Котлас на следующей неделе и готова вновь встретиться с этой семьёй, проконсультировать маму и оказать необходимую поддержку.

Общество

18 апреля

Отделе­ние пен­си­он­ного фонда в Архан­гель­ской области – о новом поряд­ке социаль­ной доплаты

18 апреля

Пере­движ­ная выставка воен­ной тех­ники «Сир­ий­ский пере­лом» доб­ралась до Архан­гель­ска

18 апреля

В Крас­ноб­ор­ске наб­люда­ет­ся сред­ний ледоход

18 апреля

В Архан­гель­ской области закрыто 115 ледо­вых пере­прав: 98 транс­пор­тных и 17 пеше­ход­ных

17 апреля

«Буде­те бла­го­ус­траи­вать дворы за свой счёт»

16 апреля

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 17 апреля

15 апреля

В Архан­гель­ске начал­ся приём заяв­ле­ний на получе­ние сер­тифи­ка­тов на отдых детей

15 апреля

В Архан­гель­ске гото­вит­ся акция «Спа­сибо за Победу»

15 апреля

Между Архан­гель­ском и Кегост­ро­вом нача­ли ходить буксиры

15 апреля

В Архан­гель­ске закрыли пере­праву на Кегостров

13 апреля

В област­ной дет­ской боль­нице закрылось отделе­ние реани­ма­ции ново­рож­денных

13 апреля

Итоги неде­ли. Архан­гель­ская область с 6 по 13 апреля

13 апреля

В Архан­гель­ске общест­вен­ная комис­сия нашла место для меж­муни­ципаль­ного мусор­ного объекта

12 апреля

«Это мой билет в рай»

12 апреля

В Архан­гель­ске закрыли пере­праву Бре­вен­ник – Хабарка

Похожие материалы