ВОЗ официально признала зависимость от компьютерных игр болезнью

14 сентября 9:13 Здоровье Из газеты
PressFoto (c)
PressFoto (c)

Заболевание включили в проект одиннадцатого издания Международной классификации болезней (МКБ-11). Работа над документом велась больше десяти лет.

Классификация болезней – это то, чем руководствуются все медики мира при постановке диагноза. И врач в Архангельске или в Нью-Йорке, изучив документ, может сразу понять о чём, собственно, идёт речь – разночтений не возникнет. 

Но если компьютерная зависимость все эти годы не была признана болезнью, то получается, что её и не лечили?

— Напрямую – нет, не лечили. Речь шла лишь о психологической помощи, – говорит Елена Растегаева, медицинский психолог, заведующая отделом профилактики Архангельского психоневрологического диспансера. – Компьютерная зависимость широкое распространение получила с середины 2000‑х годов с развитием технических средств. Проблему исследовали и признали расстройством влечений.

Любая зависимость опасна тем, что происходит потеря свободы и контроля над собственной жизнью. Но если с химической зависимостью всё понятно – употребление алкоголя, табака, наркотиков осуждается в обществе, то с нехимической зависимостью, а в эту группу и входят игромания, компьютерная зависимость, пищевая зависимость, шопоголизм, трудоголизм – всё сложнее. Некоторые из этих зависимостей даже поощряются обществом. Например, трудоголизм: «Молодец, полностью отдаётся работе!»

– А человек, между тем, болен?

— Контроль над своей жизнью потерян точно. А это – путь к нервному и эмоциональному истощению. Построив схему любой зависимости, мы можем увидеть несколько главных компонентов – биологический, психологический, социальный и духовный. И все важны. Биологический – наше тело, как фабрика по выработке гормонов, которые отвечают за самочувствие, умение контактировать с миром, сопротивляться стрессам. Это такие гормоны счастья, которых, к сожалению, хватает не всегда.

И вот мы проснулись утром, а настроение уже плохое… И хочется как‑то ситуацию изменить. Как? Выбор пути у каждого свой. Духовный компонент зависимости – это и есть вопрос отношения к себе, как к ценности. Что я выбираю для повышения уровня собственного внутреннего комфорта? Кусок торта, встречи с друзьями, физические нагрузки или сидение у компьютера?

Другой компонент зависимости – психологический. Нам скучно, мы не можем или не умеем переключиться на позитивный лад – погружение в зависимость происходит стремительно.

К социальному компоненту развития зависимости особенно чувствительны подростки. Яркое проявление – переживание по поводу лайков в социальных сетях, постоянная потребность в социальных «поглаживаниях», подтверждении собственной социальной значимости в глазах сверстников.

Чтобы мы не впали в зависимость, необходимо, чтобы все четыре компонента были сбалансированы. Может потребоваться как медикаментозная терапия, так и работа психолога. И, конечно, наше личное желание изменить ситуацию.

– Но проблема, наверное, в том, что с личным желанием как раз и сложнее всего. Осознания проблемы нет. Многие ли, например, обращаются к вам как к психологу с запросом: «Помогите избавиться от компьютерной зависимости»?

— Чтобы пришли и с порога сказали: «У меня компьютерная зависимость» – такого, действительно, не было. Но тема компьютерной зависимости часто всплывает как следствие. Родители приводят подростка: «Он курит, плохо стал учиться, а ещё я не могу оттащить его от компьютера». Сложность в том, что одна зависимость может трансформироваться в другую.

– То есть такой «закон сохранения» зависимости – от одной избавились, а другую приобрели?

— Да. Критичность по поводу собственных ожиданий тоже часто отсутствует. Например, в кабинет отказа от курения приходит пациентка: «Помогите бросить курить – это моя главная проблема». Начинаем разбираться: «А ещё я потеряла работу, ушёл любимый…»

– И курение – это верхушка проблемы.

— Да. Но человек‑то ждёт: я изменюсь – мир изменится. А это не так. Принц на белом коне, если отказаться от курения, не приедет сразу. Преодоление зависимости – не сделка. Это долгая работа на себя – повышение собственного уважения, умения распознавать свои эмоции и управлять ими.

Зависимость – болезнь без возраста. Избавиться, если она уже развилась, сложно всем. Но для детей, безусловно, важен пример родителей. К сожалению, многие часто не осознают этого. Искренне полагают, что использование модных гаджетов, социальных сетей – неизбежный элемент социализации ребёнка и его успешной учёбы. Мол, странички в социальных сетях есть теперь даже у первоклашек. Двухлетнему малышу мама суёт планшет: «Не плачь!» И бабушки восхищаются: «Какой умненький! Понимает, на какую кнопку нажимать!»

– Польза сомнительная?

— Пользы здесь нет вообще. Есть эволюционный порядок развития ребёнка, согласно которому от года до шести лет он должен развивать моторику, за которой постепенно пойдёт развитие речи, а речь повлечёт развитие познавательной сферы. Природой заложено, что определённые зоны мозга, которые отвечают за речь, логическое мышление, память, начинают активно развиваться через двигательные навыки. Чтобы улучшилась речь, память, логическое мышление – ребёнку необходимо бегать, прыгать, лазить. А мы пытаемся его удержать на месте, даём в руки смартфон. И запускаем механизм развития зависимости.

