Врач северодвинской скорой:
«Наш образ жизни – это бесконечная череда вызовов»

12 декабря 2017 8:22 Из газеты
Елена Павлова
Елена Павлова

О нападениях на персонал скорой помощи, о том, чем экстренные вызовы отличаются от неотложных, и кому звонить, если разболелась голова, мы поговорили с главным врачом Северодвинской станции скорой медицинской помощи Еленой Павловой.

Тысяча звонков в сутки

– Елена Александровна, сегодня многие говорят о грядущих изменениях, которые связаны с работой системы скорой медицинской помощи. Например, о том, что служба должна будет приезжать на вызов в течение десяти минут.

— Всё это пока на уровне разговоров. У нас есть порядок оказания скорой медицинской помощи, который прописан в 388 приказе Минздрава Российской Федерации.

– Ходит много споров о том, как быстро должна приезжать скорая…

— Споров этих быть не должно. Есть чёткое понимание, какие вызовы в какой промежуток времени обслуживаются. Они делятся на экстренные и неотложные. В течение 20 минут скорая обязана прибыть на место, если случилось что‑то серьёзное – ДТП, катастрофа, инфаркты, инсульты, другая угроза жизни, если пострадал ребёнок. А вот если у больного повысилось давление, болит зуб или что‑то, что напрямую не угрожает жизни, то вызов обслуживается в течение двух часов. Но скажу на примере Северодвинска, что мы работаем оперативно. Город небольшой, доехать на срочные вызовы мы успеваем менее чем за 20 минут.

– А как человеку понять, что нужно подождать?

— У нас есть специалисты, которые поговорят с больным и объяснят, как ему поступить. Не стоит забывать, что кроме скорой помощи есть ещё отделения или кабинеты неотложной медицинской помощи в поликлиниках города. О них почему‑то никто не знает.

– Сколько вызовов ваша скорая принимает в день?

— Мы обслуживаем 200–220 вызовов в сутки. Звонков же поступает около тысячи. У нас работают три диспетчера, они не только принимают вызовы и отправляют бригады. Часто им приходится отвечать на различные вопросы – какое время суток, как вызвать врача из поликлиники, как работает стоматология, травмпункт. На диспетчере лежит огромная ответственность, он должен сориентироваться в кратчайшие сроки, принять решение – экстренный или неотложный вызов, быть стрессоустойчивым.

– Срочные вызовы связаны с понятием «угроза жизни». Но эту угрозу каждый понимает по‑своему.

— К сожалению, это так. Иногда поступает вызов, когда звонят и сообщают о том, что человек умирает, скорая прибывает на место, а оказывается, что у обратившегося просто небольшая температура. Бывает наоборот – человек жалуется на резкую головную боль, бригада приезжает – а там нарушение мозгового кровообращения. Здесь важна работа не только диспетчера, но врача или фельдшера, их быстрая оценка ситуации.

– Наша модель оказания скорой помощи заметно отличается от западной…

— У нас скорая едет к пациенту и должна сразу его лечить. На Западе по‑другому – пациент сам обращается в клинику, где ему оказывают помощь. И, думаю, иностранцам трудно представить, что врач поедет на дом, чтобы измерить температуру. Не стоит забывать, что у нас скорая помощь – доступная и бесплатная служба, которая при необходимости снимет все показания – ЭКГ, сахар крови, температуру, давление. И уколы сделают, ещё и объяснят как лечиться. Люди привыкли к такой системе.

Как в армии

– Ощущается ли на вашей службе кадровая проблема?

— Укомплектованность средним медперсоналом у нас стопроцентная, а вот с врачами есть некоторая проблема, но она системная – наблюдается по всей России. Сегодня специалисты не спешат идти работать на скорую, в том числе из‑за того, что страшно.

– Почему страшно?

— Мы такая «полувоенная» организация, которая действует по системе: «получил вызов, получил приказ, поехал, обслужил». Тут необходимы определённый склад мышления, хорошие знания, правильность и быстрота принимаемого решения. Сегодня в России изменилась система пополнения врачебных кадров. Если раньше фельдшер шёл работать на скорую и параллельно получал высшее образование, то сегодня такого нет. Как и нет распределения после окончания вуза.

– А коснулись ли вас изменения в системе послевузовской подготовки?

— Да, сегодня, чтобы стать врачом скорой помощи, недостаточно пройти год интернатуры, а необходимо два года ординатуры. Студент отучится в вузе, а потом выбирает специализацию. Все хотят получить образование и сразу много зарабатывать. Поэтому идут, например, в косметологи. Считаю, обучать на бюджетных местах необходимо по стопроцентному целевому направлению.

– Какое вы видите решение у этой проблемы?

— Нужно вернуться к старой системе распределения, когда студент должен отработать в медицинском учреждении. Да, мы не можем привязать и обязать идти к нам. Хотя сейчас платно обучаем нескольких студентов, надеемся, что они будут работать на скорой. Но проблема с кадрами возникла серьёзная и комплексная. Без помощи государства её не решить.

«Утративший способность к передвижению»

– Сегодня много говорят о том, что увеличилось количество нападений на врачей скорой помощи. Это так?

— Действительно, раньше было трудно себе представить, что кто‑то может напасть на врача. А сегодня нападают не только на врачей скорой, но и на медперсонал в больницах. Одна из причин – это то, что в своё время были ликвидированы вытрезвители. Теперь все приёмные покои заполнены людьми в алкогольном опьянении. И мы в скорой оказались заложниками такой ситуации, когда приходится транспортировать абсолютно здорового, но пьяного гражданина с формулировкой «утративший способность к передвижению» в приёмный покой.

Что же касается нападений, то тенденция пугающая. За последнее время уже шесть случаев, когда нетрезвые нападали на бригады скорой. Из громких случаев в нашей практике прошлых лет: на доктора бросился пациент со словами «Я – Тайсон» и откусил ему пол-уха. Нападавшему дали 240 часов отработки. Был случай, когда женщина вызвала скорую на дачный участок. Бригада приехала на место, их попросили зайти в комнату. В этот момент мужчина приставил к одному из врачей нож. Напавшего удалось убедить, что сотрудники уже вызвали полицию, и врачи успели выбежать. К сожалению, на него даже не завели уголовное дело. Посчитали, что угрозы жизни медикам не было.

Мы все случаи нападения на скорую фиксируем, сотрудники всегда пишут заявление в полицию. Но чаще всего нарушителю грозит лишь административная ответственность, приходит участковый и «делает внушение» или берёт объяснительную.

Врачи тоже люди, но – уникальные

– В СМИ много говорят о том, что нужно вводить ответственность за нападение на врачей. Вы ждёте такой закон?

— Госдума неоднократно рассматривала разные варианты для введения ответственности для тех, кто препятствует работе скорой и угрожает жизни врачей. Огромную роль в совершенствовании закона внёс общественный деятель, специалист в практической медицине Леонид Рошаль. Но закона пока нет. И мы его очень ждём.

– А как быть с критикой, которая в последнее время обрушилась на скорую?

— Мы всю жизнь думали, если мы хорошо работаем, то это норма, об этом не надо громко кричать, об этом не нужно писать. Но сегодня мы попали в такую ситуацию, когда на нас валится сплошной негатив. Часто безосновательный. Бывают случаи, когда есть проблемы и с нашей стороны. Но они тщательно разбираются, анализируются, делаются выводы.

– В чём вы лично видите преимущество вашей профессии?

— У нас работают уникальные люди. К нам или приходят навсегда, или сразу же уходят. Наш образ жизни – это бесконечная череда вызовов…

Татьяна ВЕРШИНИНА/ Фото автора

Последние новости

22 апреля Происшествия

В Лен­ском райо­не уто­нули двое детей, про­вал­ив­шись под лед

21 апреля Общество

Итоги неде­ли. Архан­гель­ская область с 14 по 21 апреля

20 апреля ЛеспромВ этом году в «Веселых стартах», финансируемых через БФ «Илим-Гарант», приняли участие 67 коряжемских семей

Груп­па «Илим» в пер­вом квар­тале 2018 года нап­рави­ла 14 мил­ли­онов руб­лей на социаль­ные проекты

20 апреля КультураТема «Библионочи» в 2018 году — «Магия книги»

Пой­дёмте с нами! Чем занять­ся в выход­ные в Архан­гель­ске

20 апреля Происшествия

В Архан­гель­ске задер­жан замначаль­ника областно­го управле­ния эко­но­ми­чес­кой безо­пас­ности и про­тиво­дейс­твия коррупции

20 апреля Из жизни

Ледо­вые пере­правы в Архан­гель­ске будут закрывать «по погоде»

20 апреля Леспром

Сог­лаше­ние об уста­нов­ле­нии гра­ниц Двин­ско-Пи­нежско­го заказ­ника: рабо­та по поис­ку комп­ро­мис­сных реше­ний про­дол­жится

20 апреля Из жизни

В Архан­гель­ске суд оштра­фо­вал, но не закрыл кафе-бар «База тор­педных катеров»

20 апреля Экономика

Архан­гель­ская область вышла на пер­вое место в Рос­сии по тем­пам роста мик­роз­ай­мов

20 апреля Экономика

В Поморье зарабо­та­ет новая сис­тема обраще­ния с отходами

20 апреля Экономика

Палоч­ки для моро­жено­го и при­дор­ож­ный сервис

20 апреля Из жизниФото автора.

С небес – на Архан­гель­скую землю

20 апреля Общество

Архан­гельск занима­ет третье место в голо­сова­нии на получе­ние бес­платных деревьев

20 апреля Из жизни

Ледо­колы 23 апреля нач­нут рабо­ту по спус­ку льда в аквато­рии Архан­гель­ска

20 апреля Закон

Архан­гель­скую область посети­ли предс­та­ви­те­ли служ­бы исполне­ния нака­за­ний Норвегии

20 апреля Из жизни

Сбор­ник «Рус­ская Аркти­ка»: забытые иссле­до­ва­ния

20 апреля Экономика

В Архан­гель­ске под­писа­но сог­лаше­ние об уста­нов­ле­нии гра­ниц Двин­ско-Пи­нежско­го заказника

20 апреля Закон

В Вель­ском райо­не быв­ший дирек­тор под­раз­деле­ния взыс­кал с голов­ного пред­при­ятия более мил­ли­она рублей

20 апреля Общество

Лечить лёг­кие – дело нелёгкое

19 апреля Политика

Губер­на­тор Игорь Орлов пооб­щался с жите­лями Кот­ласа и Кот­ласско­го района

19 апреля КультураКлавдия Хорошавина и Владимир Личутин. Фото Петра Чечеля.

У каж­дого есть свой «сон золотой»

19 апреля Закон

В Севе­род­винс­кой гим­на­зии №14 при про­вер­ке не ока­залось огнету­ши­те­лей

19 апреля Происшествия

В Архан­гель­ской области осуж­дённый руко­во­дил рабо­той нар­коди­ле­ров из колонии

Похожие материалы