– Тогда с какого возраста, с точки зрения психолога, допустимо использование компьютера?

— Лет с шести-семи, но время использования – минут тридцать. Для десятилетнего ребёнка – час. Для подростка постарше – два часа. Это именно игры, мультики – получение удовольствия. Контроль со стороны родителей должен быть обязательным. Ребёнок должен подчиняться установленным правилам.

– А если не подчиняется? Если впадает в истерику?

— Бурная протестная реакция, особенно если она повторяется регулярно – сигнал, что имеется зависимость. Организм не получает свою «порцию» удовольствия – начинается «ломка»: депрессия, раздражительность, агрессия или, наоборот, апатия: «Нечем себя занять».

– Идти с ребёнком к психологу?

— К медицинскому психологу с медицинским образованием. Педагог больше ориентирован на норму поведения, в крайнем случае – на пограничное её состояние. Медицинский психолог работает с патологией. А мы уже говорим о патологии влечения. Но надо понимать, что не бывает так: щёлкнул пальцами – избавили ребёнка от зависимости. Предстоит работа со всей семьёй.

Зависимость не возникает на пустом месте. Согласно исследованиям, многие аддикции начинаются, когда ребёнок не успешен – ни в школе, ни дома. Самооценка падает, настойчивость, самореализация, стремление к достижению целей движутся к нулю. Для развития зависимости имеют значение некоторые черты личности ребёнка, например, неуверенность, застенчивость, трудности в общении со сверстниками. Важны и взаимоотношения в семье, стиль общения. Авторитарный стиль родительского общения: «Как я сказал, так и будет», стиль гиперопеки: «Я сама за тебя всё сделаю» или стиль попустительства: «Мне некогда, не сейчас…» – это всё дорога не к ребёнку, а от него.

Постепенно подросток начинает избегать общения, отдаляется. Ищет свою зону комфорта, которая может оказаться и за рамками реального мира. Там ему хорошо, там он успешен. Поэтому первый шаг – найти причину. А затем уже вместе искать пути выхода.

– Но избавиться от зависимости можно?

— Для этого нужна мотивация и осознание того, что у меня есть проблема. Проблемы легче избежать, изначально воспитывая культуру общения с техническими средствами, осуществляя родительский контроль. Для этого достаточно знать угрозы, правила пользования, систему контроля за временем нахождения в интернете. Ребёнку всё это нужно объяснить, возможно, и не раз. Если это войдёт в систему воспитания, то проблема исчезнет сама собой.

Наталья ПАРАХНЕВИЧ

Общество

16 ноября

«Дос­то­яние Севе­ра»: неко­го наг­раждать?

16 ноября

Оно стреляет!

15 ноября

Татья­на Чер­ниг­ов­ская про­чита­ет в Архан­гель­ске откры­тые лек­ции о фено­мене соз­на­ния, мозге и музыке

15 ноября

В кон­курсе «Помор­ский папа» при­мут учас­тие более 60 семей

15 ноября

Умный ост­ров Кего

14 ноября

Архан­гель­ских школь­ни­ков приг­лаша­ют выбрать «Про­фес­си­ональ­ную траек­то­рию»

14 ноября

Выплату моло­дым мате­рям Архан­гель­ской области про­длили до 2021 года

14 ноября

Областные депу­таты при­няли закон­оп­ро­ект, запреща­ющий про­дажу элект­ро­нных сига­рет несо­вер­шенно­лет­ним

14 ноября

«Нет тало­нов к док­тору? Это не про­блема пациента»

14 ноября

Архан­гело­гор­од­цы органи­зо­ва­ли пети­цию, чтобы сох­ранить ста­рин­ную брус­чатку в Пет­ровс­ком сквере

14 ноября

О кот­ей­ках, хол­щовых сум­ках и доб­ром деле

13 ноября

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 14 ноября

13 ноября

Пен­си­он­ный фонд сок­ра­тил срок оформ­ле­ния сер­тифи­ката на мате­рин­ский капитал

13 ноября

За пере­име­но­ва­ние аэро­пор­та «Архан­гельск» про­голо­со­ва­ло 20 тысяч жите­лей области

13 ноября

Жите­лей Архан­гель­ской области приг­лаша­ют про­верить свои зна­ния по исто­рии страны

Похожие материалы

16 ноября Общество

«Дос­то­яние Севе­ра»: неко­го наг­раждать?

15 ноября Общество

Умный ост­ров Кего

14 ноября Общество

«Нет тало­нов к док­тору? Это не про­блема пациента»

14 ноября Общество

О кот­ей­ках, хол­щовых сум­ках и доб­ром деле

13 ноября Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 14 ноября

13 ноября Общество

«Мы бла­год­ар­нос­тей не ждём»

10 ноября Общество

«Спе­шить кате­гори­чес­ки нельзя»

9 ноября Общество

«Вни­ма­ние! Бабуш­ка из Мызы вышла на связь…»

8 ноября Общество

В Архан­гель­ске полуфи­нал­ис­ты кон­курса «Умник» предс­та­вили свои раз­раб­от­ки

8 ноября Общество

Конош­ский район, Кли­мов­ская шко­ла: дирек­тор возв­ра­ща­ет­ся

7 ноября Общество

«Он тихий такой… Увлека­ет­ся толь­ко интерне­том»

31 октября Общество

Как север­ной бабуш­ке пред­ложи­ли пере­нес­ти мед­карту в облако